Академик Адиль Гарибов: Азербайджан в состоянии начать собственные разработки ядерных технологий

Академик Адиль Гарибов: Азербайджан в состоянии начать собственные разработки ядерных технологий

В призыве, с которым на днях к мировому сообществу обратился глава Организации по атомной энергетике Ирана Мохаммад Эслами, о том, что страна предлагает всем желающим свои ядерные технологии и ожидает вложения зарубежных инвестиций в эту сферу своей экономики, содержится довольно любопытная мысль об инвестиционной привлекательности данной отрасли. И для Азербайджана, активно развивающего сектор альтернативной энергетики, подобная идея не должна казаться такой уж невыполнимой и отдаленной. Почему бы и нам не начать развивать собственную атомную энергетику? Тем более что необходимость в этом вытекает как из перспективной направленности развития энергетического сектора, так и геополитических реалий – большинство наших соседей уже обладает необходимыми технологиями в этой сфере.

За разъяснениями Minval.az обратился к академику, члену Президиума НАНА, бывшему директору Национального центра ядерных исследований Адилю Гарибову.

– Как, по-вашему, звучит ли фантастично идея о том, что Азербайджан должен обладать собственными атомными технологиями?

– Нет, конечно. Считаю, что Азербайджан должен уделить особое внимание вопросу развития ядерных технологий. С одной стороны, у нас расположен Иран, а с другой – Армения, которая, обладая атомным объектом – Мецаморской АЭС, уже работает над всем этим на протяжении 40 лет. Более того, Армения четвертый год подряд ведет переговоры с Россией о строительстве на своей территории новой атомной станции. Так что Армения уже обладает технологиями в атомной энергетике, а значит, и владеет методикой управления ею.

Учитывая сказанное, считаю, что Азербайджан, совместно с братской Турцией или даже используя возможности самой России, должна развивать у себя ядерные технологии.

– Что вы имеете в виду, говоря о необходимости развития ядерных технологий? Строительство атомной электростанции или разработку ядерного оружия?

– Понятно, что Азербайджану, представляющему собой небольшое государство, не позволят разработать собственное атомное оружие. Это ясно и данный факт следует воспринимать как факт.

– Не позволят с политической точки зрения или нам на это не хватит средств?

– Конечно же, прежде всего, с политической точки зрения. Иран за возможность обладания таким оружием борется с мировым сообществом на протяжении последних 30 лет. И это при том, что Иран территориально намного больше Азербайджана, не говоря о том, что ее финансовые возможности сложно сравнить с нашими. Плюс несопоставимость объемов нефтегазовых запасов, которых у Ирана в разы больше. Но даже несмотря на санкции, эта страна все равно обладает гораздо большими возможностями развития атомных технологий, чем мы. Иран прекрасно использовал технологические возможности других государств для разработки собственных ракет и тяжелой техники. Причем речь идет не только о России, но и Китае. Как результат, он достиг очень высокого уровня в этой сфере. Что касается Азербайджана, то говоря об атомных технологиях, конечно, не следует иметь в виду атомное оружие. Нам необходимо иметь собственный ядерный реактор для проведения соответствующих исследований, построить заводы для выпуска необходимого оборудования, плюс создать кадровую базу. Кадры, то есть ученые в области ядерной физики нужны будут для обслуживания в будущем атомной электростанции, которую Азербайджан когда-либо может построить. АЭС сегодня представляют собой самый дешевый и безопасный вид получения электроэнергии, с гарантией на 60 лет бесперебойной работы. Нам это необходимо, хотя бы потому что всего четыре блока АЭС способны полностью покрыть минимальную потребность страны в электроэнергии.

– Если Азербайджан решит в будущем построить АЭС, то верно ли я понимаю, что мы должны будем его расположить на берегу Каспийского моря, чтоб охлаждать реакторы. Позволят ли нам сделать это прикаспийские государства с экологической точки зрения?

– С иранской стороны у Каспия уже действует АЭС. А что касается прикаспийских государств, то, скорее всего, строительством этого объекта займется Россия. А коли так, то ожидать какого-либо сопротивления со стороны других прикаспийских государств не стоит. Некогда был проект строительства такого объекта в Наваи, который подпитывается рекой Кура, а с другой стороны туда можно было бы провести воду и с Каспия. Проект не требует слишком уж больших объёмов воды, которая нужна только для охлаждения реакторов. Так что эта проблема вполне разрешима. Но, прежде всего, следует заняться подготовкой кадров и начать проводить научные исследования в этой области.

Президент Азербайджана предпринял очень важные шаги в этой области, заложив основу исследований в данной сфере в Азербайджане. Но они должны быть продолжены. Хотя бы потому, что при желании Армения вполне может создать ядерное оружие. Для этого у нее есть все возможности. Тем более, если к процессу подключатся и французы, обладающие своими ядерными технологиями. Учитывая, что во многих странах мира армяне представлены довольно сильной диаспорой, то при желании они могут импортировать в свою страну любую технологию. И не исключено, что сегодня Пашинян идет на мир с Азербайджаном только для того, чтобы заручиться определенной передышкой, или, выражаясь по-научному, так называемым индукционным периодом, чтобы вывести свою страну на определенный уровень военных возможностей.

– Если Азербайджан решит развивать собственную атомную энергетику, то выгоднее было бы для этого использовать сырье с собственных урановых месторождений в Нахчыване или импортировать его из Казахстана?                 

– Да, мы проводили подобные исследования в Нахчыване, но надо признать, что у нас нет таких уж больших залежей урана. Есть следы урана, но его мало. Полагаю, сегодняшние цены на ядерное топливо в международной системе таковы, что вполне позволяют нам закупить его, а использованное топливо можем сдавать на вывоз.

Но разработка месторождений, их переработка, или хранение использованного топлива требует наличия высоких технологий. Это серьезная работа, которая под силу лишь развитым государствам. Ни одна малая страна этим не занимается. Например, даже Турция для своих объектов привозит ядерное топливо из России, а после выработки, спустя 400 дней – этого требуют технологии, поставщик сам увозит топливо. Так поступают и другие государства. Например, Россия строит АЭС и в Венгрии и контракт заключен по тем же принципам. Но это не значит, что мы не должны заниматься поисковыми работами или не должны продолжать исследования. Нам следует это делать, хотя бы потому что мы можем обнаружить очень приличное по запасам месторождение. Армяне, например, на границе с нами провели оценку извлеченной руды и даже вели соответствующие переговоры с российской стороной.

– Где именно на границе с Азербайджаном армяне обнаружили урановую руду?

– Возле Шарура в Нахчыване, на обратной стороне горы, той стороне, что попадает на армянскую территорию. Так что там стоит исследовать и нам, но с нашей стороны горы. Что касается Кельбаджарского района, то там пока ничего подобного обнаружено не было. Там могут быть полиметаллические руды, но, как мне кажется, очень низка вероятность образования урана. Геологи на этот вопрос ответят лучше меня. Там есть радиоактивные элементы, в водах содержится радон, но никакого отношения это к урану не имеет. Это скорее продукты распада.

– Строительство АЭС требует наличие соответствующей кадровой базы. Как, по-вашему, с чего именно следует начинать работы в этом направлении?

– Когда по инициативе президента Ильхама Алиева в Азербайджане была создана соответствующее предприятие, то были разработаны и все этапы предстоящих работ. В документе содержался специальный пункт о подготовке кадров, с которого и следовало начинать работу. Затем для создания соответствующей научной базы в этой области предусматривалось строительство исследовательского атомного реактора. И вовсе не обязательно, чтобы он был очень мощным. Такой реактор может быть создан даже для простых тренинговых работ. Это помогло бы начать исследование по получению и хранению нужных изотопов. Причем подобные исследования необходимо проводить как в самом Азербайджане, так и в странах, обладающих подобными технологиями.

– Сколько же лет займут работы по подготовке кадров и строительству такого реактора?

– В небольшом центре, который я возглавлял, у меня работало около 70 молодых ученых. И спасибо господину президенту, были созданы все условия для стимулирования этих молодых людей. Но, к сожалению, там сегодня даже 20 человек не осталось, все разбрелись по более перспективным местам работы. Однако кадры – это не проблема. Если мы решим строить атомную электростанцию, то в лучшем случае сможем это сделать в течение 7-8 лет: необходимо примерно три года готовить документацию, еще три года их будет проверять и изучать МАГАТЭ, а затем наступит период ожидания лицензии, которую нам должна будет выдать эта международная организация. В течение этого периода страна как раз и берет на себя обязательство по подготовке соответствующих кадров. Причем по всем вопросам странам помогает и сам МАГАТЭ, который предоставляет уже готовые проекты по подготовке кадров. Такое было и в Армении, когда там строилась АЭС. На первых этапах эта международная организация здорово им помогла. Кстати, аналогичную помощь они готовы были оказать и нам и даже два раза представили свой проект создания реактора. Второй проект остался незавершенным, но там уже содержались предложения помощи в подготовке кадров. Эксперты МАГАТЭ приезжали в Азербайджан и организовывали здесь курсы для людей, которые должны были обслуживать этот реактор. У нас и сейчас действует виртуальная лаборатория в области ядерных технологий, созданная совместно с японскими специалистами и там задействованы наши местные молодые специалисты. Так что подготовка кадров – вопрос открытый, но время есть, поскольку даже если мы решим установить такой опытный исследовательский реактор, то на это самое меньшее уйдет порядка 6-7 лет. Этот вопрос требует много времени и проведения серьезной научной работы. Хотя бы потому, что его обслуживание исключает любую ошибку. И обязательно также вложение солидных финансовых средств.

– Как раз об этом и хотел вас спросить. Сколько средств потребуется вложить Азербайджану, скажем, в работы, связанные со строительством и полной сдачей в эксплуатацию четырехблочного АЭС?

– Примерно 20 млрд долларов.

– Наши золотовалютные резервы немногим больше 67 млрд долларам. Потянет ли Азербайджан такие расходы?

– Но здесь есть и свои плюсы. Одним таким шагом Азербайджан сможет полностью обеспечить свои расходы в электроэнергии на протяжении последующих 60 лет. Причем АЭС решает вопрос эмиссии углекислого газа в атмосферу при получении электроэнергии. А значит, мы сможем отказаться от дорогих технологий по очистке вредных выбросов в воздух. С другой стороны, надо признать, что у Азербайджана сегодня нет таких финансовых возможностей. Тем более в нынешнее время, когда мы возрождаем Карабах и тратим на это огромные средства. Но в любом случае работы в этом направлении надо вести и начинать следует с создания исследовательского реактора.

– Но если я правильно понимаю, то там ведь есть варианты? Например, АЭС можно строить частями, а не сразу все четыре блока?

– Конечно. Можно строить, поэтапно увеличивая количество блоков. К тому же, АЭС может быть и не такой большой мощности, что тоже удешевит проект. Например, построить АЭС не на тысячу мегават, а на 600 мегават.  Другое дело, что чем большей мощностью обладает АЭС, тем ниже стоимость вырабатываемой на ней электроэнергии. В любом случае, приступать к этим работам следует уже сейчас, потому что на севере Азербайджана расположена ядерная держава, а на юге другая страна во всю ведет разработку ядерных технологий, у Армении свой пока еще мирный атом. У Турции имеются свои разработки. Остаемся мы с Грузией, не обладающие этими технологиями. Но Грузию можно понять, поскольку у нее просто нет необходимых средств на внедрение подобных дорогостоящих технологий. Но Азербайджан вполне может это осилить. Причем мы можем одновременно развивать сразу несколько направлений энергетики. С одной стороны, традиционную энергетику, с другой – альтернативную. Это вполне по силам самой развитой стране в регионе, коим является Азербайджан.

Стоит, к тому же, учесть, что атомная энергетика как палка о двух концах: с одной стороны, можно производить электроэнергию, а с другой – создать нечто интересное. Раскрою мысль и скажу, что однажды проводился неофициальный опрос представителей развитых государств мира и на вопрос о том, сколько времени потребуется им для создания атомной бомбы в Японии указали на год, а в Германии на шестимесячный срок. Это страны, обладающие собственной атомной энергетикой. Так что при наличии необходимого кадрового потенциала и потребности в оном, можно будет подумать и об этом. Да, я не допускаю, что таким малым государствам как наша кто-то позволит использовать атомное оружие, но нужно быть готовым ко всему. Иран неспроста развивает атомную энергетику и делает это вовсе не из любви к высоким технологиям. Эта страна хочет усилить свою гегемонию в регионе.

– Франция договорилась с Казахстаном о покупке уранового сырья для своих реакторов. В связи с этим обсуждается вопрос о возможности транспортировки этого сырья в Европу через территорию Азербайджана. Возможно ли такое и не опасно ли это для окружающей среды у нас?

– Казахстан не обладает технологией обогащения и может производить только добычу и очистку урана. Он продает очищенный уран, в составе которого 99,2% Урана 238 и 0,7% Урана 235. Последние 0,7% и надо обогащать и поднимать до 5-6%. Для этого имеются специальные технологии. У Франции имеются очень хорошие технологии в этой области по обогащению. Я бывал на этих установках и видел реакторы. Они очень мощные, позволяют производить уран с целью создания оружия.

Что касается урановой руды, то ее воздействие на окружающую среду минимально, поскольку от нее распространяются лишь альфа-лучи, которые поглощаются специальными используемыми для переноски контейнерами. Так что я не вижу особой проблемы для окружающей среды из-за ее транспортировки. Но здесь есть другой политический момент. Казахстан очень близок с Россией и станет ли он продавать урановую руду Франции? Не знаю. Но мне известно другое соглашение между Казахстаном и МАГАТЭ, заключающееся в транспортировке туда использованного урана для хранения в подземных хранилищах возле города Курчатов. Но я не знаю связана ли информация, которой обладаю я, с тем, что сказали вы. Но даже если представить, что это сырье будет транспортироваться через территорию Азербайджана, то мы этого никак не почувствуем. Это не вызовет никакой опасности из-за закрытости систем перевозки. И наконец, сырье может перевозиться и военными самолетами, поскольку там речь не идет о таких уж больших объемах. И самое последнее: если такое соглашение вступит в силу, то МАГАТЭ обязательно проследит за всем процессом.

Рауф Насиров