С самого детства – того самого, советского, мы все проходили сквозь это: негласная «мафия» класса с ее главарями и их прихвостнями, с лидерами и, естественно, жертвами. Последнее – наиболее печальная участь, особенно если жертва эта напугана и слаба. Таким, как правило, достается всегда и от всех, а иногда столь жестоко, что затравленная жертва идет на самый страшный шаг – из окна.

4 апреля в школе №162 ученица 8-го класса русского сектора Элина Гаджиева выбросилась из окна 3-го этажа. В результате падения девочка получила серьезные травмы: согласно первичному показанию врачей, были сломаны колени, локти, ребро, а так же был зафиксирован сильный ушиб легкого.

На следующий день показания врачей изменились: они уже утверждали, что никаких переломов нет, кроме трещины в бедре. Вечером 5-го апреля родителям Элины сообщили, что девочка находится в тяжелом состоянии, а утром, 6-го врачи констатировали ее смерть.

По факту суицида Элины Гаджиевой возбуждено уголовное дело. Директор  — С. Аббасова и ученики школы № 162 уже дали показания в полиции.

В данный момент тело 14-летней Элины находится в морге, проводится расследование, установление истинных причин причин, спровоцировавших смерть школьницы. Кроме того, изъяты образцы крови, согласно которым будет установлено: принимала ли девочка психотропные препараты. Родных и близких в морг не пускают. Тело будет выдано родителям только утром 7 апреля.

Сотрудник издания Minval.az связался с Солмаз Аскеровой – бабушкой Элины, которая рассказала, что девочка три года назад училась в 203-й школе, в поселке Баилова. Но затем родители перевели ее и сестру в школу №162, находящуюся недалеко от дома. По словам бабушки, Элина была замкнутым ребенком, кроме того, страдала внутричерепным давлением. Издевательства над тихой девочкой начались практически сразу же. В первый раз бабушка и мама (тогда еще беременная), приходили к директору С. Аббасовой и с жалобами на старшеклассников из азсектора, гнобивших Элину. В первый раз директриса выслушала и обещала разобраться. Обнадеженные, бабушка и мама ушли. Но ситуация не стала лучше: Элина приходила домой в слезах и рассказывала, что ей приходится терпеть не только оскорбления и неприличные жесты, но и попытки самых отвратительных действий, порочащих ее честь и достоинство (парни пытались задрать ей юбку или шлепнуть ниже спины). Бабушка и мама снова пришли к С. Аббасовой, но та заявила: если вам не нравится в моей школе, я вас не держу. «И что бы больше не приходили сюда», — добавила разгневанная директриса.

— Тем не менее, по всей школе установлены камеры слежения, и в том, что все эти ужасные вещи происходили, директриса могла бы лично удостовериться, посмотрев эти записи. Но она либо не захотела, либо посмотрела, но мер принимать не стала. Кстати, когда мы в первый раз пришли с жалобами, она нам сказала: «Никуда больше не ходите и не жалуйтесь. Я сама все решу». Знать бы нам тогда, что все закончится именно так…

Бабушка Элины также отметила, что Элину гнобили и учителя.

— Несколько месяцев назад Элина уже пыталась покончить с собой, предприняв попытку выброситься из окна школы, но ее остановила сестра.

Мы жаловались на угнетения и преследования сотруднице 8-го отделения полиции (отдел по несовершеннолетним) Пярване ханум (она прикреплена к школе №162), которая периодически отчитывала хулиганов, издевающихся над Элиной, но становилось только хуже: после каждого визита Пярваны ханум Элина получала от этих самых хулиганов СМС-ки с угрозами, а так же оскорбления, после которых девочка боялась ходить в школу. Из-за постоянного прессинга успеваемость Элины сильно упала, но это еще не самое страшное…

Мы знали, что Элина дружила с парнем из школы №52 (две школы находятся практически в шаговом расстоянии друг от друга, прим.авт.), которого зовут Талех (имя изменено). Они переписывались, иногда виделись. 4 апреля, когда Элина выбросилась из окна, и нам сообщили о ее поступке, мы в ужасе прибежали в школу. Нам сказали, что Элина наглоталась каких-то таблеток перед прыжком. Отец Элины спросил ее (девочка на момент приезда скорой помощи разговаривала и была в полном сознании), о каких таблетках идет речь. Элина произнесла название: трамал. На вопрос, откуда они у нее взялись, девочка ответила, что купила их в аптеке… Мы ничего не поняли тогда – что за таблетки, почему она их принимала.

И только после того, как Элина умерла, ее двоюродная сестра рассказала о том, что трамалом Элину снабжал Талех, с которым она дружила. Кроме того, Талех сделал пару снимков, когда Элина ела огурец, и распространил их по всей школе. Реакция была незамедлительной: количество желающих принять участие в травле увеличилось в разы. В лицо внучке кидали слова как плевки: ТЫ ШЛЮХА. А от Талеха приходили сообщения «ты ничего не докажешь»… Знать бы нам все это тогда… Но мы узнали обо всем только когда Элина умерла.

Директриса сегодня приходила к нам с сотрудниками полиции. Я выгнала ее из моего дома, потому что считаю: в том, что моя внучка погибла, виновата именно С. Аббасова, закрывшая равнодушно глаза на разыгравшуюся трагедию. А ведь я ее предупреждала тогда: если внучка наложит на себя руки, виноваты будете именно вы! Элина просилась обратно в свою баиловскую школу, мы ходили туда, но мест в классе уже не было…

Кроме родных Элины ее смерть также тяжело переживают и ее друзья по 203-й школе, с которыми она общалась до последнего дня своей короткой жизни.

Ее подруга разместила обвинительный пост в социальной сети Фейсбук: «Элина говорила, что хочет умереть… Я знала, что ее бьют в школе, я сама ходила с ней к завучу и просила разобраться. Но директор школы заявила, что ей не до наших детских проблем. И классный руководитель постоянно доводила ее…».

А ведь все могло сложиться иначе  

Всего пару месяцев назад автор этих строк в очередной раз писал о пилотном проекте Министерства образования «Друзья школьников», который успешно работает. И если бы в этой злосчастной школе №162 работали ПРОФЕССИОНАЛЫ, трагедии можно было бы избежать. Нам неизвестно, почему о бездействии директрисы не знали в Министерстве образования. Но сейчас это уже не так важно. Так или иначе, затравленная девочка решилась на самый страшный шаг, став так называемой сакральной жертвой.

Этот страшный случай еще раз доказал, что в Азербайджане следует принять закон о противодействии булингу (моральное или физическое давление в школах), и закон этот должен быть не только на бумаге, он должен РАБОТАТЬ – несмотря ни на состоятельных родителей зарвавшихся озверевших хамов, ни на фактор «работающего в прокуратуре дяди», ни на фактор «землячества» и «местничества». Никогда не стоит забывать, что детство – это не только самое счастливое время, но и самое жестокое. И уроки таким негодяям должна преподносить не только средняя школа, но и школа жизни. Причем, не только злобствующим подросткам, но и их родителям, не сумевшим воспитать ЛЮДЕЙ.

Мы искренне надеемся, что все виновные в трагедии Элины Гаджиевой понесут самое суровое наказание за проявленные жестокость, равнодушие и цинизм.

Яна Мадатова

Minval.az