В политике есть непреложное правило: официальную позицию государства высказывают госструктуры и их представители: главы государств и правительств, министры, пресс-секретари, дипломаты…Но точно так же существуют и способы озвучивания по «полуофициальным» каналам тех позиций, которые выразить официально несколько не с руки. В СССР такая миссия чаще всего поручалась газете «Правда». А в «революционной» Армении одним из неофициальных «рупоров» Пашиняна считается Телеграм-канал «Баграмяна, 26». Который несколько дней назад опубликовал текст под показательным заголовком: ««Газпром» как бенефициар армяно-азербайджанского конфликта». Порассуждав о том, что такой-сякой «Азербайджан по-тихому выдавливает Россию с турецкого рынка», к тому же «в перспективе через Каспий и Баку должен пойти казахский и туркменский газ, причем не только на Турцию, но и дальше в Европу», осторожно намекает: «Резкое и крайне негативное изменение ситуации с экспортом «Газпрома» через Турцию потребовало решительных действий российского руководства. Неожиданно в Азербайджане, в Товузском район, где огибая с севера Армению (и далее через территорию Грузии) проходят газовый и нефтепроводы, вспыхнул армяно-азербайджанский конфликт с применением тяжелого вооружения». И вообще, «никто же не думал, что Владимир Владимирович молча согласится с потерями от газового экспорта в десятки миллиардов долларов?»

Конечно, махать кулаками после драки — занятие не самое благородное. Бряцать языком после «отлупа» — тем более. А здесь Армения получила не только «силовой», но и «дипломатический отлуп» — вопреки надеждам и слезным истерикам Иревана, ОДКБ за Армению так и не вступился. Но все же неофициальные откровения на газовую тему во всех смыслах с Баграмяна, 26 вряд ли получится полностью проигнорировать. О возможном «трубопроводном подтексте» боев на Товузском направлении говорили с самого начала. Но иреванский пашиняновский «неофициальный рупор» прямо выводит эти спекуляции на Владимира Путина. И еще грозит от его имени Азербайджану этакой «газовой дубиной». Так что теперь волей-неволей возникают вопросы: а что это вообще было? В Иреване блефуют? Или здесь раскрыли карты? Действовала ли Армения, пытаясь силой разорвать азербайджанские железные дороги и трубопроводы, на свой страх и риск? Или же тут имела место «отмашка»? После откровений «ближнего круга» Пашиняна, уже на другом уровне убедительности звучат предположения, что в чьих-то головах и даже кабинетных сейфах действительно существовали планы в стиле «доблестные армянские «зинворы» переходят в наступление, занимают стратегические высоты, «разрывают» газопровод, который российские СМИ называли «шампуром в спину» России, магистраль Баку-Тбилиси-Карс, о которой сообщали под заголовками «по железной дороге обошли Россию», потом Москва вмешивается, устанавливает прекращение огня, но уже при другом территориальном раскладе». Только вот события, как и в апреле 2016 года, пошли по схеме «форпост начинает и проигрывает». Азербайджанская армия спутала карты, продемонстрировав и героизм, и слаженность, и выучку. Занять высоты Армении не удается. Пашиняну приходится бежать за помощью в ОДКБ, что уже ставило Россию в двусмысленное положение: как быть? Отойти в сторону и наблюдать, как азербайджанская артиллерия утюжит боевые позиции любимого форпоста? Броситься всей мощью на его  спасение? И тем самым окончательно потерять позиции и в Баку, и в Анкаре? И еще огрести полную порцию политических «неприятностей» на европейском направлении?

А теперь словесные маневры команды Пашиняна последовали в весьма неудобный момент для России.

Напомним: накануне президент РФ Владимир Путин провел совещание с постоянными членами Совета безопасности России, где вновь обсуждалась ситуация на границе Азербайджана и Армении, причем, как отметил глава РФ, «для нас это очень чувствительно — ситуация на армяно-азербайджанской границе». Будем реалистами: недопуск армянских абрикосов в «Фуд-сити» и несколько стычек на улицах Москвы, которые старательно гасили с трех сторон — далеко не самые серьезные проблемы.

Вспышка боев в Товузе была короткой, «локальной», она как бы не привела к масштабным территориальным «сдвигам». Но зато не на шутку сместила политические «точки равновесия». Прежде всего, реакция на бои в Товузе обозначила новый политический расклад вокруг Южного Кавказа, точнее, вокруг Азербайджана. С самого начала на стороне Баку выступила Анкара, причем с небывалой прежде «конкретикой» и на беспрецедентно высоком уровне. Свое заявление озвучил представитель НАТО по Южному Кавказу Аппатурай. Замминистра иностранных дел России Андрей Руденко обсуждал ситуацию на границе Армении и Азербайджана со спецпредставителем Евросоюза по Южному Кавказу Тойво Клааром, причем разговор состоялся по инициативе Брюсселя. Каждый такой «сигнал» по отдельности и все вместе взятое — верные признаки, что прежней монополии на влияние в регионе у РФ уже нет. Более того, переговоры с Тойво Клааром получают понятное прочтение на фоне того, что с самого начала боевых действий в Товузе в политическом и экспертном сообществе заговорили о «трубопроводном подтексте». Причем в Баку его наличие озвучивали на беспрецедентно высоком уровне, обозначая весьма неприятный вопрос: можно ли считать случайным, что бои в Товузе вспыхнули за три месяца до ввода в строй Южного газового коридора? И если теперь эти предположения по сути подтверждают своими намеками осведомленные источники в Иреване — тут уже объясняться, пусть и по неофициальным каналам, должна Россия. Иреванские откровения «замарали» Кремль слишком сильно, чтобы теперь там могли позволить себе «отмолчаться».

И да, до тех пор, пока в регионе сохраняется оккупация Арменией азербайджанских территорий, а во главе этой страны оказываются то военные преступники из «карабахского» клана, то малоадекватные персонажи вроде «шашлычного предводителя» Никола Пашиняна, такие риски для Кремля будут возникать постоянно. И если в Кремле хотят эти риски не просто «отодвинуть», а всерьез и надолго обнулить, то России пора переходить к реальным мерам давления на Иреван. Или хотя бы направить Армении четкий месседж, что оккупированные земли Азербайджана находятся вне зоны ответственности ОДКБ и российско-армянских «оборонных» договоренностей, а Москва, невзирая ни на какие «трубопроводные» или «железнодорожные» соображения, не станет поощрять агрессию и оккупацию.

Другой вопрос, хватит ли на это политической воли и мудрости.

Нурани, политический обозреватель

Minval.az