Новые подробности удара по российским аэродромам

Новые подробности удара по российским аэродромам

В результате атаки на аэродромы в Морозовске, Энгельсе и Ейске Россия могла потерять самолеты тактического и стратегического значения. Об этом в эфире телемарафона рассказал военно-политический обозреватель группы «Информационное сопротивление» Александр Коваленко.

По его словам, в Морозовске находится главная база ВС РФ, на которой концентрируется тактическая авиация. Речь идет о самолетах Су-34, Су-27, Су-30, Су-24

«Самолеты Су-34, это фронтовые бомбардировщики, которые используются непосредственно для нанесения ударов с использованием КАБов, то есть основная такая «рабочая птичка», которая использует эту компоненту», — заявил Коваленко.

Что касается аэродрома в Энгельсе, то, как сказал эксперт, там преимущественно находится стратегическая авиация. Если там также были успешные «прилеты», то РФ могла потерять самолеты Ту-22М3 или Ту-95МС. Они могут быть повреждены или вовсе уничтожены.

Коваленко сказал, что Ту-95МС – тот самолет, который используется во время обстрелов россиянами Украины. Он выпускает ракеты дозвукового типа Х-101/Х-555.

«Но, самое главное то, что Россия по состоянию на сегодня не может производить этих самолетов. В РФ отсутствует производство Ту-95МС, они исключительно эксплуатируют советское наследие», — сказал Коваленко.

По его словам, в боеспособном состоянии у России осталось несколько десятков стратегических самолетов. Правда, боеспособных из них может быть меньше. Есть самолеты, которые находятся на ремонте или нуждаются в нем.

«Ресурс отработанный. Примерно до трех десятков — это те, которые могут быть боеспособными и использоваться для ударов по территории Украины», — сказал Коваленко.

Он также отметил, что пока можно только предполагать, чем конкретно были нанесены удары по аэродромам. Возможно, это могли быть малогабаритные «воздушные объекты» аналогичные тем, которые атаковали НПЗ в России.

Коваленко сказал, что Ту-95МС для России — не просто очень дорогое и уникальное оружие.

«Оно не то, что на вес золота, а вообще — бесценное, как для россиян. Потому что его никак восстановить или компенсировать невозможно», — сказал он.