«Никакого урегулирования карабахского конфликта быть не может в принципе — ни с участием Керри и Лаврова, ни без их участия. Какое может быть урегулирование, когда для обеих сторон своя позиция есть условие исторической идентичности. Если Азербайджан откажется от возвращения Карабаха, его не будет. Если Армения откажется от захвата оккупированных азербайджанских земель, автоматически не будет ее. Что тут могут сделать Керри, Лавров или кто-либо еще?».

Об этом в интервью порталу Новости-Азербайджан заявил председатель Исламского комитета России Гейдар Джемаль.

По его словам, существует тайный сговор США-Россия, который осуществляется в режиме явной игры на соперничество для того, чтобы манипулировать субъектами международного права: странами СНГ, ЕС и так далее.

«В частности, тандем Вашингтон-Москва манипулирует политическими субъектами Южного Кавказа и Центральной Азии, разыгрывая их между собой. Азербайджан должен понимать, что его историческое существование определяется только через военное возвращение того, что было отнято у него войной же”, — отметил он.

Комментируя мнение ряда экспертов о том, что Азербайджан взамен возврата части территорий станет членом ЕАЭС, а также не будет возражать против возможности появления российских миротворцев в Нагорном Карабахе, Джемаль сказал следующее:

«Поражение Армении было тяжелейшим ударом по России, поскольку метафорически это было поражение российской армии в возможном столкновении с турецкой. Выиграв «четырехдневную войну», Азербайджан сорвал российские планы по раскручиванию конфликтного противостояния с Турцией.

В итоге московская дипломатия пытается смягчить последствия этого удара, навязывая Азербайджану абсурдные и практически проигрышные решения, которые совершенно не соответствуют реально достигнутому на поле боя (в свое время Японию, выигравшую у Российской империи войну 1904 года, также принудили обманом согласиться на минимальные требования вместо того, что она могла бы получить). Азербайджану нужна не часть территории, а вся территория.

Получить же часть территорий в обмен на членство в объединении с неясной геополитической перспективой было бы глупо. Казахстан откровенно тяготится этим членством, а Белоруссия ведет себя так, как будто ничего не знает об этом членстве. Единственным бенефициаром, и то с оговорками, может считаться Армения. Неужели Азербайджан может находиться с Арменией в одной политической межгосударственной структуре?..

Что касается российских «миротворцев» в Нагорном Карабахе, они и так существуют — и в Карабахе, и на других оккупированных территориях. В данном случае речь идет о согласии Баку на оккупацию азербайджанской земли, что неприемлемо”.

По мнению политолога, визит президента России в Азербайджан и в Армению является продолжением усилий России по нейтрализации разрушительных для нее последствий азербайджанской военной победы.

«Следствием этой победы стало мощное усиление Турции в направлении Южного Кавказа. Резко возросла политическая близость между Эрдоганом и Алиевым. На этом фоне президент Путин не может сохранять нейтралитет и спокойно наблюдать за тем, как стремительно тает влияние России в регионе”, — считает он.

В заключении эксперт еще раз подчеркнул, что нет никакого карабахского урегулирования.

«Это слово из дипломатического жаргона является бессмысленным политкорректным жестом со стороны азербайджанского экспертного сообщества. Армяне не употребляют термин «урегулирование». Нет также и никакого конфликта, а есть война Азербайджана с международным армянством, фронт которой проходит в данный момент по отторгнутым у Азербайджана землям.

В свете этого Иран не может играть роль в «урегулировании». Он может лишь вести тренд на войну, поддерживая армян, но время от времени делая жест и в адрес азербайджанцев, поскольку считает весь Южный Кавказ своей территорией, которая рано или поздно должна к нему вернуться.

Что касается Турции, то для нее Азербайджан является очень важным союзником, через которого открывается выход на Каспий. Война с Арменией привязывает азербайджанские элиты к союзу с Турцией. Если бы не было этой войны, Баку совсем не обязательно занимал бы протурецкую позицию, и, вполне возможно, превратился бы в антитурецкого игрока под влиянием могущественных внешних факторов. Так что для Турции продолжение противостояния с армянами — это один из существеннейших базовых элементов большой турецкой политики”, — резюмировал Джемаль.