Слова Лаврова доказали, что решение армяно-азербайджанского конфликта Москве неинтересно

Слова Лаврова доказали, что решение армяно-азербайджанского конфликта Москве неинтересно

После свержения царского самодержавия в России, составляющий элемент которого базировался на имперском сознании, и установления советской власти народы, заселяющие территории, силовым путем присоединенные к российской империи, возродились надеждой. Тем более, что одним из основных девизов коммунистов был «мы наш, мы новый мир построим». Но все надежды рухнули, так как Советский Союз не только унаследовал имперские замашки, но и стал реализовывать их с удвоенной силой.

После развала СССР, в период правления либерального, вечно пьяного Бориса Ельцина, амбиции России существенно поубавились. Кремль думал о том, как бы сохранить, условно говоря, свою территорию, и на земли соседей не зарился. Но так продолжалось недолго, и после прихода к власти нынешнего президента Владимира Путина «имперский червь» вновь зашевелился в умах российских государственных мужей.

Спустя несколько лет, еще в 2005 году, Владимир Путин назвал распад СССР «трагедией миллионов людей и геополитической катастрофой». Эти слова были своего рода заявкой на «вперед в прошлое». Через три года, в 2008 году, началась российско-грузинская война, в результате которой Грузия понесла территориальные потери в виде Абхазии и Южной Осетии. Наряду с этим, Россия, используя долговременный карабахский конфликт, который подпадал под классическое «разделяй и властвуй», удерживал в орбите своего влияния и Южный Кавказ.

Но, как известно, аппетит приходит во время еды, и в 2014 году был аннексирован Крым. Процесс был бескровный и особого возмущения у мирового сообщества не вызвал. Цивилизованный мир ограничился вялыми, декларативными заявлениями, наивно полагая, что амбиции России удовлетворены. Но не тут-то было. «Выпущенный из бутылки джин» стал поглядывать на всю Украину, а третьим глазом еще и приценивался к Казахстану. Апогеем территориальных «гляделок» России стала война в Украине, развязанная 24 февраля 2022 года. Но на сей раз авантюра Кремля, «патриотично» названная борьбой с «денацификацией и демилитаризацией» Украины, встретила жесткий отпор не только Киева, но и коллективного Запада. Россия споткнулась и увязла в Украине.

Но вот парадокс. Несмотря на украинскую неудачу, Москва все еще продолжает питать иллюзорные надежды на земли соседей, делая ставку на имперское мышление. Ни для кого не секрет, что после 44-дневной войны, в которой Азербайджан одержал блестящую победу над Арменией, позиции Кремля в регионе ослабли. Особенно в Армении, где разочарованная Россией прозападная команда Пашиняна еще более ускорила свой курс на Запад. Но более всего влияние России на Южном Кавказе пошатнулось после начала войны в Украине.

Запад быстро и вполне логично сориентировался в создавшейся ситуации, пытается укрепить свои позиции в регионе под видом регулировщиков армяно-азербайджанского конфликта. И что греха таить, Брюсселю и США за пару лет в этом вопросе удалось сделать больше, чем России – за почти три десятка лет. Естественно, Москве такой расклад пришелся не по нраву, и пропагандистская машина по очернительству западной посреднической миссии заработала на «полную катушку». Дело дошло до того, что даже министр иностранных дел России Сергей Лавров, сбросив маску миротворца, раскрыл все карты.

«Баку и Ереван понимают, что у Запада нет искреннего желания помочь мирному урегулированию между ними. К сожалению, и в том, что делают сейчас Соединенные Штаты, и в том, что делает Европейский союз, мы усматриваем больше не желание помочь договориться, а желание проникнуть в регион. Желание потеснить законные интересы Российской Федерации и желание утвердить себя в качестве неких сил, которые будут здесь играть чуть ли не решающую роль», – сказал глава Сергей Лавров по итогам заседания Совета министров иностранных дел (СМИД) государств – участников Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ).

Раздражение, которое вызывает у Кремля стремление Брюсселя и США оказать содействие в решении армяно-азербайджанского конфликта, а особенно подвижки, вполне понятно. Непонятен менторский тон Лаврова, который за Баку и Ереван решил, что конфликтующие стороны понимают «неискренность» Запада. Интересно, на чем основаны такие выводы? Повторюсь, на западной площадке стороны добились большего успеха, чем на московской. В чем же господин Лавров видит неискренность? Вопрос риторический.
Но больше всего поражает фраза «законные интересы Российской Федерации». Судя по всему, Кремль так и не избавился от своего имперского сознания, и считает вмешательство в дела стран региона своим «законным правом». И в каком законе это прописано? Близость того или иного региона к России вовсе не означает, что соседствующие страны должны считать приоритетом «законные интересы» Москвы, нежели национальные. Выходит, Россия имеет свои «законные интересы» не только в регионе Южного Кавказа, но и других соседствующих с нею странах: Литве, Польше, Эстонии, Азербайджане, Казахстане, Китае и других?

Одним словом, заявление Лаврова в очередной раз доказало, что урегулирование армяно-азербайджанского конфликта Москве неинтересно. У нее есть другие «законные интересы»…

Фарид Теймурханлы

Из этой рубрики