Ереван напуган новым сближением Москвы и Анкары 

В начале девяностых постсоветское пространство «взорвал» очередной хит группы «Машина времени» с невинным названием «Рыбка в банке» — про то, как рыбка в банке была «счастлива вполне», как она «позабыла море — свой родимый дом», что «шторм ни разу не был — полный штиль всегда», и «прямо с неба падает еда». Только вот однажды «нежданно к ней пришла беда: как-то в банке высохла вода».

Переносить аналогии из домашнего аквариума в политику — затея априори небесспорная. Но тем не менее в реальном положении страны-«форпоста» всегда есть что-то от хрестоматийной рыбки в банке, которой, конечно, уютно и безопасно, и прямо с неба падает еда, но что делать, если хозяину эта рыбка надоест, или же ему просто станет не до нее?

Все это получает новое актуальное прочтение сегодня, когда мировые СМИ обсуждают договоренности России и Турции по Сирии, которые президент РФ Владимир Путин уже назвал судьбоносными. Понятно, что договоренности, достигнутые и с США, и с РФ, президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган вполне может записать себе в актив: он добился согласия на отвод курдских формирований и создание в Сирии «зоны безопасности» глубиной в 30 километров не только от Вашингтона, но и от Москвы. Более того, президент России Владимир Путин на совместной пресс-конференции в Сочи после переговоров с Эрдоганом заявил: «Мы уже не раз отмечали, что с пониманием относимся к стремлению Турции предпринять шаги, чтобы надежно гарантировать свою национальную безопасность».

И вот это заявление Владимира Путина, судя по многим косвенным признакам, не на шутку разочаровало и напугало Ереван. Здесь делали серьезную ставку на то, что Россия не даст в обиду курдов и не позволит Турции разгуляться  на сирийском поле. Ереванские эксперты глубокомысленно изрекали, что, дескать, «грозное молчание Кремля говорит больше, чем письма Трампа, оказавшиеся в урне», и явно рассчитывали, что из Москвы последует такой окрик, который Эрдоган не решится проигнорировать.

Оставим в стороне, имели ли эти надежды шанс оправдаться после того, как Реджеп Тайип Эрдоган навязал свой сценарий действий Дональду Трампу и заставил его вывести войска из Сирии, и не станем строить ироничных предположений, что в Армении, где в политике уже давно действует «система одного окна» — с видом на Кремль и Смоленскую площадь, эксперты и аналитики просто не представляют себе, что кто-то может ослушаться приказа из Москвы.  Важно другое: вместо ожидаемого окрика Владимир Путин выразил понимание действий Турции. А это не только дипломатическая победа для Турции, но и прямо-таки тревожная сирена для Армении. В этаком неофициальном «рейтинге политических кошмаров» для армянского истэблишмента на первом месте как раз и значится сближение Москвы и Анкары. Здесь не сомневаются, что именно пресловутый «сговор большевиков с кемалистами» привел к тому, что Карсский и Московский договоры закрепили нынешнюю конфигурацию границы Армении и Турции и поставили крест на планах «приармянить» шесть восточноанатолийских вилайетов и еще гору Агры-Даг (о том, что перед этим турецкая армия просто выбила дашнаков и их союзников из Восточной Анатолии, и в результате дашнакское правительство подписало с Турцией еще более тяжелый для новоявленной Армении договор, упоминать не принято).

Но теперь примешивается еще и боязнь «политического прецедента»: а что, если Москва проявит такое же понимание и в случае с антитеррористической операцией азербайджанской армии в Карабахе? Тем более что Азербайджану предстоит действовать не на чужой, а на собственной территории?

В Армении не могут не понимать, что без иностранной, в данном случае российской, помощи у Еревана не будет даже теоретических шансов выстоять против азербайджанского наступления. Пресс-секретарь РПА Эдуард Шармазанов с дрожью в голосе констатирует: Пашинян обещал резко увеличить военный бюджет Армении, ничего подобного не произошло, но зато расходы Азербайджана на «оборонку» возросли почти на 20%, к тому же за последние полтора года Турция и Азербайджан трижды проводили совместные военные учения. «Сдвигается» позиция США, где наращивают военную помощь Азербайджану и сокращают — Армении. Ереван привычно рассчитывает на помощь Москвы. Но…что, если в Москве передумают? И не вмешаются? Более того, в Сирии Россия как бы уговорила Турцию прекратить огонь, но при этом курдским отрядам все равно придется покидать 30-километровую зону вдоль границы. И означает ли это, что после первых же выстрелов на границе Россия вмешается, но посоветует Армении убраться из Карабаха подобру-поздорову?

По понятным причинам, ответ на этот вопрос вряд ли может быть озвучен заранее и официально. Но в том, что позиция России здесь «сдвигается» не в пользу Еревана, сомнений уже не осталось. Натянутые отношения Кремля с нынешним руководством Армении уже ни для кого не секрет. Совсем недавно президент Азербайджана Ильхам Алиев дважды устраивал выволочку премьер-министру Армении Николу Пашиняну. Один раз — заочно, на Валдайском форуме. Потом — на саммите СНГ, где Пашинян присутствовал, попытался опровергнуть, но только еще больше опозорился. Наконец, на Валдайском форуме Армению в реконструктивной позиции обвинил глава МИД РФ Сергей Лавров. Напомнив об этом на своей пресс-конференции, Эдуард Шармазанов, пресс-секретарь Республиканской партии Армении, подчеркнул: «Ни при одном президенте такого не было».

И самое главное, как и в случае с турецким «Источником мира» в Сирии, понятной позиция России станет только после того, как в Карабахе действительно «начнется».

Нурани, политический обозреватель

Minval.az