Франк Умбах: Армения не сможет конкурировать с Азербайджаном ни в военном, ни в экономическом плане

Франк Умбах: Армения не сможет конкурировать с Азербайджаном ни в военном, ни в экономическом плане

Выборы в Европейский парламент, прошедшие 6-9 июня, закончились победой правых и ультраправых партий, которые заметно улучшили свой результат в ключевых странах Европейского союза. Во Франции каждый третий избиратель проголосовал за «Национальное объединение» Марин Ле Пен, партия президента Эммануэля Макрона «Возрождение» потерпела сокрушительное поражение. Из-за этого французы уже в июне пойдут голосовать на досрочных парламентских выборах. «Альтернатива для Германии» заняла в своей стране второе место на выборах, обогнав партию канцлера Олафа Шольца. Что все это означает для Азербайджана?

На вопросы Minval.az отвечает доктор Франк Умбах, Международный консультант и эксперт по глобальной энергетической безопасности, геополитике и политике безопасности, руководитель исследовательского отдела EUCERS/CASSIS Боннского университета и консультант НАТО.

– В Европе прошли выборы в Европарламент на фоне оживленных дискуссий в обществе. Что их результаты будут означать для Азербайджана? Как будут развиваться отношения между ЕС и Азербайджаном после 9 июня?

– Я не думаю, что в результате выборов в Европарламент в отношениях между ЕС и Азербайджаном произойдут какие-то серьезные изменения. Выборы имеют и другие последствия, поскольку приоритет финансирования ЕС сместится с энергетической и климатической политики на безопасность и оборону, в результате чего на энергетическую и климатическую политику останется меньше финансовых ресурсов.

– Европейские выборы проводятся каждые пять лет. Последние европейские выборы состоялись в мае 2019 года. Чем нынешние выборы отличаются от предыдущих?

– Последние выборы усилили партии зеленых, а вместе с тем и амбициозную климатическую политику и цели. Новый парламент укрепил многие правые партии, зачастую гораздо более пророссийские и выступающие против возобновляемых источников энергии и любой (амбициозной) климатической политики. Но от политики «Зеленого курса» не откажутся. Но гораздо больше внимания будет уделяться экономически эффективным инструментам и решениям, подкрепленным большим прагматизмом.

– Самым заметным результатом выборов стало поражение политических сил президента Франции Эммануэля Макрона и канцлера Германии Олафа Шольца. Вы этого ожидали? Каковы причины этого?

– В обоих случаях они потеряли поддержку политического центра электората. Во Франции это часто связано с социальной и иммиграционной политикой, в Германии – скорее с результатом чрезмерно амбициозной программы зеленой политики, а также миграционной политики и ее последствий, тогда как проблемы электората часто игнорируются (особенно в Восточной Германии).

– Предыдущий состав ЕП отличался жесткой антиазербайджанской риторикой. Сохранится ли эта тенденция, учитывая, что сторонников сбалансированного подхода к внешней политике в ЕП благодаря правым и консерваторам стало больше?

– Партии зеленых, возможно, по-прежнему критичны в своей политике по отношению к Азербайджану, но уже стали более прагматичными (как и партия зеленых Германии в своей внешней политике). В отличие от прошлого, они активно поддерживают более сильную оборонную политику Германии и ЕС (увеличивается за счет увеличения оборонного бюджета) и являются решительным (также военным) сторонником Украины (больше, чем СДПГ).

– Более 300 тыс. военнослужащих НАТО находятся в состоянии «высокой готовности», что предполагает, что командование сможет развернуть эти силы в течение 30 дней. СМИ пишут, что Россия находится на грани войны с НАТО, которая может начаться в любую минуту. Как, по вашему мнению, будут развиваться дальнейшие события?

– Отряд в 300 тысяч человек скорее наращивается, чем уже существует. Россия уже ведет гибридную войну против НАТО, которая началась уже после аннексии Россией Крыма и первых западных санкций, если не раньше. Между тем Россия не просто занимается шпионажем за критически важными инфраструктурами Запада, но и заявила, что саботирует их в качестве предупреждающего сигнала против поддержки Западной Украины. Официальная пропаганда российского телевидения после первых месяцев вторжения в Украину и наступления на Киев не смогла объяснить, что российская военная сверхдержава не смогла достичь своих военных целей. С этого времени, в 2022 году, российская пропаганда оправдывает вторжение в Украину войной против НАТО как превентивной войной.

Но даже представители Кремля, Пригожин и бывший министр иностранных дел России Козырев заявляли, что не расширение НАТО стало причиной вторжения России в Украину. Скорее, это результат имперской, реваншистской внешней политики, которая отрицает само существование украинского государства и даже независимой национальной украинской культурной идентичности, как подчеркивается в историческом письме Путина от июля 2021 года и во многих государственных документах. Российская пропаганда с самого начала войны угрожала ядерной войной Западу, поддерживающему Украину в военном и даже в экономическом плане. Но, несмотря на пропаганду, Россия не заинтересована в войне против НАТО, поскольку она проиграет.

– Что нужно Соединенным Штатам на Южном Кавказе? Какие цели они здесь преследуют?

– США заинтересованы в том, чтобы Азербайджан проводил независимую от Москвы политику в области экономики и безопасности, и чтобы весь Кавказ оставался стабильным за счет ограничения российского, китайского и иранского влияния.

– Как изменятся отношения между Баку и Вашингтоном, если на выборах победит Трамп?

– Я не думаю, что двусторонние отношения существенно изменятся, поскольку общий фокус геоэкономической и геополитической политики США в дальнейшем сместится в сторону Азии/Китая.

– Как вы оцениваете попытки Парижа проникнуть на Южный Кавказ? Есть ли вероятность появления французских баз в Армении?

– Политика Франции в отношении Кавказа оспаривается в ЕС. Я не ожидаю, что Франция создаст базы в Армении, хотя это зависит от дальнейших мирных переговоров. Французская внешняя политика и политика безопасности могут быть даже ограничены после выборов. Но нынешняя французская политика безопасности сосредоточена скорее на войне в Украине, а также на независимости и стабильности Молдовы из-за многочисленных вмешательств России во внутреннюю политику Молдовы накануне выборов и против ее проевропейской политики.

– Каковы ваши прогнозы относительно развития ситуации на Южном Кавказе? Как будут развиваться армяно-азербайджанские отношения? Стоит ли говорить о возможности подписания мирного соглашения на фоне интенсивного вооружения Армении?

– Я по-прежнему считаю, что мирное соглашение возможно, и оно в интересах обеих стран. Азербайджану не следует удивляться тому, что Армения усиливает свои вооруженные силы после военного поражения. Армения не сможет конкурировать в экономическом плане и тем более соперничать с военными силами Азербайджана.

– Как вы оцениваете нынешнее состояние и дальнейшие перспективы партнерства Азербайджана и НАТО?

– Я думаю, что обе стороны имеют стратегический интерес к расширению и углублению своих двусторонних отношений, поскольку геополитические риски и региональная нестабильность во всем мире возросли.

Ясмин Мамедова 

Из этой рубрики