Введенные американским президентом Дональдом Трампом санкции против соседнего Ирана, если каким-то образом касались только самого этого государства, наверное, они не привлекли бы такого широкого внимания.

Но сейчас сложилось такое положение, что проблема превратилась в настоящую головную боль не только для региональных и субрегиональных государств, но даже для далеких европейских стран.

Вдобавок, принятые в этом месяце санкции являются в каком-то смысле предисловием или прологом для более обширных ноябрьских санкций, т.е. кошмар еще не наступил, но уже дышит в спину.

Все эти государства ищут пути и выходы из создавшегося положения, чтобы хоть как-то минимизировать негативные последствия от санкций для собственной экономики.

Но тут есть одна деталь, которая, наверное, будет интересной для наших читателей. Есть такая русская пословица: «Не было бы счастья, да несчастье помогло». Да, речь идет о влиянии санкций на экономику Армении.

Как известно, эта страна имеет всего лишь два выхода: Иран и Грузия. И все ее торгово-экономические отношения в основном связаны именно с этими государствами. Мы постоянно отмечали, что, если эти государства ограничат свои торгово-экономические связи с Ереваном, тогда изоляционная политика Баку в отношении Армении стала еще более эффективной.

Сейчас сложившийся «новейший геополитический климат» в регионе предоставляет нам такой шанс, т.к. санкции заставят Армению как-то ограничить свои связи с Ираном, хотя «долларовое выражение» этих отношений не такое уж внушительное – речь идет, если не ошибаюсь, о нескольких сотен миллионах…

Но эти ограничения будут смертельными для экономики Армении. Даже Россия не в состоянии как-то смягчить сложившее положение Армении. Дело в том, что США параллельно принимают санкции против самой России. Во-вторых, противоречия между правительством Никола Пашиняна и Кремлем нарастают с каждым днем.

Даже ходят слухи о том, что недовольный Кремль собирается повысить цену на газ поставляемую в Армении. Уже слышны разговоры также о замораживании кредита представленного Армении еще в прошлом году для покупки оружия. А это значит, что нынешняя зима будет суровой для Армении не только в климатическом смысле, но и в социально-экономическом плане.

Безусловно, санкции отразятся и на нашей экономике. Особую тревогу вызывают работы в рамках транзитного проекта Юг-Север. Достаточно напомнить, что в этот проект мы инвестировали полумиллиарда долларов.

Следует отметить, что проект довольно внушительный и обещает вполне реальные перспективы. Им уже интересовались Индия и другие государства региона.

Что же делать? В любом случае, мы должны проводить взвешенную и осторожную политику и постоянно консультироваться с Турцией, т.к. Анкара тоже находится перед дилеммой – США требуют от нее также присоединения к санкциям, но Турция не торопится с принятием соответствующего решения.

Кроме того, европейские партнеры США тоже не встретили санкции США с бурными овациями – союзники недовольны политикой американского лидера Трампа и не раз открыто высказывались по этому поводу, призывая его соблюдать договоренности, предусмотренные в рамках существующего ядерного соглашения. Нам следует держать под наблюдением и эту плоскость политики и по мере возможности скоординировать свою политику с ведущими государствами Европы. В любом случае, иммунитет нашей экономики гораздо выше, чем у армянской, поэтому нет оснований для поспешной тревоги или же для резких политико-экономических экстраполяций.

Но, впрочем, вернемся к Армении. Еще раз заметим, что напряженность между Кремлем и правительством Пашиняна нарастает. На днях, комментируя предупреждения министра С.Лаврова, Н.Пашинян высказался весьма категорично: «Россия должна адаптироваться к новой ситуации в Армении».

Признаться, такого «тона» мы никогда не замечали в отношениях Армении с Россией. Возможно, поэтому некоторые эксперты не исключают, что уже осенью новый премьер — министр почувствует первый «удар» со стороны Кремля.

Какие шаги нам стоило бы предпринять в этом контексте? Есть некоторые обстоятельства, которые делают Н.Пашиняна более привлекательной политической фигурой даже для нас.

Во-первых, Пашинян не относится к «ястребам» карабахского военно-политического клана, в его политической биографии нет эпизодов, непосредственно связанных с карабахской войной.

Во-вторых, Н.Пашинян строит диалог пока только с экс-президентом Л.Тер-Петросяном, который в настоящее время является почти единственной реалистичной и прагматичной политической фигурой в армянском политическом ландшафте.

В-третьих, наверное, армянский премьер отдает себе отчет в том, что для большинства людей революция не простая смена власти, у них есть определенные социально-экономические ожидания.

Санкции против Ирана, явные похолодания в отношениях с Россией и серьезные проблемы с Азербайджаном и Турцией – думается, только ненормальный человек в таких условиях может еще надеяться на что-то хорошее или же строить какие–то планы…

Единственным выходом из этой тупиковой ситуации является налаживания нормальных отношений с государствами региона, в первую очередь, с Азербайджаном и Турцией. А путь к этому пролегает через карабахскую проблему.

Если Пашинян поймет это и даст нам понять, что он готов к истинному миру и диалогу, тогда у него что-то и получится. Если же не поймет, тогда ему следует доиграть иранский и российский эндшпиль, который не только закончится его поражением, но и станет поражением всей «бархатной революции» в Армении…

Гусейнбала Салимов   

Minval.az