Расим Мусабеков: «Я думаю, что эта внутренняя борьба откроет много интересного для всего мира»

Расим Мусабеков: «Я думаю, что эта внутренняя борьба откроет много интересного для всего мира»

Уходящая неделя оказалась богатой на события по армянской тематике. Хотя армянской она является для нас, а для самих граждан Армении, премьер-министр которой вдруг обеспокоился дружеским отношением президента Лукашенко к Азербайджану, она, конечно же, формирует внутреннюю повестку. Параллельно Никол Пашинян обвинил руководство карабахских сепаратистов в том, что они сдали Азербайджану некогда захваченные у нас территории, что тоже вызвало там политический скандал. А тут еще и регулярные обстрелы позиции азербайджанской армии в нахчыванском направлении. Что происходит в Армении и чем объяснить ее внутриполитическую и военную активность последних дней?

Прокомментировать эти вопросы Minval.az попросил политолога Расима Мусабекова.

– Чем объяснить двоякую позицию Пашиняна? С одной стороны, он заявляет, что мирный договор может быть подписан в течение месяца, а с другой – говорит о невозможности менять Конституцию в той ее части, в которой отражены территориальные претензии к Азербайджану. Что это за игра и к чему она приведет? Не значит ли это, что Пашинян решил торпедировать процесс переговоров и свалить все на Азербайджан?

– Надо понимать, что Пашинян сейчас в достаточно сложном положении. Текст мирного договора, можно сказать, практически согласован. Он девять раз уже переправлялся в Ереван и обратно в Баку и его не раз лицом к лицу обсуждали главы МИД обеих стран со своими командами. Пашинян понимает, что есть конституционные проблемы, которые нужно решать. Он сам в этом признался в феврале этого года во время своего выступления на общественном радиоканале в Армении. Вопрос заключается в том, что он сегодня просто не в состоянии по нашему требованию через референдум снять ссылку на Декларацию независимости, в которой говорится об «объединении Нагорного Карабаха и Армянской Республики». Он просто не имеет возможности провести такой референдум под азербайджанским давлением.

Согласно армянскому законодательству, в таком референдуме должно принять участие не менее половины зарегистрированных избирателей Армении. Все его противники соединятся и провалят голосование. И после этого встанет вопрос об отставке самого правительства Пашиняна. Он полагает, что та оговорка, которая сделана в тексте договора о том, что никто, ссылаясь на внутреннее законодательство и внутренние ограничения, не может препятствовать вступлению в силу этого договора, достаточна. Полагает, что само это должно снять возможные попытки поставить под сомнение договор.

Здесь есть и другой нюанс. Когда во времена Советского Союза было объявлено о присоединении Армении и Нагорного Карабаха, Президиум Верховного Совета СССР отменил это решение. Но в последующем армяне так называемого «Нагорного Карабаха» сами объявили о независимости. И если позже они тогда соединились с Арменией, то получается, что у них была независимость от Армении? Нет, это абсурд. Тогда независимость от Азербайджана? А коли так, то они фактически сами соглашались с тем, что предыдущее, отвергнутое Президиумом Верховного Совета СССР, решение уж точно не вступило в силу.

В первый раз эта проблема возникла только тогда, когда Кочарян избирался президентом Армении и его противники заявили, что он не может претендовать на  этот пост, потому как не проживал на территории Армении на протяжении последних десяти лет. Таково требование их Конституции. Тогда Кочарян стал ссылаться на то, что «ранее уже было принято необходимое решение и Нагорный Карабах уже соединился с Арменией». Но тогда правоту Кочаряна подтвердил Конституционный суд Армении своим заключением. Так что при необходимости Конституционный суд может принять такое же заключение о том, что Кочаряна тогда неправильно допустили до президентских выборов и что ссылка в Конституции о независимости в юридическом плане ничтожна и силу не имеет.

Так что, когда противники Пашиняна станут говорить, что он не имеет права признавать территориальную целостность Азербайджана, включая Карабах, он будет стараться подтвердить решением парламентского большинства то, что Карабах к Армении не был присоединен. Либо же он постарается получить соответствующее заключение Конституционного суда. Но это уже проблемы самого Пашиняна, потому что для Азербайджана в этом отношении никакая двусмысленность неприемлема.

Даже если мы подпишем договор о мире и нормализации межгосударственных отношений, не думаю, что станем его ратифицировать в условиях пока двусмысленность и неопределенность не устранены.

– Пашинян обвинил бывшего президента бывшей самопровозглашенной сепаратисткой структуры Карабаха Самвела Шахраманяна в том, что тот сдал Карабах Азербайджану. В ответ на это бывший секретарь Совета безопасности Самвел Бабаян обвинил руководство Армении в том, что так называемая армия обороны Карабаха подчинялась официальному Еревану и являлась структурным подразделением Министерства обороны Армении. Как понять эти заявления? Потерпев поражение в войне, Армения теперь пытается найти крайних в карабахском вопросе?

– Фактически сейчас можно сказать армяне занимаются саморазоблачением. Мы всегда говорили, что на территории Азербайджана находятся подразделения Вооруженных сил Армении. Нам армяне и их западные покровители, да и в России тоже, все время отвечали, что, мол, нет там никаких вооруженных формирований Армении, а присутствуют только местные силы самообороны. Но вдруг выясняется, что не было никаких сил самообороны, а были Вооруженные силы самой Армении. И теперь они открыто это признают.

Я думаю, что эта внутренняя борьба откроет много интересного для всего мира. Да и для нас это будет очень важно, поскольку «НКР» был лишь на словах, а на деле все упиралось в незаконную оккупацию Арменией территории Азербайджана. Уверен, что это позволит укрепить позиции Азербайджана на любых переговорах и полностью отклонить попытки Армении участвовать в определении судьбы карабахских армян в переговорах с Азербайджаном. Наша страна не станет признавать право голоса Армении в этом деле, потому что на протяжении 30 лет они занимались захватом азербайджанских территорий, который пытались замаскировать под какое-то там самоопределение.

– С чем связаны нападки Никола Пашиняна на Александра Лукашенко? Это что-то личное или попытка таким образом выйти из ОДКБ?

– Нападки Пашиняна на Лукашенко связаны с его психическим состоянием, потому что давление улицы, конечно, его сильно нервирует. Некогда он сам организовывал такое давление и понимает, что если оно выйдет из-под контроля, то для него это плохо кончится. А с другой стороны, он пытается найти повод для того, чтобы полностью уклониться от участия в работе ОДКБ. Что-то выговаривать Путину ему страшно, вот он и адресует свою обиду к Лукашенко. Типа «пока Лукашенко в ОДКБ, я туда не приду». Ну и не приходи. Можно подумать, там все тебя прямо заждались. Это, конечно, нервный срыв, а с другой стороны, – попытка найти повод для того, чтобы свести на нет участие и взаимодействие с ОДКБ.

– Участившиеся обстрелы территории Нахчывана – это попытка Армении спровоцировать Азербайджан на что?..

– Хочу напомнить, что там недавно погиб азербайджанский военнослужащий и пока проводится расследование. Мы не имеем информацию ни об обстоятельствах, ни о том, кто произвел выстрел, но военнослужащий погиб и это произошло недалеко от границы. И это тоже может быть результатом действий с армянской стороны.

Я не думаю, что Никол Пашинян и его правительство настолько потеряли голову, чтобы начать создавать военное напряжение на границе. Это для них обернется очередными унижениями. Но вполне допускаю, что в армянской армии имеются определенные силы, заинтересованные в дестабилизации ситуации. На границе у них много военнослужащих из числа бывших участников военных действий, но уже постаревших. Они размещают в социальных сетях посты по военной тематике. И среди них вполне могут быть противники Пашиняна, которые могут пытаться организовать какую-то провокацию. Цель – продемонстрировать якобы несостоятельность правительства Пашиняна в установлении мира с Азербайджаном и попытаться оказать на него давление. Но с этим он должен разбираться сам. В одном я уверен: если провокации на границе продолжатся, то ответ Азербайджана будет, как всегда, убедительный и, если можно так выразиться, вразумляющий.

Рауф Насиров