О чем в реальности свидетельствует оптимистичное заявление Эльмара Мамедъярова?

Ереван и Баку достигли взаимопонимания на переговорах по Карабаху — это заявление главы МИД Азербайджана Эльмара Мамедъярова, без сомнения, стало главной новостью и в Азербайджане, и в Армении. Как заявил глава азербайджанской дипломатии, «считаю, что на последней встрече в Милане с моим армянским коллегой мы впервые за долгое время достигли взаимопонимания».

Сказать, что это заявление главы азербайджанской дипломатии породило и волну оптимизма, и шквал вопросов, ничего не сказать. Глава МИД Азербайджана явно обозначил «продвижение» на переговорах. Правда, в чем именно, уточнять не стал.

Конечно, за годы переговоров уже было предостаточно «окон возможностей», «обоюдного стремления добиться мирного урегулирования», «достигнутого взаимопонимания» и т.д., но к реальным изменениям линии фронта пока что приводят только военные операции Национальной армии Азербайджана, а «обоюдное стремление к мирному урегулированию».

Дело даже не в том, что обозначенный главой МИД Азербайджана оптимизм даже при самом лучшем раскладе еще не означает, что если не завтра, так на будущей неделе или даже в первые дни нового года в регионе наступит настоящий мир. Как отметил министр, поиск путей урегулирования нагорно-карабахского конфликта останется для Азербайджана главной задачей в 2019 году. «Большую часть времени я посвятил поиску путей решения нагорно-карабахского конфликта. Это будет главной задачей и следующего года, — подчеркнул министр. — Основная цель — добиться ощутимых результатов», — добавил он. Более того, пути этого самого урегулирования Мамедъяров намерен обсуждать в ходе предстоящей в январе 2019 года встречи с З.Мнацаканяном. То есть, пути решения конфликта надо еще найти, ощутимых результатов еще предстоит добиться, и до настоящих договоренностей еще далеко. Важно другое.

В Ереване тут же выступили с целой серией заявлений, смысл которых сводился к тому, что никаких договоренностей нет и не ожидается. Сначала оправдываться начал МИД Армении начал судорожно оправдываться. «Договоренности, достигнутые в ходе встречи глав МИД Армении и Азербайджана в рамках министерской встречи руководителей внешнеполитических ведомств ОБСЕ, были опубликованы со стороны министерства», — торопливо сообщила Sputnik Армения пресс-секретарь армянского МИД Анна Нагдалян. Во-первых, в сообщении, опубликованном сразу после встречи, отмечено: «Зограб Мнацаканян и Эльмар Мамедъяров договорились продолжить встречи, сохраняя сформировавшуюся динамику», а во-вторых, еще одна договоренность была достигнута в отношении совместного заявления глав МИД Армении и Азербайджана, а также руководителей делегаций стран-сопредседателей Минской группы ОБСЕ. Заявления подобного формата долгое время добиться не удавалось, однако в Милане это стало возможно, подтвердили в МИД Армении. По версии Нагдалян, «Мнацаканян (6 декабря) говорил, что заявление подтверждает взаимопонимание, достигнутое в Душанбе – интенсивно работать над снижением напряжения в зоне конфликта и подготовкой народов к миру. В вопросе подобных сложных вопросов сохранение не конфронтационной, не враждебной тональности в публичных заявлениях — это уже хорошо». В переводе: никаких реальных договоренностей нет и пока не просматривается.

А затем уже комментировать ситуацию взялся лично Никол Пашинян. И.о. премьер-министра старательно заверил журналистов: «В Милане министры иностранных дел Армении и Азербайджана вместе с сопредседателями (Минской группы ОБСЕ – ред.) договорились о совместном заявлении, и было сказано, что долгое время не удавалось согласовать такое заявление. В карабахском вопросе нет ничего нового. И активность такова, какой вы видите». Прокомментировал и свою встречу с личным представителем действующего председателя ОБСЕ Анджеем Каспршиком: посол регулярно посещает регион и что его визиты носят исключительно рабочий характер. «Были случаи, когда его визиты вообще не освещались, но я поручил своему аппарату освещать все контакты, потому что процесс должен быть прозрачным», – добавил Пашинян.

Затем с раздражением бросил: всякий раз, когда из Азербайджана звучит комментарий, содержащий определенный элемент оптимизма, его беспокоят интерпретации ряда армянских комментаторов, первый прогноз которых заключается в том, что существует какой-то заговор. После чего обиженным тоном заявил: «А почему такая презумпция? Почему нет презумпции того, что правительству Армении удалось привести решительные аргументы?» По версии Пашиняна, в вопросе Нагорного Карабаха ни одно правительство не было настолько прозрачным, как наше».

И вот эта нервная реакция властей Армении на заявление Мамедъярова дает изрядную пищу для размышлений. От Никола Пашиняна по вполне понятным причинам ждут реальных шагов на переговорах. Правда, в первые месяцы после победы «шашлычной революции» ему вполне официально дали время освоиться в новой роли и укрепить свое политическое положение. Но теперь Никол Пашинян одержал на досрочных парламентских выборах впечатляющую победу, получил устойчивое большинство в парламенте и право формирования практически однопартийного правительства. А это значит, что предвыборная отсрочка закончилась, и если в Ереване действительно готовы к миру, то сейчас самое время для решительных и давно назревших шагов.

И вот на этом фоне в Армении оппозиция уже открыто обвиняет Никола Пашиняна в «предательстве». Руководитель партии «Страна абрикоса» Заруи Постанджян заявила на встрече с журналистами: «Никол Пашинян является предателем». По ее словам, если раньше Пашинян выступал за свержение режима Сержа Саргсяна, называя его предателем, то теперь он сам ведет предательскую политику по вопросу Карабаха. «Так называемое революционное движение стало реальностью на фоне решения карабахской проблемы путем сдачи земель и сложнейшей экономической ситуации с 7-миллиардным внешним долгом. Это привело к необходимости смены власти с целью продолжения предательской линии», — отметила Постанджян, по версии которой, «сегодня Никол Пашинян говорит о том, что не будет вести переговоры от имени Карабаха. Однако некая договоренность в лифте в Душанбе говорит о том, что такие переговоры ведутся».

Теоретически от заявления лидера «карликовой партии», каковой является «Страна абрикоса», Пашинян на фоне столь впечатляющего успеха своей партии мог бы просто отмахнуться. Но нервозная реакция сначала МИД Армении, затем — самого Пашиняна, их «оправдывающийся» тон, стремление доказать, что никаких «закулисных договоренностей» (а в реальности договоренности могут быть только о выводе армянских войск) не существует — явный показатель, что Никол Пашинян чувствует себя вовсе не так уверенно, как ему хотелось бы. Договоренности по Карабаху, предусматривающие вывод войск — именно тот вопрос, который может привести к тому, что социологи называют «катастрофическими сдвигами общественного мнения». В этом случае распределение кресел в парламенте еще ничего не гарантирует. Хорошо, если дело закончится только новыми народными волнениями, вынужденной отставкой, возвращением в свою «двушку» в Ереване и возможностью писать мемуары и делиться опытом своей неудавшейся революции. А если за дело возьмется та же «Сасна Црер», костяк которой составили профессиональные террористы? Спрогнозировать развитие событий сложно. Проверять «методом тыка» — боязно. Хватит ли в такой ситуации у Никола Воваевича мужества и решимости на реальные договоренности  — вопрос по меньшей мере открытый.

Но все дело в том, что «ничего не решать» Никол Пашинян тоже не сможет. Накануне, выступая на церемонии предоставления военнослужащим новых квартир, президент Ильхам Алиев в своем выступлении отметил: «Конечно, еще раз хочу сказать, что самым первым фактором для урегулирования армяно-азербайджанского нагорно-карабахского конфликта, наряду со всеми другими факторами, является наша военная мощь, наша сила. Мы наращиваем и будем наращивать нашу мощь». Добавим от себя: Азербайджан опережает Армению » военных рейтингах» на десятки пунктов. На это можно было бы не обращать внимания, но и результаты апрельских боев, и продвижение азербайджанских войск в Нахчыване — слишком уж однозначная информация к размышлению. Но…понимает ли Никол Пашинян, который уже сквозь зубы признает продвижение азербайджанской армии в Нахчыване, что военный расклад меняется не в его пользу не только на нахчыванском направлении? И если нет, то есть ли в его команде люди, которые могут это ему разъяснить?

По последним сообщениям из Еревана, пост советника Никола Пашиняна занял Аршак Карапетян, бывший начальник управления разведки Генштаба ВС Армении. Именно он, по всей видимости, банально недооценил военный потенциал Азербайджана и предоставлял руководству Армении такую информацию, что Серж Саргсян и Давид Тоноян открыто грозили нашей стране территориальными захватами. После апрельского разгрома он своего поста с треском лишился. А теперь будет давать советы новому главе правительства Армении.

Главное, чтобы качество этих советов оказалось выше, чем это было до апреля 2016 года.

Нурани, политический обозреватель

Minval.az