О том, к каким последствиям может привести разгорающийся на Ближнем Востоке американо-иранский конфликт, в эксклюзивном интервью «Минвалу» рассказывает известный российский журналист, политический обозреватель Максим Шевченко. 

– Вчера ночью Иран нанес ракетные удары по военным базам США в Ираке. Как вы видите эту обстановку? К чему эта ситуация приведет?

– Это война, и на ней стреляют. Американцы начали эту войну сами. Они ее разжигают и эскалируют. Это может привести к тяжелым последствиям для всего региона — для Ирана, для Израиля, в том числе для Азербайджана. Конечно же, Азербайджан вряд ли будет втянут в войну, как и другие страны региона, но то, что отразится – это точно.

Если начнутся удары по Ирану, то их могут нанести и по его северной части, по иранской акватории Каспия, где находятся нефте-газовые месторождения Ирана. Если будут бить по Тебризу, то Азербайджану придется принимать беженцев. Неужели Азербайджан откажется принимать своих братьев и сестер? Конечно же, нет.

Американцы принесут в эту древнюю цивилизацию персов и азербайджанцев разрушения и смерть. Я считаю, что современные США – это нацистская Германия XXI века. Они ведут себя как фашисты — одержимы фанатизмом, безумием, нарушают договоры и обязательства, которые брали на себя, ради милитаризма, гордыни и собственной власти. Как еще к этому можно относиться?

Не всем может нравиться теократическое устройство Ирана, но будем объективны. Возьмем, к примеру, Азербайджан.

Да, между странами не все просто, но президент Азербайджана едет в Тегеран, между Азербайджаном и ИРИ существуют адекватные дипломатические отношения, границы открыты, так что можно свободно поехать в Иран на машине. Да, Азербайджан показал, что он не хотел бы в своей стране видеть какой-то религиозной пропаганды, но и Иран все понял, и он не желает портить отношения с Азербайджаном.

Азербайджан — светская страна, а Иран теократическая, но реальных проблем нет. Страны договариваются по многим вопросам, в том числе по каспийскому бассейну, по другим моментам.

Президент Азербайджана встречался со всеми основными политиками Ирана. Но вот появляется государство, которое не разрешает кризисы…

Например, возник кризис в Ираке, кто-то что-то обстрелял, и США убивают высокопоставленного чиновника огромного суверенного государства, героя иранского народа. Они знали, кого убивают, и сделали это вполне сознательно, когда Касем Сулеймани прилетел туда на дипломатические переговоры по приглашению премьер-министра Ирака прямым рейсом из Дамаска. Багдадский аэропорт контролируется американцами, они там гарантируют безопасность.

У самого Сулеймани были активные контакты с американцами во время войны с ИГИЛ. И вот они его убивают. Как к этому можно относиться? Только как к безумию. Мир до сих пор гадает, так как никакого рационального объяснения с точки зрения региональной политики этому нет. Теперь уже известно, что Сулеймани был участником переговоров между Тегераном и Эр-Риядом и нес какое-то письмо с предложением урегулирования проблем с Саудовской Аравией.

То, что сделали американцы, это ад безумного терроризма. Мы имеем дело со страной, которая одержима своим военным превосходством над всем человечеством и, судя по всему, во главе этого государства стоят религиозные фанатики. Я не знаю, есть ли такие фанатики в Иране, но я имею огромный опыт общения с иранцами и не помню, чтобы они мне что-то проповедовали. Это очень деликатные люди, которые с большим уважением относятся к твоей вере. В США же совершенно иное. Там Джон Болтон —активный протестантский фанатик, который верит во второе пришествие и в то, что Израиль на Ближнем Востоке сыграет особую роль во время второго пришествия. Они живут по Библии, там миллионные  протестантские церкви. И где тут страна религиозных фанатиков? Страна, которая начинает политические действия исходя из  религиозной доктрины – это США, а не Иран. Тегеран защищает свои геополитические интересы в Ираке, Сирии, Ливане. Он внимательно следит за тем, что происходит на Южном Кавказе. А чем руководствуются США? Пусть они объяснят.

Они руководствуются своим представлением о мире, руководствуются религиозными критериями. Они и есть эти фанатики. Гитлер тоже руководствовался своими фантазиями, он тоже делил людей на «высшую» и «низшую» расы, говорил о том, что немецкая нация способна на большее и Германия должна быть лидером мира. Мы это слышим сейчас из Вашингтона. Мы не слышим из Ирана или какой-либо другой страны, что там живут избранные, которые имеют право владеть и управлять всем остальным человечеством. «Все остальное человечество» договаривается друг с другом, конфликтует, но использует дипломатические методы и старается избегать войны.

– Как, на ваш взгляд, Россия будет реагировать на это?

– Поездка Владимира Путина в такой обстановке в Сирию – это поддержка Ирану. Сегодня с участием президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана запущен «Турецкий поток». Все эти шаги показывают, что Москва будет усиливать свою роль на Ближнем Востоке. Эти дипломатические шаги Путина будут уменьшать пространство для маневра США. Это открытая демонстрация поддержи позиции Ирана и следования геополитическим интересам, это важный шаг Путина по укреплению своих позиций, тем более что по «Турецкому потоку» должен пойти, в том числе, и иранский газ.

– Парламент Ирака проголосовал за вывод войск США из страны. Тем не менее, Вашингтон заявил о том, что он не намерен выходить из этой страны. Можно ли ожидать столкновения интересов Ирана с США? 

– Такого противника, как Иран, американцы не имели со времен вьетнамской войны. Бойцы Вьетнама шли в бой, не ведая о смерти, но бойцы шиитского Ирана еще более воинственные, и они это доказали во время войны с саддамовским Ираком. Американцы просто до конца не понимают, с чем имеют дело. Они думают, что имеют дело с арабами, при всем уважении к ним, но арабы воевать не могут, и это известно, иранцы же – это совсем другое дело.

Иран 1982 года сильно отличается от Ирана 2020 года. Это государство, которое живет под экономическими санкциями, но оно способно создавать современные виды оружия, которые преодолевают американские ПВО. Если же подтвердятся данные о потерях американской армии, то значит, что американские ПВО ничего не стоят, и израильские ПВО тоже. Иранцы покажут таким образом, что никакие «Железные куполы» не спасут, и ядерные центры в Израиле могут стать объектом ударов.

Война – это не просто борьба, а это еще и демонстрация силы. Я думаю, что американцы сильно призадумались. Сейчас они попытаются выйти из той ситуации, в которой оказались. Если они хотели действовать по «электоральному сценарию» для Трампа, то они поторопились. Им нужно было убивать Сулеймани в апреле, в мае начинать авиаудары, чтобы к ноябрю, на момент выборов, это достигло апогея. В целом же американцы находятся в непростой ситуации.

– Избрание Трампа на второй срок – это война, и это все понимают. Будет ли он президентом в следующий срок? 

— Американцы привыкли уже к подобным войнам, когда бомбят не их город. Они смотрят по телевизору, когда бомбят Вьетнам или Иран, Ирак. Но они почувствуют это, когда в США пойдут поток гробов. А  они в случае войны с Ираном пойдут.

Ниджат Гаджиев

Minval.az