Интервью АзерТАДЖ с помощником президента Азербайджана по общественно-политическим вопросам Али Гасановым

— Али-муаллим, как известно, вчера правление Центрального банка приняло решение о переходе маната на «режим плавающего курса» на территории страны. В связи с этим среди населения звучат различные мнения. По-вашему, в связи с какой необходимостью было принято это решение, и как оно повлияет на последующие процессы в стране?

— Как вы знаете, власти Азербайджана до вчерашнего дня предпринимали все возможные шаги и приняли все меры для сохранения стабильности национальной валюты. Несмотря на то, что большинство стран-производителей нефти, в том числе и основные торговые и экономические партнеры Азербайджана, страны СНГ намного раньше нас внесли изменения в свою денежную политику. Специалисты хорошо знают, что сохранение стабильности валюты путем валютной интервенции обходится государству дорого.

Однако ясно и то, что и переход на «плавающий курс» не обойдется без потерь для общества и принесет с собой много социально-экономических проблем. Он не проходит без отрицательного влияния на внутреннюю жизнь государства, общественное мнение. В последние дни в Азербайджане всем было ясно, что процесс перехода на «плавающий курс» неизбежен, и Нацбанк вынужден считаться с этим. Как вы знаете, уже долгое время в мире господствует экономический кризис, в большинстве стран наблюдается спад национального производства, падает прибыль, валюта теряет свою ценность. Независимо от силы и потенциала, в большинстве стран, начиная с одной из самых могущественных — Китая и заканчивая небольшими государствами, национальная валюта очень быстро обесценивается. Национальная валюта наших самых близких торговых партнеров —  России, Турции, Ирана, Казахстана, Грузии и других уже давно была переведена на свободный курс, что создавало проблемы в экономических и торговых связях с ними. Внутреннее производство Азербайджана из-за стабильного и высокого курса маната со временем падало. В такой ситуации введение «плавающего свободного курса валюты» было неизбежно. Только власти Азербайджана старались по возможности ослабить процессы, отрицательно влияющие на социальное состояние населения. Но, как вы знаете, наша страна является частью глобального мира, и мы вынуждены идти в ногу с происходящими на нашей планете экономическими процессами и подстраиваться под них. Также хочу отметить тот факт, что Азербайджан – нефтяная страна, и такие страны, как мы, не могут не учитывать резкое понижение цен на нефть, дающей основную прибыль в госбюджет. С начала этого года на мировых рынках цены на нефть и нефтяные продукты снизились в 3 раза. Это значит, что прибыль Азербайджана от нефти также сократилась в 3 раза.

В то время как другие страны, основным источником дохода которых является нефть, в том числе наши ближайшие соседи, уже в начале этого года были вынуждены отпустить в свободное плавание свои национальные валюты, Нацбанк Азербайджана на протяжении длительного времени за счет внутренних резервов старался покрыть этот дефицит. Однако постоянная регулировка этого процесса за счет валютных резервов в будущем могла бы нанести экономике больший урон. Потому что всем уже ясно, что цены на нефть на мировых рынках в ближайшее время не поднимутся. Естественно, этот процесс связан не только с объективными рыночными законами, имеются и субъективные причины, главное из которых отношения США-Россия. Всем, кто следит за событиями, ясно, что в условиях усиления геополитической конкуренции с Россией США для экономического ослабления конкурента избрали политику искусственного влияния на цены нефти. Для этого Вашингтон сначала взял под контроль ОПЕК и различными путями ограничил возможности этой организации принимать решения по ценам. Для этого Соединенные Штаты отменили 40-летний запрет на продажу нефти. Законопроект Палаты представителей о поддержке отмены этого запрета происходило на фоне стремительного удешевления нефти. Это решение невозможно объяснить экономическими законами. Так как это произошло не в момент рекордной – почти 150 долларов цены на нефть, а в момент рекордно низкой – 37 долларов цены, лишний раз доказывает: цель не столько в «росте экономического развития и производства, сколько в урегулировании цен подобным образом».

Наконец, в то же время когда был наложен запрет на продажу нефти, была поднята учетная ставка ФРС США, что наряду с укреплением позиции доллара ослабило валюты других стран. Это еще больше обесценило и без того подешевевшую нефть, в результате чего прибыль стран-продавцов нефти уменьшилась еще больше. Если учесть, что сосед Азербайджана Иран готовится со следующего года начать продавать нефть на мировом рынке, то утрясти этот вопрос в ближайшее время представляется очень трудным.

Одним словом, мировой экономический кризис, плавающий курс национальных валют ближайших торговых партнеров Азербайджана, плюс международная конъюнктура, удешевление нефти и пр. сделало решение Нацбанка неизбежным. Но это не означает, что правительство пустит этот процесс на самотек, не используя никаких регулировочных механизмов. Наше правительство постарается в первую очередь сделать этот процесс максимально безболезненным для граждан, нуждающихся в социальной защите. В этих обстоятельствах будут предприняты шаги по стимулированию внутреннего производства и полной ликвидации остатков теневой экономики – монополий, фактов коррупции, искусственных помех деятельности предпринимателей и др. На нынешнем этапе основной целью является компенсировать путем новых рыночных механизмов негативные последствия девальвации. Пусть наши граждане не сомневаются, правительство Азербайджана сделает для этого все необходимое.

— Недавно председатель Хельсинкской комиссии США, конгрессмен Крис Смит внес проект в законодательный орган в связи с введением некоторых санкций в отношении Азербайджана. Как вы оцениваете эту инициативу, и какой видите ее перспективу?

— Знаете ли, Азербайджан в подходе к таким вопросам берет за основу не позицию отдельных проармянских политиков, а официальную политику государств-партнеров. В соответствии с этим он и строит свою политику. Предвзятый выпад Криса Смита не означает официальную позицию Белого дома. Этого конгрессмена в Азербайджане хорошо знают, еще с 2000-х годов он регулярно выступал с проармянскими инициативами и заявлениями, старался любыми путями бросить тень на отношения Азербайджана с США и вел себя так, будто избран в Конгресс не от Нью-Джерси, а от армянской области Абовян. Крис Смит один из многочисленных проармянских конгрессменов, яростно отстаивающих армянскую позицию по «геноциду армян». Только в этом году он несколько раз делал заявления о необходимости признания «геноцида» и даже подписался под соответствующим обращением президенту США. Одним словом, какого мое отношение к репутации этого человека, такого же оно к подготовленному им проекту. Главное заключается в том, до сих пор официальный Вашингтон не придавал никакого значения ни его заявлениям по «геноциду армян», ни его инициативам против Азербайджана. Поэтому этот вопрос рассматривать серьезно не нужно. Надеемся, последний поступок Смита также будет отвергнут официальными лицами США, и этот проект канет в Лету вместе с другими мечтами проармянских сил. На самом деле, политики по типу Смита есть в каждой стране. И в Азербайджане есть люди, думающие, что США относится к нагорно-карабахскому конфликту с проармянских позиций, подпадая под влияние армянской диаспоры и армянского лобби. Они также требуют от властей Азербайджана положить конец стратегическому партнерству с США, адекватно ответить на пристрастный подход в отношениях с нашей страной. Однако, как я уже отметил, как и в отношении с другими странами, мы заинтересованы в развитии связей с США, не позволяем отдельным призывам нанести вред двусторонним отношениям.

Естественно, если официальный Вашингтон поддержит этот небеспристрастный проект, пойдет на поводу проармянских сил, тогда правительство Азербайджана ответит на это соответствующей реакцией – пусть никто в этом не сомневается.