Эчмиадзин против дружбы народов и за территориальные претензии

Эчмиадзин против дружбы народов и за территориальные претензии

Армения вновь поставляет на экраны мира «демократическую» картинку. Здесь протестуют нынешние жители четырёх оккупированных азербайджанских сел, которые власти Армении собираются вернуть Азербайджану. Протестуют бурно и шумно, с перекрытием дорог, с громкими заявлениями и т.д. Но сочувствовать им как-то не получается. Потому что по обе стороны пока ещё условной границы слишком хорошо помнят, с какой чудовищной жестокостью в отношении мирного населения проходила оккупация этих сел. Так что новоявленные «хозяева» не могли не знать, что занимают чужие дома, законные хозяева которых или убиты, или вынуждены были бежать. И тем более не могли не понимать, что никаких законных прав на эти земли у Армении нет.

Наверное, следовало ожидать, что этими протестами постараются воспользоваться политические противники нынешних властей Армении — не упускать же очередной повод обвинить Никола Пашиняна в «предательстве», «сдаче земель» и т.д.

Но во главе протеста стоят не политики, а церковники. В особенности провокатор в рясе Баграт Србазян, перебравшийся в Армению из освобожденного от армянской оккупации Карабаха. Более того, как сообщает Radar Armenia, принято предварительное решение свести к минимуму участие сил Роберта Кочаряна и Сержа Саргсяна в происходящих событиях, чтобы не допустить провала «борьбы» из-за негативного рейтинга «бывших», в результате чего было решено передать руководство акциями протестов Первопрестольному.

По данным того же источника, недавно по этому решению были проведены закрытые заседания с участием гражданских и духовных деятелей под руководством Эчмиадзинского католикоса Гарегина II и принята четкая дорожная карта действий.

И вот тут уже нельзя не задуматься о той роли, которую играет церковь в политической жизни Армении вообще и в освящении планов террора, агрессии и оккупации в частности. И не в первый раз показательные события происходят в окрестностях азербайджанского города Газах.

Именно здесь 8 ноября 1988 года погиб настоятель Макараванского монастыря отец Степан (в миру Степан Давтян). Церковник подорвался на самодельном взрывном устройстве, когда пытался взорвать установленный здесь памятник дружбы народов. В окрестностях Газаха сходятся границы трёх государств, тогда ещё союзных республик – Азербайджана, Армении и Грузии. И вот и этот памятник, и сама по себе идея мира между азербайджанцами и армянами пришлась очень не по душе армяно-григорианской церкви.

Более того, автор этих строк, напомним, работая в архивах МВД Азербайджана, установил показательный факт: ещё в июне 1988 г., когда карабахский конфликт только разгорался, этот самый Степан Давтян, уже тогда служивший в церкви, был задержан в Баку – с тремя бутылками смеси «коктейля Молотова» и самодельным финским ножом (https://minval.az/news/123715686). И это не тот случай, когда стоило бы вспоминать не очень приличные стишки «ну зачем попу наган, если поп не хулиган?» Арест обещал быть очень громким. Но тогдашний Эчмиадзинский католикос Вазген II лично обратился к Абдурахману Везирову, и церковника тут же отпустили. Чтобы он через несколько месяцев, как заправский террорист, подорвался на собственной «адской машине».

И ведь такое происходит с армянской церковью далеко не в первый раз. Весьма красноречивые события конца позапрошлого – начала прошлого века. И в Османской империи, и в Российской Империи армянская церковь открыто покровительствовала боевикам и террористам. Склады оружия создавались именно в церквях. Расчёт был понятным и циничным: в церковь полицейские не сунутся. А если и рискнут, то шума не оберёшься. Но тогда надежды на особый статус не сработали. Уже в 1903 году, напомним, Синод Русской православной церкви предал Эчмиадзин анафеме и конфисковал имущество армянской церкви. Это как раз те годы, когда армянские националисты начали раздувать огонь «армяно-азербайджанской резни». И то оружие, которое складировалось в церквях, уже тогда применялось, как выразились бы сегодня, в межнациональных конфликтах. А если серьёзно, то использовалось для террора. Такие вот провокаторы и преступники в рясах.

И вот теперь церковники продолжают далеко не славные традиции. И стараются сорвать наметившееся мирное урегулирование вопроса делимитации границы и освобождения четырёх ранее оккупированных сел. Снова ведут себя как провокаторы. Снова – в одном окопе с террористами и националистами.

В христианском мире церковных иерархов называют «духовными пастырями». Чего не скажешь про эчмиадзинских церковников, которые ведут себя как козлы- провокаторы. И хладнокровно пытаются вести свою паству на очередную бойню.

Фуад Ахундов, политолог