Суэцкий канал разблокирован — злополучный контейнеровоз Ever Given наконец-то удалось снять с мели и восстановить движение судов. Уже объявлено, что канал расширят (правда, углублять не будут). Какие еще меры страховки от подобных инцидентов введет администрация Суэцкого канала, эксперты пока что предугадывать не берутся. Но тем не менее история с контейнеровозом, который уткнулся носом в берег канала и полностью заблокировал движение судов по этой важнейшей судоходной артерии, не только породил бесчисленное количество едких «мемов» по поводу возможного дефицита туалетной бумаги. Он еще и напомнил, насколько современная экономика со всей своей глобализацией и международным разделением труда уязвима перед физической блокировкой транспортных путей, особенно на таком стратегическом направлении, как грузовые перевозки из Азии в Европу и обратно. Не говоря о том, что тот же Суэцкий канал уже находится на пределе своей пропускной способности.

И, возможно, инцидент с контейнеровозом оказался пусть и нечаянным, но весьма убедительным и красноречивым свидетельством, почему такое внимание уделяется сегодня альтернативным Суэцкому каналу транспортным коридорам, ведущим с востока на запад. Где, напомним в который уже раз, чрезвычайно важную роль играют азербайджанские логистические проекты, включая новый торговый порт на Каспии, железную дорогу Баку-Тбилиси-Карс и возрождаемый сегодня Зангезурский коридор.

Но вот что показательно. На фоне затора в Суэцком канале в Москве тут же напомнили, что одной из реальных альтернатив должен стать знаменитый Северный морской путь, где глобальное потепление позволяет серьезно «раздвинуть» сроки навигации, а в будущем, возможно, сделать ее круглогодичной. И — какое совпадение! — как раз в эти же дни в российской Арктике проходила комплексная экспедиция «Умка-2021», о которой главком ВМФ России Николай Евменов докладывал президенту РФ Владимиру Путину. Одним из ключевых компонентов этой экспедиции были военные учения Северного флота. Казалось бы, все логично. Заботиться о безопасности торговых путей принято еще с глубокой древности.

Только вот в чем дело. Намеренно воздержимся и от подробного разбора «страшилок» РосСМИ, что зловредные США задумали «отнять у России Севморпуть», точнее, требуют обеспечить здесь свободу судоходства, и от ироничных уточнений, не угодила ли Москва в собственную «ловушку», начав раскрутку Севморпути как международного торгово-логистического коридора и не рассчитав, что в этом случае здесь уже будут действовать другие правила. Обратим внимание на другое. Пока что говорить о Севморпути как о «работающей» альтернативе Суэцкому каналу еще слишком рано. Глобальное потепление — тема, конечно, востребованная, но все же его реальные результаты для навигации по Севморпути не стоит переоценивать. Здесь караванам судов по-прежнему требуется ледокольная «проводка», за которую надо платить. Проход любого иностранного судна по Севморпути требует множества бюрократических процедур. Наконец, плыть приходится вдоль необжитых и пустынных берегов в весьма «экстремальных» условиях. Есть и своя местная специфика — тот самый «северный завоз» — за время навигации требуется завезти все необходимое в российские города на Крайнем Севере, иначе людей отсюда зимой придется срочно эвакуировать. Что уже меняет «прочтение» очереди на ледокольную проводку и т.д. Неудивительно, что иностранные суда не теснятся у причалов где-нибудь в Тикси.

Но самое главное, изрядную пищу для размышлений дает деятельность в Арктике российских военных. Несколько недель назад под Мурманском проходили боевые стрельбы из систем залпового огня. Уже в ходе военных учений в рамках арктической экспедиции «Умка-2021» синхронно всплывали из-подо льда три российские атомные подлодки, а фрегат «Адмирал Горшков» в ходе учений в Баренцевом море обстреливал с моря береговые цели. Проще говоря, вооруженные силы России отрабатывают в Арктике наступательные действия, явно рассчитывая не столько  защитить торговые пути, сколько полностью контролировать арктическую логистику, что уже если и не позволит Кремлю «держать за горло» и Европу, и Китай одновременно, то во всяком случае предоставит ему эффективный логистический рычаг давления…если, конечно, Москва действительно получит здесь «полный контроль». Военные игры разворачиваются практически вплотную к границам входящей в НАТО Норвегии. Где прекрасно помнят, что до второй мировой войны эта страна граничила не с СССР, а с Финляндией, у которой затем Москва «отжала» порт Петсамо — в ходе Петсамо-Киркенесской операции 1944 года, и тут уже многие задумываются, а не означает ли российское «можем повторить» захват уже и Киркенеса вместе со всей «цепочкой» не замерзающих благодаря Гольфстриму арктических портов Норвегии. Более того, в том же 1944 году СССР в лице министра иностранных дел Молотова уже предлагал Норвегии пересмотреть Шпицбергенский договор и уступить Москве самый южный остров этого архипелага — Медвежий. На эти «намеки» в Осло отреагировали понятным образом, вступив уже в 1949 году в НАТО. Но вот не попытается ли Москва вернуться к теме сегодня — вопрос по меньшей мере открытый. С учетом той роли, которую играет в международном судоходстве акватория к югу от Медвежьего — тем более. Словом, в Арктике становится жарко, и военная активность в нынешнем году началась здесь беспрецедентно рано.

Оставим в стороне, что разворачивающееся в Арктике противостояние, с масштабными учениями НАТО и ВМС России — это прежде всего «война ресурсов», и хватит ли их у России на такое противостояние — вопрос по меньшей мере открытый. С учетом «инфраструктурной слабости» российского Севера — тем более. Для Азербайджана арктическая «игра мускулами» имеет свое прочтение. И Арктика, и Каспий по-прежнему увязаны в один и тот же геополитический сценарий. В действовавшей до 2020 года Стратегии национальной безопасности России они упоминались через запятую как регионы, где наиболее острый характер примет война за ресурсы. Теперь «центр тяжести», похоже, смещается к логистике и контролю за торговыми путями. А значит, в нынешней ситуации в практическую плоскость должен перейти вопрос международных гарантий свободы судоходства уже и на Каспии. И к такому изменению акцентов мировой дипломатии не просто надо быть готовыми — это тот вопрос, где нашей стране надо играть на опережение. Особенно с учетом результатов Отечественной войны и открытия Зангезурского коридора.

Нурани, обозреватель

Minval.az