Страны ЕС поссорились, пытаясь поделить доходы от активов РФ

Страны ЕС поссорились, пытаясь поделить доходы от активов РФ

Страны ЕС поссорились из-за того, как делить доходы от реинвестирования российских активов, которые они намерены попытаться экспроприировать в 2024 году, сообщает европейское издание газеты Politico.

Конфликт возник вокруг планов Бельгии собрать свыше 50% налогов с примерно €2,5-3 млрд прибыли от реинвестирования замороженных на площадке Euroclear (находящейся в бельгийской юрисдикции) почти €200 млрд российских активов. Бельгия ранее объявила, что намерена получить с Euroclear порядка €1,7 млрд в виде налогов на сверхприбыль корпораций в 2024 году только за операции с российскими активами. Хотя правительство Бельгии утверждает, что эти деньги также будут направлены на «поддержку Украины», эти меры просто не позволят Еврокомиссии реализовать свой план о присвоении и переводе в бюджет ЕС всей суммы доходов от российских активов, из которой, по плану главы дипслужбы ЕС Жозепа Борреля, 90% должно пойти на инвестиции в европейский военно-промышленный комплекс (ВПК) с целью наращивания поставок оружия Киеву.

Как пишет Politico со ссылкой на европейского дипломата, страны – члены ЕС все более недовольны высоким процентом налога на сверхприбыль, который должен уйти к бельгийским налоговым властям. Газета подчеркивает, что требования стран ЕС совпадают с призывом США к Бельгии отказаться от налогообложения этой прибыли, чтобы «максимизировать помощь Украине».

Источники Politico утверждают, что «Бельгия пытается провернуть бухгалтерский трюк, искусственно удвоив объем помощи, который она выделяет Украине». По словам европейского дипломата, в течение нескольких лет налоговые поступления Бельгии составят миллиарды евро, которые нужны украинцам для финансирования обороны.

Фактически Бельгию подозревают в том, что она за счет сбора сверхвысокого налога на доходы от активов РФ намерена засчитать свой вклад в планы ЕС по поставкам оружия Украине, при этом лишив Еврокомиссию более чем половины средств, которые Евросоюз намеревался от своего имени на словах «выделить Киеву», а на деле – инвестировать в собственный ВПК.