Последний визит в Ереван главы российского внешнеполитического ведомства, все всякого сомнения, своим содержанием и итогами вызывает очень большие вопросы не только у официального Баку, но и, будем надеяться, у Кремля. Поскольку они — содержание и итоги — никак не вяжутся с теми заявлениями, с которыми ранее выступал президент Владимир Путин на самых разных площадках. По сути, своими действиями в Ереване министр иностранных дел России Сергей Лавров в одночасье опроверг или, говоря языком дипломатии, дезавуировал практически все ранее звучавшие заявления в адрес Армении заявления президента России Владимира Путина.

Напомню, что визит главы МИД России в Ереван начался с открытия выставки в память о 75-летии Победы в Великой Отечественной войне, которая рассказывает о вкладе армянского народа в победу над германским нацизмом. Увы, весь бред этого мероприятия понимаете? МИД России привозит армянам в Армению экспозицию с рассказом об участии армян в той войне! Получается, что в самой Армении материальных свидетельств о подвиге армянского народа в войне с германским нацизмом уже не осталось. Зато есть памятники агенту СД и нацистскому преступнику Гарегину Нжде, именем которого в купе с именем агента гестапо и нацистского преступника Дро, сегодня в городах Армении называются улицы, проспекты, площади и скверы.

Получается, что МИД России вместо того, чтобы компромиссно требовать от властей Армении сноса памятников Нжде, а в Армении их целых три, и обратного переименования объектов городской инфраструктуры, носящих имена Нжде и Дро, привозит в Ереван выставку об участии армян в Великой Отечественной войне на стороне Советского Союза. Иными словами, МИД России и персонально его глава делает все для того, чтобы тема государственной политики героизации нацизма в России, поднятая президентом Азербайджана на международный уровень, всячески бы забалтывалась, то есть МИД России совершенно осознанно воздает этой практике, являющейся доминантой внутриполитической жизни Армении, камуфляж, чтобы прикрыть перед Кремлем и народом России нацистскую суть армянского политического истеблишмента. Не думаю, что Сергей Лавров делает это по прямому указанию Кремля, наоборот, он делает это вопреки воле президента Владимира Путина, ставя свою этничность превыше блага государства, на службе которому он находится.

Доказательством этому служит также его посещение мемориала Цицернакаберд, который символизирует собой не только память о жертвах пресловутого «геноцида армян» в Османской империи в 1915 году, но и территориальные претензии Армении к современной Турецкой республике. И в этом случае Лавров поступил не как министр иностранных дел России, а как армянин, отчетливо понимая, как резонанс этот его демарш будет иметь среди нынешнего политического руководства Турции, и как он скажется на содержании личных контактов президентов Путина и Эрдогана. Я даже не сомневаюсь в том, что реакция Эрдогана будет крайне болезненной, и он потребует от Путина объяснений по поводу случившегося, хотя ответ турецкого лидера может быть и асимметричным, где-нибудь в Сирии. В связи с этим глупо задавать риторический вопрос: знал ли Лавров об этом и сознавал ли в полной мере всю меру своей ответственности за подобные демарши?

Конечно же, сознавал и намеренно шел на этот шаг, и не надо в этом случае рассуждать про дипломатический протокол. Еще одним демаршем, по своей сути — антикремлевским, стало заявление Сергея Лаврова о том, что в переговорах по нагорно-карабахскому урегулированию должны участвовать не две, как было до этого, а три стороны, включив в число переговорщиков представителей от пресловутого «карабахского народа». На первый взгляд может показаться, что российский министр иностранных дел просто встал на сторону армянского премьер-министра Пашиняна, который постоянно озвучивает этой точку зрения с июня прошлого года. Но если копнуть чуть глубже, что Лавров, равно как и Пашинян, озвучили позицию, авторство которой принадлежит далеко не им, а ее источник находится за Атлантическим океаном — в Вашингтоне. Не надо завывать, что национальный закон США «Акт в поддержку свободы» или FREEDOM Support Act содержи в себе статью 907, перевод содержания которой на русский язык звучит так: «Правительство США отказывается оказывать технологическую и военно-техническую поддержку правительству Азербайджана, пока оно будет осуществлять акты насилия, включая экономическую блокаду, в отношении Армении и Нагорного Карабаха». То есть для американского истеблишмента в соответствии с буквой данного закона Азербайджан является агрессором, а армянское квазигосударство на оккупированных азербайджанских территориях — самостоятельным субъектом международного права, представители которого теперь, по мнению Лаврова, повторяющего нормы американского закона, должны участвовать в нагорно-карабахском урегулировании. Не думаю, что это его заявление соответствует интересам и геополитическим устремлениям Кремля и лично президента Путина.

Итак, российский министр иностранных дел Сергей Лавров во время своего визита в Ереван совершил три антикремлевских и даже антипутинских демарша. Первый: привез выставку, рассказывающую армянам об участии армян в Великой Отечественной войне вместо того, чтобы требовать от властей Еревана немедленного прекращения государственной политики героизации нацизма в своей стране и сноса памятников нацистским преступникам. Второй: посетил мемориал Цицернакабер, который символизирует собой территориальные претензии Армении к Турецкой республики, что должно было вбить клин в динамично развивающиеся партнерские отношения Москвы и Анкары, показывающее свою эффективность в урегулировании сирийского кризиса в интересах режима Асада, но не США, организовавших войну против Сирии. Третий: своим заявлением о необходимости вовлечения в процесс нагорно-карабахского урегулирования представителей сепаратистов он, по сути, повторно озвучил позицию даже не Еревана, а Вашингтона по этому вопросу, не оставляя Азербайджану тем самым шансов на мирное решение этого конфликта кроме как в форме капитуляции, то есть уступки захваченных Арменией территорий.

Вне всякого сомнения все эти демарши, направленные во вред интересам России или, как минимум, правящей в стране политической элите, группирующейся вокруг президента Путина, он совершал, руководствуясь не долгом службы, не геополитическими интересами России, а исключительно своей этничностью, можно сказать — зовом крови, в полном соответствии с одной из заповедей расистской теории цехакрона Гарегина Нжде: «Быть армянином вопреки всему». Видя скорый и неизбежный крах Армении во всех сферах ее существования, и в первую очередь — в деле нагорно-карабахского урегулирования, он явно пошел ва-банк и решил рискнуть всем, включая карьеру, интересы службы и свое доброе имя, лишь продлить агонию Армении на еще некоторое время. Вне всякого сомнения, во имя своих единоверцев и соплеменников он совершил подвиг, жертвуя собой ради спасения их безнадежного бытия, но должна ли России оценить его?

Олег Кузнецов

Minval.az