Убийство командующего силами специального назначения «Кудс» генерала Касема Сулеймани в ходе ракетной атаки в Ираке вооруженными силами США вызвало серьезную полемику в соцсетях. Как оказалось, среди азербайджанцев серединной позиции практически не было. Одни резко осуждали убийство Сулеймани, другие же призывали к патриотическим чувствам и тюркскому единству.

В ответ на осуждающие посты («Мы потеряли генерала, который боролся со злом во всем мире, воевал в самых горячих точках и всегда побеждал», «Не каждому суждено возвыситься до уровня шахида», «Если будет война, мы будем в первых рядах», «Касем Сулеймани отправил на тот свет более 650 американских солдат») последовали иные мнения. Среди них — «При оценке того или иного лица нужно руководствоваться позицией Азербайджанской Республики», «Решите, наконец, вы за Иран или тюркское единство», «Прежде чем плакать, поищите информацию в интернете о «Сепах» и действиях против тюрков и Азербайджана».

Как оказалось, в Азербайджане огромное количество людей симпатизируют Ирану и иранским лидерам, что вызывает гнев и возмущение у патриотов. Некоторых даже удивило подобное траурное настроение у религиозно настроенных азербайджанских граждан.

Некогда Иран называли «Японией Ближнего Востока»

Следует задаться вопросом: откуда такая любовь к генералу другой страны? Почему люди плачут по поводу убийства Сулеймани, а гибель азербайджанского пограничника Фарзали Фарзалиева, 7 января ставшего жертвой нарушения режима прекращения огня на армяно-азербайджанской границе, не вызывает подобных эмоций?

Для выяснения причин этого явления нужно углубиться в историю иранской революции 1979 года. Те события в Иране стали неожиданностью для всех. По всем тогдашним представлениям эту страну называли «Японией Ближнего Востока». Здесь была развитая экономика и наука, хорошая образовательная система. Было разрешено практически все: алкогольные напитки, бары и рестораны, развлекательные заведения, казино и проституция.

Казалось бы, иранцы довольны всем. Но…

Свадьба Европы и Ирана – дело трудное, почти невозможное

На самом деле это довольно поверхностное и примитивное представление о таинственной восточной ментальности. Восточный человек думает и живет другими представлениями о природе вещей. Любая угроза его образу жизни вызывает в нем естественный протест. Даже если он сам несет в себе угрозу этим представлениям.

К примеру, в 1964 году на экраны вышел иранский фильм «Европейская невеста», героем которого был Тормоз Гусейн. Фильм точно демонстрирует настроения того времени. Герой картины здоровяк Гусейн – простой таксист, он зарабатывает на жизнь честным трудом. В перерывах между делом совершает намаз, молится Всевышнему. И в него влюбляется девушка из Германии. Она ему тоже нравится. Он почти готов на ней жениться, но свадьба срывается. Он женится на иранской девушке из своего круга.

Смысл фильма прост: свадьба Европы и Ирана – дело трудное, почти невозможное. Гусейн открытым текстом заявляет: я человек честный, не богатый, но не позволю, чтобы мою жену трогали другие мужчины. Ведь танцы с другими мужчинами в представлении европейской женщины дело нормальное, но недопустимое — для восточного мужчины.

В фильме нет почти никаких религиозных элементов, все актеры носят современную одежду, есть сцены с алкоголем, но это не имеет никакого значения. Именно недовольные положением дел простые «гусейны» совершали революцию 1979 года. Религиозная часть того иранского общества была недовольна тем, что американцы внедряют в стране свой образ жизни, развлекаются с местными женщинами, ведут себя как хозяева земли.

Невозможно быть авторитетом даже внутри своей собственной семьи

Тот же восточный менталитет присутствует и в азербайджанском обществе. Страна стала независимой, интегрировалась в мировую систему взаимоотношений, но при этом получила целый пакет неприятных для восточного мышления «приложений», встроенный в общую систему. Этот образ жизни вызывает у многих людей такое же неприятие, как это было с Тормозом Гусейном.

Пошлое телевидение, развратные певицы, падение культурного уровня, эротика и порно через интернет, бары, рестораны, развлекательные центры, проститутки вызывают неприятие и гнев у значительной части общества. Порой выражение этого недовольства проявляется в бытовом семейном насилии. Эти люди видят, что идти им некуда, перед их глазами разыгрывается трагедия. Невозможно быть авторитетом даже внутри своей собственной семьи. Дети смотрят каких-то монстров на ютубе, при переключении на местные каналы — на экране появляются развратные певицы и ущербные ведущие с низким интеллектом. Тоска.

В городе превалирует чуждая символика, принадлежащая чуждым культурам. А тут еще и американцы убили на глазах всего мира мусульманина, защищавшего, по мнению верующих, интересы всех правоверных. Недовольная проникновением в жизнь Азербайджана Запада и западных представлений, эта часть общества вполне искренне печалится о гибели Сулеймани. «Мы будем мстить до Судного дня» — утверждают они в соцсети Facebook.

Возможно, на этот раз все обойдется. Войны можно будет избежать. Все же некий «план военных действий» уже зреет в головах обывателей, что может повлечь за собой тяжкие последствия. Недовольство людей нужно услышать и как-то разобраться с этими проблемами. Их не особо заметно, они выражаются в недовольном бурчании в соцсетях и на кухнях, но они вполне могут вырваться наружу в виде горячей лавы.

Исмаил Рафигоглу, «Спутник»

Minval.az