Кого в реальности поставила в неловкое положение публикация текстов конфиденциальных переговоров Билла Клинтона и Бориса Ельцина?

«Утечки» секретных документов существовали, наверное, с того дня, когда в мире вообще появились эти самые секретные документы. «Утечки» могли быть соответствующими действительности или «фейковыми», но всегда — или почти всегда — представляли собой «штучный товар». Они появлялись на редкость своевременно, немедленно вызывали прямо-таки «взрывной» интерес и, как правило, приводили к масштабным политическим последствиям.

Перелом наступил в 2010 году, когда мир заговорил о документах Пентагона и Госдепартамента, опубликованных на сайте WikiLeaks. Наверное, в тот день, когда в качестве носителя информации бумагу с грифом «Секретно» сменили цифровые «носители», а сейфы с замками — компьютерные «ключи», такого взлома следовало ожидать. Впрочем, очень скоро стало понятно, что журналистскую аудиторию «утечками» банально перекормили. Во-первых, их оказалось слишком много. Во-вторых, в них не было информации, которая перевернула бы мировое общественное мнение. Другое дело, что американские дипломаты, как уже отмечалось по горячим следам разоблачений WikiLeaks, почувствовали себя так, как будто их в разгар дипломатических переговоров внезапно подвели подтяжки, а журналисты, признавая, что подобные же разоблачения могут вскрыться в министерстве иностранных дел практически любой страны, перефразируя известное изречение Черчилля, иронизировали: теперь любой человек в беседе с американским дипломатом десять раз подумает, прежде чем ничего не сказать.

Распространяется ли это правило и на президентов США, вопрос по меньшей мере открытый. Тем не менее эксперты и политики уже несколько дней обсуждают уже не хакерскую утечку, а вполне официальную публикацию: Президентская библиотека Билла Клинтона рассекретила около 700 страниц документов о телефонных и личных переговорах главы Белого дома с российским лидером Борисом Ельциным.

Возможно, это как раз тот случай, когда резонно поинтересоваться: а в США рассекретили все переговоры? Не оставив ничего за кадром? Как уже отмечалось, в опубликованных документах практически не упоминаются бушевавшие на просторах бывшего СССР «региональные конфликты», в том числе агрессия Армении против Азербайджана и участие, вернее, соучастие в этих событиях России. Если верить опубликованным стенограммам, лидеры России и США не уделили ровно никакого внимая и азербайджанским «нефтяным» проектам, которым США с самого начала оказывали существенную поддержку. Не упоминается даже весьма острый эпизод, когда в ответ на подписание «Контракта века» в Баку тогдашний министр иностранных дел РФ Андрей Козырев предлагал применить военную силу, чтобы захватить «буровые платформы на каспийских камнях» (по всей видимости, брать штурмом предлагалось поселок Нефтяные Камни), но Москва ограничилась тем, что «всего лишь» ввела полную транспортную блокаду Азербайджана.

А это верный признак, что многие документы по-прежнему не рассекречены. Что, в общем-то, вряд ли снижает интерес мировой аудитории к опубликованным стенограммам, которые дают возможность вновь вспомнить реалии и политическую атмосферу того времени, когда Борис Ельцин называл президента США «другом Биллом». В самом деле, первый президент России придавал большое значение неформальному общению с лидерами глав других государств. И, как показывают рассекреченные стенограммы, с «другом Биллом» он действительно обсуждал даже диету и лишний вес.

Но в центре внимания, конечно, оказались политические вопросы. Лидеры двух стран обсуждали и расширение НАТО, и бомбардировки Югославии в 1999 году. Именно тогда Борис Ельцин, как следует из рассекреченных стенограмм, жестко заявил Клинтону: «Да, конечно мы будем продолжать общаться. Но больше не будет того задора и той дружбы, что была раньше. С этим кончено». Справедливости ради, затем уже возмущенный  Клинтон звонил Ельцину после того, как российские военные заняли аэропорт Приштины.

Показательно и обсуждение расширения НАТО. Он предлагал Биллу Клинтону заключить некое «джентльменское соглашение», по которому бывшие союзные республики не имели бы шансов на вступление в Североатлантический альянс, но американский лидер подобных гарантий своему российскому коллеге не дал.

Наконец, пристальное внимание уделили и переговорам накануне президентских выборов 1996 года в России, когда Борис Ельцин уговаривал Билла Клинтона использовать свое влияние в МВФ и Парижском клубе и выторговать для России финансовую помощь, чтобы «закрыть» долги по пенсиям и зарплатам и не допустить прихода к власти коммунистов: «Существует кампания в прессе США, в которой говорится, что люди не должны бояться коммунистов, что они хорошие, честные и добрые люди. Я предупреждаю не верить этому. Более половины из них – фанатики, они уничтожают все. Это означает гражданскую войну.Они отменят границы между республиками, они хотят вернуть Крым, даже предъявляют претензии по Аляске» — предупреждал тогда Борис Николаевич. Использовал ли Клинтон свое влияние, стенограммы умалчивают, но выборы Ельцин выиграл.

Конечно, опубликованные документы таят в себе огромный массив «информации к размышлению». В Азербайджане вряд ли склонны к идеализации фигуры первого президента РФ. В конце концов, именно на его период пришлись и вывоз из нашей страны военного имущества вопреки достигнутым договоренностям, и соучастие российских регулярных подразделений в боевых действиях против Азербайджана, и жесткое экономическое давление на Азербайджан в ответ на «Контракт века», и многое другое. В Баку не упускают из внимания, что за все годы своего президентства Борис Ельцин так и не счел нужным посетить Азербайджан — в нашу страну он приехал уже после своей отставки в 2000 году.

Но все же нельзя не напомнить еще раз: Борис Ельцин действительно стремился сделать — и в общем-то сделал — Россию «рукопожатной» на мировой арене. Он отдавал себе отчет: во-первых, после краха СССР, который банально не выдержал гонки вооружений, ввязываться в новое противостояние с Западом — это последнее, что нужно сейчас и Кремлю, и стране. А во-вторых, и «в-главных», приход к власти в России сил, которые начнут демонстративно попирать границы бывших республик, попытаются «вернуть Крым» и т.д., окажется катастрофой для всех. Даже беглый анализ нынешних новостей и обеспокоенных комментариев экспертов не оставляют сомнений: насчет последствий реставрации «державной мечты» Борис Ельцин не ошибался. Другое дело, что эту политику теперь осуществляет Владимир Путин, которого сам же Ельцин определил себе в преемники. И даже давал ему в беседе с Клинтоном весьма лестную характеристику: «Цельный человек, очень внимательно следит за различными вопросами, находящимися в его ведении», «очень коммуникабелен» и отличается «тщательностью и силой (…) Он может легко выстроить хорошие отношения и общаться с людьми, которые будут его партнерами. Я убежден, что он будет поддержан в качестве кандидата в президенты в 2000 году». Наконец, во время личной беседы в Стамбуле в ноябре 1999 года на вопрос Клинтона о том, кто может выиграть президентские выборы в России в следующем году, Ельцин отвечает без колебаний: «Конечно, Путин. Он станет преемником Бориса Ельцина. Он демократ, и он знает Запад (…) Он жесткий. У него внутренний стержень. Он жесткий внутренне, и я сделаю все возможное, чтобы он выиграл – юридически, конечно. И он победит. Вы будете делать дела вместе. Он продолжит линию Ельцина на демократию и экономику и расширит контакты России. У него есть энергия и мозги, чтобы преуспеть».

А вот это уже ставит в весьма неловкое положение нынешние российские власти. И объясняет, почему в Кремле отреагировали на публикацию с плохо скрываемым раздражением. Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков отметил, что «существует практика рассекречивания записей бесед и телефонных разговоров». «Она не всегда подлежит рассекречиванию, но, как правило, не рассекречиваются документы, которые касаются действующих политиков, это общемировая практика», — добавил представитель Кремля. И вообще США не консультировались с Россией перед публикацией.

В самом деле, в сегодняшней России предписано считать девяностые годы «ужасным временем», а Бориса Ельцина и его сторонников — едва ли не государственными изменниками. Которым, конечно же, в качестве положительного героя противопоставляется «державник» Владимир Путин, при котором Россия встала с колен, отхватила у Украины Крым, влетела, правда, под санкции, но это уже детали. То, что Путина, который носил чемоданчик за Анатолием Собчаком, назначил на пост главы ФСБ, а затем премьер-министра Борис Ельцин, как-то незаметно выносилось за скобки. Но теперь публикация стенограмм бесед Ельцина и Клинтона не просто напомнила, что Путина выбрал сначала Ельцин, а уже потом российские избиратели. Борис Николаевич еще и обсудил кандидатуру своего будущего преемника с «другом Биллом». И теперь российские издания типа газеты «Взгляд» могут, конечно, следовать официальной линии и вопить: «Беседы с Клинтоном показывают, как Ельцин превратил Россию в полуколонию», но уже не получится опровергнуть малоприятный факт: выходит так, что Путин занял пост президента России не просто с подачи Ельцина, но еще и после «отмашки» Клинтона. Не лучший, прямо сказать, штрих в биографии «державника», сделавшего ставку в своем пиаре на антизападную риторику.

Только вот…дело даже не в том, что Борис Ельцин в своем выборе преемника банально и, пардон, «капитально» ошибся. Просто публикация стенограмм бесед Клинтона и Ельцина заставляет в который уже раз вспоминать о таком вот нечаянном политическом парадоксе: если на Западе действительно существуют «ястребы-русофобы», которые только тем и заняты, что строят планы, как бы унизить, ослабить, изолировать и вдобавок скомпрометировать Россию, а еще лучше —подорвать ее единство изнутри, то именно сегодня их зловещие планы как нельзя близки к осуществлению. Благодаря политике Владимира Путина с его «крымнашем», православным кликушеством, выхолащиванием реального федерализма в государственном устройстве России и, конечно же, новой «гонкой вооружений» с Западом, которая уже однажды измотала СССР, а теперь вместе с санкциями добивает экономику России.

Впрочем, издания типа «Взгляда» об этом не напишут.

Нурани, политический обозреватель Minval.az

Minval.az