В раздираемой внутриполитическими склоками Армении наконец-то появилась надежда на снятие напряженности с разрушительных отношений политических антагонистов. Подмога пришла, откуда не ждали.

Внешний фактор, под которым имеется в виду высказывания президента Ильхама Алиева относительно исторических оценок и сегодняшних процессов, возродил веру в консенсус в свете разборок непримиримых, что заняли центральную сцену.

Кстати, понятие сцена наиболее точно отображает сущность наблюдаемых процессов. На поверку армянская политика — это чистой воды театр абсурда, где профессионализм скатился до уровня провинциальной самодеятельности.

Но какие императивы президента Алиева сыграли роль катализатора, чтобы звезды сцены перевели дух и смогли бы найти точки соприкосновения?

Глава Азербайджана в ходе поездки на запад республики озвучил диагнозы армянских политических болезней. Здесь нет никакого преувеличения. Недуги собрались в букет, и по каждому конкретному случаю Ильхам Алиев указал не только на острые симптомы и рецидивы, но и предложил пути для долгожданного оздоровления.

Согласятся с ними по ту сторону баррикад, или нет, не важно. Главное в том, что официальный Иреван, разделяющие его оккупационную позицию деятели и силы, обречены на выбор между поиском выхода из зажатости и политикой, обращенной в прошлое.

Прорезавшийся голос третьего президента Сержа Саргсяна, который  выступил в роли могильщика миротворческого дела, снова отличился  фальшивым исполнением. В условиях ненастья деградирующей страны ему надо растормошить малочисленных сторонников и оформить заявку на реанимацию.

Как у него это получится, другой вопрос. Но касательно озвучки контраргументов президенту Алиеву Серж Саркисян влез в пустое дело. Следуя традиции Роберта Кочаряна, который в невыгодных для себя переговорных условиях предпочитал ретироваться с поля туалетными путями, Саргсян практикует приемы цирка-шапито.

Помнится, как в Швейцарии в ходе очного поединка с Ильхамом Алиевым он утратил инициативу. Азербайджанский лидер не оставил ему ни малейшего шанса, отвергнув попытки засорить поле дискуссии чепухой об усилении мер доверия. Дело было после досточтимого апреля 2016 года, и Саргсян добивался принятия документа.

Смирившись с униженным положением, он на ходу переобулся, очутившись в кругу членов армянской общины Швейцарии, хотя впоследствии не выявилось ни одного вещественного свидетельства этой встречи.

Наспех разыгранный спектакль придумали члены его команды, чтобы после боя помахать кулаками и замазать саргсяновские провалы. Это было рассчитано на внутриармянскую аудиторию.

Глубоко въевшийся в сознание армянского экс-президента комплекс неполноценности до сих пор не дает ему покоя. Он ищет поводы, чтобы сквитаться с фаворитом диалога, но силы не равны. Даже если Кочарян, Саргсян и Пашинян объединятся против Алиева, результат окажется не в их пользу.

Кому-кому, а армянским лидерам хорошо известно, кто такой Алиев и какими личностными и лидерскими качествами он обладает. Благо очных встреч у президентов и Пашиняна с ним было не мало, и все они вкусили прелестей политических оплеух.

Когда неудачники вроде Саргсяна вопрошают, «до чего мы докатились?!» подвергая обструкции обоснованные мысли Ильхама Алиева, диву даешься. Спрашивается, а в чем не прав президент Азербайджана, когда квалифицирует прошлое, настоящее Армении, как  «историю позора»?!

Политика армян во все времена представала в виде симбиоза таких составляющих, как террор, зоологическая ненависть к тюркам, а также серийные унижения, что становились следствием военных и политических поражений. Коль Саргсян делает вид, что ему это невдомек, банально притворяется.

Разыгравшийся в Карабахе сепаратизм потому и был запущен, чтобы смыть вселенский позор и переформатировать серый собирательный образ на благородный. Не получилось, ибо отъявленные преступники, как Саргсян и его брашка, отличились в убийствах детей и женщин Ходжалы, посеяли ненависть между двумя народами, надеясь, что они более не помирятся.

Нездоровые и чудовищные намерения присущи людям с нарушенной  психикой и низкой культурой.

Просидев десять лет на посту главы чужого государства, Серж Саргсян тем и отличился, что проворовался, ввел в норму дикие казарменные порядки, а следом с видом морально опущенного ушел в политическое небытие.

Ввиду этого обстоятельства он сегодня и пытается совместить несовместимые вещи, вымещает зло, утверждая, будто Алиев и Пашинян придерживаются одних оценок и видений.

Экс-президент негодует в связи с уроками демократии от Ильхама Алиева. Чья бы корова мычала, а саргсяновской только нужно молчать.

Воровство, коррупция, беззаконие и насилие в отношении гражданского общества – это укоренившиеся традиции армянского общества, и для превращения уродливых социальных болезней в норму Саргсян немало потрудился.

В порыве словоблудия он утверждает, будто Ильхам Алиев «ненавидит   армянскую армию», мол, это следствие поражений азербайджанской военной дружины.

Долговые обязательства Саргсяна перед соплеменниками, а именно он довел дело до апрельской кампании и позорно провалился,  до сих пор не дают ему покоя. Он тщетно пытается себя обелить.

Если у Алиева и его сограждан и есть чувство ненависти, то его объектом являются армянские мракобесы и ястребы, для которых мир с азербайджанцами равносилен чудовищным проявлениям снов разума.

Циничным и отъявленным ханжой выглядит Серж Саргсян, когда клеймит Никола Пашиняна, который «на весь мир и во всеуслышание назвал своё государство «полностью провалившимся». Разве он не прав, и не Саргсян ли постарался, чтобы пустить страну под откос?!

Слово Алиева стало слышимо сегодня не только в регионе, но и в мире ввиду успешной позиции его страны. На фоне азербайджанского позитива четко просматриваются контуры бездарности и антинационального характера жизни в Армении.

Страна, проповедующая ненависть, человеконенавистничество, террор и фашизм, будет деградировать до тех пор, пока окончательно не сгинет. На словах Саргсян грезит, мол, в Армении к власти вернутся национальные и способные силы, которые вернут ей славу. Надо полагать, славу, которой никогда не было.

Экс-президент преуспел в демагогии, и свидетельством тому его неугасимая страсть к теме Карабаха. Он классический банкрот, ему нечем блистать, вот и обращается к излюбленной теме. Но о независимости Карабаха ему и остальным армянским политикам надо забыть. Чем быстрее найдут в себе силы это признать, тем будет лучше для них.

Посчитали своим долгом высказаться по заявлениям Ильхама Алиева и другие деятели Армении. Не замечая, точнее, замалчивая свои нерадостные будни, они в один голос говорят о «сложной ситуации в Азербайджане».

Набивший оскомину обвал цен на нефть они выдают за профилирующий тренд, который-де повышает риски для стабильности Баку.

Не в меру изобретательные горлопаны утверждают, дескать, ввиду растущих проблем президент Алиев искажает историю, подвергая сомнениям мысли об исторической принадлежности Иревана, других городов, сел, отошедших к Армении.

Герои второго ряда тоже считают долгом ставить президента Алиева и премьера Пашиняна в один ряд, мол их видения сходятся. На деле нет никакой связи между ними. Даже гипотетически.

Голоса из политической массовки утверждают, мол, не сегодня, завтра  Армения преодолеет трудности и встанет на путь развития и укрепления государственной солидарности. Свежо предание, да верится в него с трудом!

Внешний фактор вызвал всеармянский переполох, и может помочь в создании общенационального монолита. Однако новых побед у государства-агрессора больше не будет. Армяне всегда строят высокие здания на зыбкой почве.

Тофик Аббасов, аналитик

Minval.az