«По всем признакам это похоже на начало Третьей мировой войны»

«По всем признакам это похоже на начало Третьей мировой войны»

Происходящие в мире процессы по всем признакам похожи на начало Третьей мировой войны, заявил в эксклюзивном интервью Minval.az политолог Эльдар Намазов. По мнению нашего собеседника, Баку должен «очень внимательно» отслеживать ситуацию и в Украине, и вокруг иранской ядерной программы, и в регионе Центральной Азии, где сейчас начали пробуждаться этнические конфликты и происходить боевые столкновения.

– Что вы думаете о войне в Украине, которая, по разным прогнозам, продлится еще до конца года. Как вы представляете итог этой войны с учетом сложившихся на фронте реалий, а они таковы что Украина до сих пор не может получить обещанное ей оружие, да и членства ЕС хоть и обещали, но в результате перспективы весьма туманны.

– Сейчас вряд ли найдется эксперт, который мог бы дать точные прогнозы относительно развития ситуации на ближайшее время. Все очень неустойчиво и зависит от очень многих факторов – начиная от международной поддержки Украины, от эффективности и скорости этой поддержки, от ситуации в России и еще множества факторов. Можно более или менее отчетливо утверждать несколько важных обстоятельств. Первое: сколько бы ни тянулась эта война, Украина не согласится на капитуляцию, равно как и не согласится на отторжение своих территорий, а с российской стороны я не наблюдаю каких-либо признаков того, что они могут отступить назад на данный момент, тем более, что часто озвучивается мысль со стороны России, что она не может проиграть, иначе это будет конец российской государственности. В такой ситуации можно считать, что это противостояние продлится более чем до конца года, если не вмешаются какие-то форс-мажорные обстоятельства. Могут быть какие-то паузы, необходимые для того, чтобы стороны подтянули свои ресурсы, произвели перегруппировки. В конце концов, исходя из опыта Второй мировой войны мы знаем, что были генеральные большие сражения, операции, но их можно было посчитать по пальцам одной или двух рук. Хотя война эта длилась больше 5 лет, но тем не менее крупных сражений было, наверное, с десяток, а вот оперативные и тактические паузы – довольно часто бывали.

Поэтому я думаю, что окончание российско-украинской войны в конце этого года – слишком оптимистический прогноз. Еще раз повторяю: никто не может сейчас претендовать на лавры Нострадамуса или Ванги. Ясно, что это – начало большого международного кризиса.

Я лично считаю, что это можно считать началом новой мировой войны. Вторая мировая война началась между Германией, Англией, Францией и Польшей, но уже все понимали, что это – мировая война. Сегодня в противоборство втянуты четыре страны-члена Совбеза ООН: США, Англия и Франция помогают украинским военным и ставят своей целью победу Украины в этой войне. Уже понятно, что по своим последствиям эта война – как бы она ни закончилась – она окажет решающее влияние на баланс сил на Евразийском пространстве, то есть, по всем признакам, это похоже на начало Третьей мировой войны.

Единственное отличие в том, что мы живем в эпоху ядерного оружия и поэтому великие державы стараются напрямую не входить в военный конфликт, понимая, что использование ядерного оружия – это гарантированное уничтожение всего живого. И потому с одной стороны очень серьезно используются приемы секретной войны: попытки вывести Россию  посредством экономических санкций, информационно психологическое давление, кибер-война. Используются те методы, которые ранее так широко не использовались в остальных войнах. Но по своим масштабам и последствиям это противостояние очень серьезное.

– Итог этой войны, безусловно, скажется и на нашем регионе. Чего нам ожидать в случае проигрыша Украины?

– В таком случае, для объективности мы должны рассматривать все варианты из серии «А чем это грозит нам, если…». Я приведу один пример, который непосредственно нас касается: это процесс урегулирования армяно-азербайджанских отношений после завершения Второй карабахской войны.

Начавшаяся война между Россией и Украиной оказывает прямое негативное воздействие на эти процессы. Мы видим, что опять разразилось соперничество между Россией и Западом, но уже в более жесткой форме, в вопросе посредничества и урегулирования. А тем не менее одни и те же вопросы обсуждаются и в Москве, и Брюсселе, и ясно видны признаки того, что Запад и Россия в этом вопросе стараются выдавить друг друга. Ведь не случайно после последней брюссельской встречи министр иностранных дел России и представители российского МИДа непрозрачно намекали, что Брюссель пытается выдавить Россию и присвоить результаты работы РФ в формате Армения-Азербайджан-Россия. И мы это жесткое противостояние между Западом и Россией начинаем ощущать уже и в вопросе урегулирования армяно-азербайджанских отношений.

– Москве явно не нравится тот факт, что Баку и Ереван продолжают общаться уже на «брюссельской площадке». В Армении митинги, которые торпедируют процессы по нормализации. Причем митинги проводит пророссийская оппозиция. Как вы считаете, стоит ли ожидать прорыва в вопросе заключения мира в нынешней ситуации?

– Вы правильно отметили, что последние митинги носят отчетливое внешне-политическое влияние, не случайно сами митингующие – помимо того, что критикуют Никола Пашиняна, также часто заявляют о том, мол, зачем нам Запад, мы хотим быть с Россией. То есть, понимаете, такое геополитическое противостояние в Армении очень сильно ощущается. Азербайджану в этом отношении намного легче, так как наша страна не делала ставку ни на Россию, ни на Запад. Мы проводили самостоятельную внешнюю политику. Наши экономические и военные возможности позволяют нам проводить независимую внешнюю политику и честно соблюдать все соглашения, независим от того, где они были заключены – в Брюсселе или в Москве.

У Армении ситуация другая, так как эта страна сделала однажды геополитический выбор в пользу России. Причем это длилось столетиями. А сейчас в Армении пришли к власти силы, желающие если не полной переориентации Армении на Запад, то, по крайней мере, они хотят уйти от сильной зависимости от Москвы в политическом и экономическом плане, и стараются вовлечь во все эти процессы Брюссель и США. Именно поэтому в геополитической борьбе на Южном Кавказе пристальное внимание направлено на Армению, так как именно она предпринимает попытки радикально пересмотреть свои геополитические стратегии развития.

А это – весьма болезненный процесс. Мы увидели его на примере Украины, когда именно на основе выбора геополитической стратегии развития происходили конфликты, в которые вмешалась Россия, поддержав ту часть населения, которая хотела бы сохранить ориентацию на Россию. А в более меньшем масштабе и менее кроваво сейчас эти же процессы происходят и в Армении. И потому, возвращаясь к вашему первому вопросу насчет исхода войны в Украине, он, безусловно окажет самое прямое воздействие и на наш регион, и на регионы Центральной Азии, и именно исходя из его большого влияния на евразийское пространство, я считаю, что мы находимся в начале Третьей мировой войны, которая будет носить несколько другой характер, нежели традиционные мировые войны.

– Как вы охарактеризуете отношения между Баку и Москвой? С учетом недавней истории с «РИА Новости», вчерашним заявлением Лаврова о селе Фаррух, после чего последовала реакция нашего МИДа, где ему напомнили о географии.

– Я считаю, что Лавров просто оговорился,  не знаю почему, но есть два обстоятельства, которые меня в этом убеждают. Во-первых, было очень много жалоб на «нарушение нашей армией» границ с Арменией: это озеро Гарагёль и другие места. Армяне долгие месяцы добивались от России хоть какой-то реакции на якобы наши «нарушения». И поэтому у России была выработана позиция, что надо начинать процесс делимитации и демаркации границ, посредством которого все выяснится и все проблемы будут решены. И именно поэтому, когда Лаврову задали вопрос по событиям в той зоне, где располагаются российские миротворцы, он автоматически ответил этим штампом, которым в последние месяцы российская сторона отвечала на обращения армянских журналистов и официальных лиц. Кроме того, тот факт, с какой поспешностью вчера российская сторона отредактировала ответ Лаврова на официальном сайте МИДа, является показателем того, что была использована неудачная формулировка, которая в данном контексте никак не может применяться. И не более.

– Скажите, какой главный урок войны в Украине?

– Вы знаете, когда процессы еще продолжаются, подводить итоги и выносить уроки было бы довольно сложно, хотя есть несколько моментов, которые я могу отметить. Я считаю, что такие потрясения мировые ожидались, потому что созданная Второй мировой войны система безопасности фактически не работает уже достаточно долгое время.

Обычно для формирования международного порядка мир проходит через очень тяжкие испытания, войны – дипломаты и политологи не могут взять и предложить устойчивую модель нового мирового порядка, так как мировой порядок устанавливается именно по результатам войн и конфликтов. И когда складывается новый баланс сил, очевидный уже всем, только тогда начинают происходить какие-то договоренности по типу Потсдамского или Версальского, и после этого на десятилетия в мире опять устанавливается стабильность.

Я думаю, что после того, как институты международного права и организации ООН и ОБСЕ практически перестали выполнять свои функции, мир двинулся к новому переделу, который был неизбежен. Второе обстоятельство, которое для меня очевидно: войны типа российско-украинской – не выигрываются по определению. Для меня эта классификация войн стоит в одном ряду с Вьетнамом, Афганистаном,  когда даже более сильная в военном отношении страна не может просто покорить страну, которая считает эту войну своей Отечественной войной, так как страна эта борется на своей земле и за ней стоит большая международная коалиция, которая стояла за Вьетнамом (социалистический блок), за Афганистаном стояли НАТО, которые этой стране помогали во всем. Даже по российской истории это видно. Возьмем, к примеру, войну Наполеона в 1812 году. Ведь он на то время обладал самой мощной военной машиной в Европе, никто не сомневался, что его армия намного сильнее, чем армия России. И Наполеон дошел до Москвы, взял Москву и сидел, ждал, когда придут подписывать капитуляцию, но российская сторона ее не подписала и продолжила свою народную войну. В конце концов, мощнейшая военная машина Франции сдалась, и была вынуждена покинуть Россию. Поэтому такого типа войны не выигрываются.  Для меня в стратегическом плане очевидно, что эта война войдет в чреду таких примеров вышеперечисленных войн. Но я очень сильно опасаюсь того, что мы находимся только на первом этапе этой большой мировой войны.

Сейчас идет очень опасное развитие ситуации вокруг иранской ядерной программы: сегодня МАГАТЭ практически обвинило Иран в том, что он не сотрудничает с организацией и проводит тайно какие-то свои работы по ядерному оружию, на что Иран в ответ свернул все камеры наблюдения организации, которые были установлены на ядерных объектах. То есть, происходит разрыв сотрудничества между Ираном и МАГАТЭ, в это же время известно, что израильская сторона объявляла о готовности нанести удар по Ирану – если МАГАТЭ не справится с этой проблемой. В конце прошлого года на эти цели Минобороны Израиля были выделены миллиарды госсредств, а в конце прошлого месяца прошли военные учения, отрабатывающие эти удары. То есть, мы идем к очень опасной эскалации вокруг Ирана и его ядерной программы. Очень напряженная ситуация складывается и в тихоокеанском пространстве, где формируется новое «тихоокеанское НАТО», военные учения Китая около Тайваня, обмен жесткими заявлениями между Пекином и Вашингтоном по поводу Тайваня – все это говорит о том, что мы еще находимся на начальных стадиях больших мировых кризисов и катаклизмов, сопутствующих формированию нового мирового порядка. Обычно это длится годами или даже десятилетиями.

В этом плане Азербайджан должен очень внимательно отслеживать эти процессы и очень хорошо, Баку уже успел к этому времени сформировать и очень сильный экономический фундамент, мощную армию, способную вести войны нового поколения. Мы оформили военно-политический союз с Турцией, подписав Шушинскую декларацию. Но даже несмотря на все эти весьма серьезные шаги мы должны очень внимательно отслеживать ситуацию, которая происходит и в Украине, и вокруг иранской ядерной программы, и в регионе Центральной Азии, где сейчас начали пробуждаться этнические конфликты и боевые столкновения.

Вот в такое неспокойное время мы живем. Если честно, я думал, после распада СССР наше поколение, пережившее глобальную перетряску, наконец-то заживет спокойно, но нет. Видимо предстоит пережить еще одну, и  гораздо более мощную.

Беседовала Яна Мадатова