Когда наши дипломаты подчеркивают необходимость «субстантивности» (наверное, от английского: substantive discussion – результативное, продуктивное обсуждение!) переговорного процесса, безусловно, этим делают тонкий дипломатический намек в адрес Армении: Азербайджан уже не хочет вести переговоры ради переговоров…

Но очевидно, что одними дипломатическими намеками карабахская проблема с мертвой точки не сдвинется, хотя даже подобные намеки могут быть предвестниками длительных дипломатических пауз или же даже началом очередной военной фазы в процессе разрешения конфликта.

Чтобы переговоры действительно были субстантивными – результативными, армянская сторона должна кардинальным образом пересмотреть или же должна быть вынужденной пересмотреть свои позиции в отношении карабахской проблемы. А для этого или мировое сообщество вместе с Россией, или же сама Россия одна, должны оказывать конкретное давление на Армению, т.к. даже опыт других конфликтов показывает, что без определенного политического, экономического и военного давления на агрессора, или же как принято говорить в современной конфликтологии, без принуждения к миру добиться существенных позитивных сдвигов в процессе разрешения подобных проблем почти невозможно.

Но, к сожалению, ни мировое сообщество само, и ни Россия подобных шагов вовсе не предпринимают, в противном случае, требования СБ ООН не остались бы на бумаге…

Безусловно, в последнее время, особенно, после каталонских событий, по крайней мере, в Европе начинают уже более трезво относиться к этническому сепаратизму, т.к. буквально недавно на Брюссельском саммите ЕС впервые не сделали «исключение» для карабахской проблемы. До этого же на абхазские и осетинские конфликты, на приднестровскую проблему смотрели с одной, на карабахскую же проблему с другой призмы и не секрет, что Запад в отношении территориальной целостности Грузии, Молдовы и Украины занимал более четкую и однозначную позицию, нежели в отношении Азербайджана.

Помнится, еще в 90–е годы, на известном Лиссабонском саммите ОБСЕ это стало предметом острых разногласий, только в самый последний момент, наконец – то, по карабахскому вопросу была сделана отдельная оговорка в тексте декларации…

Сказать, что после этого мы сильно продвинулись в этом вопросе – это было бы явным преувеличением. Поэтому, лично я, когда слышу бесконечные разговоры о «субстантивности» переговоров, невольно спрашиваю себя: а не занимаются ли наши дипломаты филологией?

Ведь, пока мы не видим практического воплощения этого принципа! Безрезультативные переговоры продолжаются, и наши дипломаты не пропускают ни одну встречу со своими армянскими коллегами, хотя, казалось бы, уже даже обсуждать нечего – ведь, армянская сторона ничего нового не предлагает и уже десятилетиями занимается преднамеренным затягиванием переговорного процесса…

Конечно, в подобной ситуации винить только наших дипломатов было бы не совсем корректным. Не знаю, что будет через сто лет, пока что дипломаты всего мира склонны говорить с позиции силы, и дипломатия является всего лишь одной важной ветвью в комплексной государственной политике.

В апреле прошлого года мы попытались, как говорится, помочь нашим дипломатам – после длительной паузы Азербайджан, наконец – то, решил оказать серьезное военное давление на агрессора. Я абсолютно не намерен искажать значение апрельских событий прошлого года, но, признаться, не только мы сами, даже наш противник ожидали большего, но сломать «военную машину» противника как следует мы не смогли. Думаю, что причина всем известна, опять же все упиралось в «российский фактор». Но ведь, к этому мы готовились чуть ли не 20 лет! И все принимали, что без должного военного давления принудить армян к конкретным уступкам невозможно. Но увы…

Конечно, и теперь не все потеряно… Но надо оставить дипломатическую филологию и ответить на один вопрос: как же нам в действительности, сделать переговоры субстантивными или же результативными?

Понятно, что нужны меры принуждения в отношении агрессора. Но как их реализовать?

Вот и в этом–то все дело! Возможно, с точки зрения теории дипломатии новый термин — «субстантивность» (хотя русские источники его «автором» считают пресс-секретаря президента России господина Д.Пескова!) нашего уважаемого министра Э.Мамедярова и действительно, является очень важным вкладом в отечественную дипломатию. Но еще раз повторяем, что нас мало интересуют теоретические изыскания наших дипломатов и для нас важнее практическое воплощение этого принципа, — ведь прошло уже немало времени, но в карабахском вопросе конкретных, ощутимых результатов у нас пока нет…

Да, есть и объективные причины, геополитические реалии. Но история и даже опыт последних лет показывают, что есть «управы» и на сильных мира сего.

Поэтому, мы должны найти конкретные «рычаги давления» на Россию и Иран, должны еще сильнее привлечь на свою сторону Грузию и конечно же, использовать все дипломатические ресурсы братской Турции, — Армения должна реально почувствовать нашу силу.

Пока все наши показатели носят лишь потенциальный характер– да, мы имеем явные экономические, военные и даже демографические преимущества! Но все они носят потенциальный характер и остаются, как бы не использованными ресурсами…

И дипломатические «намеки» через некоторое время утрачивают свой смысл и предназначение, превращаются в пустую дипломатическую акустику. И не стоит забывать, что и люди, наши простые сограждане, с нетерпением ждут, когда же, наконец-то, эти переговоры станут действительно субстантивными– результативными? Ведь, и они устали от бесконечных переговоров, от визитов «туристов» Минской Группы ОБСЕ!

По секрету могу сказать, что в названии любой статьи по карабахской проблематике достаточно лишь упомянуть выражение «Минская Группа»,- ее уже никто читать не будет…

Поэтому вовсе, не хочется, что и наши отечественные дипломаты оказались в положении «туристов» Минской Группы, — поверьте, если так продолжится, и слово «субстантивный» станет предметом острых насмешек, возможно, даже анекдотов…

Гусейнбала Салимов

Minval.az

Minval.az