Посредничество с приставкой «евро»

Посредничество с приставкой «евро»

Посредничество с приставкой «евро»

Центр тяжести постконфликтной карабахской дипломатии перемещается в Брюссель. Напомним: еще по горячим следам «однодневной войны» на кельбаджарском направлении председатель Евросовета Шарль Мишель провёл телефонные переговоры с президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым и премьер-министром Армении Николом Пашиняном. И вот теперь новая, уже официальная информация: Евросовет выступил с официальным заявлением, где сообщил, что «в ходе телефонных переговоров лидеры Армении и Азербайджана договорились установить прямую линию связи на уровне министров обороны, что послужит механизмом предотвращения инцидентов». А как уточнил в своем Twitter Шарль Мишель, президент Азербайджана и премьер-министр Армении договорились встретиться на полях саммита «Восточное партнёрство — ЕС» в Брюсселе.

Азербайджан, как уже не раз подчёркивалось, открыт для всех посреднических и переговорных инициатив, направленных на установление в регионе долгосрочного мира и безопасности, делимитацию и демаркацию границ, разблокирование коммуникаций и подписание полноценного мирного договора. Более того, разговоры о возможном посредничестве со стороны Европы идут уже не одну неделю, и в Баку эту инициативу полностью поддержали.

Понятно, что судить об итогах еще даже не стартовавшей встречи — занятие неблагодарное. Но тем не менее определённые политические «подвижки» заметны уже сейчас. События в Кельбаджарском районе, которые называют и самым серьёзным инцидентом с момента подписания Трехстороннего заявления, и даже «однодневной войной», вызвали в регионе своего рода дипломатическую перезагрузку. Встреча в первой и даже во второй декаде ноября в Москве, над которой работала российская сторона, так и не состоялась. Зато теперь о достижении договорённости по поводу встречи на полях брюссельского саммита объявляет руководство ЕС. Более того, очевидно, что новый дипломатический раунд при российском посредничестве сорвала именно Армения — при помощи серии вооруженных провокаций и в той части Карабаха, где дислоцируются российские миротворцы, и на государственной границе. Более того, нетрудно вспомнить и устроенный Ереваном на фоне всеобщего перепуга и откровенной паники открытый дипломатический шантаж России с намеками в стиле «если Москва не вмешается, мы обратимся к другим своим международным партнерам», в том числе и в заявлении Совета безопасности Армении. И уж тем более понятно, что к этому моменту на фоне очевидной паники и перепуга в Ереване действительно обращались с мольбами о помощи ко всем, до кого могли докричаться: тот же Армен Григорян, глава Совбеза, проводил встречи с послами не только РФ, но и США и Франции.

Наконец, есть и такой фактор, как взаимоотношения самого Пашиняна с западными кругами. Можно, конечно, долго гадать, выполнял ли Никол Воваевич прямой «заказ» или же просто готовил себе запасной аэродром: в Ереване бушуют оппозиционные митинги, положение Пашиняна становится все более шатким, так что самое время подыскивать адрес, куда бежать. Но в чем не приходится сомневаться, так это в том, что Армения активно включилась в попытки Запада «подвинуть» Россию в вопросе постконфликтного урегулирования в Карабахе. Словом, любопытная информация, насколько верным «союзником» России является сегодняшняя Армения.

Но вот в чью пользу — Баку или Еревана — в результате сдвинулась ситуация? И есть ли у Армении основания праздновать хотя бы относительный тактический успех на дипломатическом поле?

Увы и ах. В переводе на армянский, конечно же.

Прежде всего, озвученные заявления представителей ЕС, и не только ЕС, как бы это повежливее, не дают Еревану повод надеяться, что переговоры при европосредничестве пойдут по выгодному для Армении сценарию или там удастся реанимировать тему «статуса Карабаха» или еще чего-нибудь в том же роде. Армения может, конечно, попытаться вбросить тему того же «статуса Карабаха». Но вот будут ли иметь успех попытки Еревана извлечь вопрос «статуса» оттуда, где он сейчас находится?

Азербайджан , напомним, этот вопрос считает закрытым. А переговоры— это по определению улица с двусторонним движением.

Возможно, конечно, что в Армении рассчитывают на этакое «выкручивание рук». Но…

Дело даже не в том, что, как бы ни хотелось некоторым европейским политикам заручиться голосами местных армян на выборах, завязанные на Азербайджан интересы самого Евросоюза никуда не исчезли. Особенно теперь, на фоне разворачивающегося в Европе «газового кризиса», который по понятным причинам повысил внимание к азербайджанским проектам ТАР и TANAP. Куда важнее другое. Вопрос статуса Карабаха присутствовал в повестке дня переговоров, пока там же первым пунктом значилось выполнение резолюций Совета Безопасности ООН по Карабаху, то есть вывод войск Армении с захваченных азербайджанских земель. На таком фоне существовала по крайней мере теоретическая возможность для торга по принципу «территории в обмен на статус». Но теперь Азербайджан выполнил эти резолюции СБ ООН собственными силами и военным путём. Более того, под Гадрутом и в Шуше армянским оккупантам был нанесён такой удар, что из Агдама, Кельбаджара и Лачина им пришлось уходить уже без сопротивления. Лишив заодно Армению еще и предмета для торга.

И уж точно понятный фон для переговоров создают итоги боев 16 ноября. Которые стали логичным продолжением разгрома Армении в 44-дневной войне. Несмотря на то, что Армения заранее собрала силы для своей вооружённой провокации, выбрала точку для неё, используя и фактор внезапности, и логистические трудности, с которыми, как считают армянские стратеги, наверняка должен был столкнуться Азербайджан, для Армении все закончилось полным провалом. Как теперь становится известно, Армения потеряла более 20 человек убитыми (пропавшие без вести до сих пор не найдены), раненых — не менее сотни, и как это все повлияло и ещё повлияет на боевой дух, можно догадаться. И тем более очевидно, что в результате провала этой провокации Азербайджан многократно укрепил свои позиции— и военные, и политические. Мир получил очередное — и весьма красноречивое — доказательство, что на свете есть три заведомо безрезультатных дела: носить воду в решете, выжимать воду из камня и пытаться разговаривать с президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым языком угроз и ультиматумов.

Так что Армении еще до переговоров «выкрутили» все, что требовалось. Вне зависимости от того, будут ли эти переговоры в Москве, в Брюсселе или на острове Вануату.

Нурани

Теги: