Настоящим бичом международной дипломатии продолжают оставаться фальшивые дискурсы, коими дипломаты пользуются ради усиления неопределенности. Разблокированию сложного положения, как правило, мешает предмета поиска в заложницу провокаций и уловок.

Коль в ход пускаются фальшивые приоритеты, договаривающиеся перестают слышать друг друга. Бывают и другие причины, вследствие которых затягивается процесс.

Иной раз к тщетности усилий приводит обыкновенная психопатическая тревожность. В науке такое явление характеризуется понятием фрустрация. Об этом пойдет речь чуть позже.

Это явление рельефно дает о себе знать в структуре армяно-азербайджанских переговорах о судьбе Нагорного Карабаха.

Сколько раз было, когда одни и те же принципы, конкретные элементы, пройдя через плотный пояс согласований, снова возвращались в повестку, как ожидающие обсуждения. Положение обязывает, чтобы стороны  смотрели вперед ради выхода из зажатости. Однако армянские дипломаты постоянно смотрят назад, видя в продвижении зло.

Для них истиной в последней инстанции остается давно отшумевшее, что отработано, и не представляет никакой ценности для будущего.

Поводом для дубляжа пройденных этапов является острое нежелание способствовать оздоровлению атмосферы переговоров. Армянская сторона постоянно рушит процесс, наивно полагая, что успешно маневрирует.

Экстремальная среда, вызванная разгулом коронавируса, не стала помехой для проведения нового раунда переговоров с участием министров иностранных дел.

Сам факт возобновления активности на фоне замедлившейся в мире политической жизни вселил надежду на достижение подвижек. В пользу нарождающейся благоприятной обстановки сыграло заявление министра иностранных дел России Сергея Лаврова, который высказался вполне определенно в отношении перспектив.

Он пояснил, что на столе переговоров документ, предполагающий поэтапное урегулирование конфликта.

Сделав акцент на четырех резолюциях Совета Безопасности ООН, которые еще в начале 90-х поставили ребром вопрос о выводе армянских военных с азербайджанских территорий, российский дипломат пояснил, что складывается благоприятная атмосфера для результативности.

Он напомнил, что в официальных документах СБ ООН, которые были приняты в разгар боевых действий, отображено требование прекращения силовых попыток с переходом к переговорам при условии, что территориальная целостность Азербайджанской Республики должна быть обеспечена.

Но официальный Ереван снова завел в тупик. «Для Армении неприемлемо решение карабахского вопроса, предполагающее территориальные уступки Азербайджану», — заявил глава армянского МИД Зограб Мнацаканян на пресс-конференции, комментируя слова российского коллеги.

Формальным поводом для алогичного заявления, как и в предыдущие разы, стало дежурное беспокойство за судьбу безопасности.

Дезавуировав подход главы российского внешнеполитического ведомства, Мнацаканян напомнил, будто территории вокруг Нагорного Карабаха являются «зоной безопасности и линией обороны».

Он заявил, дескать, «никто не может предположить, что это может быть пересмотрено и может быть поставлено под сомнение ввиду безопасности народа Карабаха».

Так, Ереван опять взялся за отжившее и не жизнеспособное, озвучивая бред о несуществующем армянском народе, надо полагать, под номером два.

Тут в самый раз вернуться к сути дефиниции фрустрация. Она обозначает психическое состояние, возникающее в результате ложных представлений, которые далеки от возможности удовлетворения.

Речь в данном случае о несоответствии желаний Еревана имеющимся возможностям. В Армении полагают, что, внося сумятицу в политический процесс и уводя внимание от главного, удается маневрировать с пользой для себя. Но не тут-то было.

Коль Мнацаканян глаголет о линии обороны, стало быть, из Еревана взгляд на действующее положение выглядит искаженно. Разумеется, выбран не тот угол зрения. Правительство Никола Пашиняна повторяет ошибочный подход своего  предшественника Сержа Саргсяна, того самого, которого несколькими днями ранее вызвали в парламентскую комиссию для объяснения причини провала военной кампании в апреле 2016 года.

Экс-глава пролепетал свое, следом заявив журналистам, будто армянская армия вышла победителем из серьезного экзамена. Насколько это звучит здраво и объективно, нет надобности пояснять. Но надо помнить главное.

Если бы не вмешательство России, той самой, которую сегодня армяне клеймят, как заклятого врага, азербайджанская армия дожала бы противника. Собственно, дошла бы и до Еревана. Такова мораль, что армянским политикам ничего не становится уроком.

Коль Мнацаканян фальшивит, сетуя на принцип самоопределения и видя в нем тыл обструкционизма, значит Ереван настроен усложнить и без того непростое положение. Скорее, Армения старается поменять коней на переправе. Отворачиваясь от России, она рассчитывает заручиться поддержкой Запада. Но это химера.

Ситуация тревожна не для Азербайджана, а для Армении, политики которой не осознают глубину пагубности собственного положения. Им невдомек, что пространство не терпит пустоты, а оккупированная зона, где живет кучка армян, давно превратилась в вакуумную среду.

Банально эксплуатируя принцип самоопределения и свободы волеизъявления, власть Пашиняна осознанно ведет дело к войне. Но на этот раз оккупантам не улыбнется счастье в виде вмешательства третьей силы.

Она, эта сила, называет вещи своими именами, напоминая изображающим из себя тупых, неосведомленных и страдающих беспамятством ереванских «стратегов» о мадридских принципах, казанском документе и прочих деталях. Они давно прошли этап дипломатической обкатки. Нет резона для возврата к ним, и это уже не намек, а сигнал.

Тофик Аббасов, аналитик

Minval.az