Рауф Раджабов: «Вступив в ЕАЭС, мы потеряем все преимущества, которые можем получить, подписав соглашение с ЕС»

22 февраля, 17:03

Азербайджан, войдя в Евразийский экономический союз, лишится ряд  преимуществ, которые может получить после подписания  Стратегического соглашения с Евросоюзом, заявил в ходе беседы с корреспондентом Minval.az политический аналитик, главный редактор Информационно-аналитического агентства «3rd View» Рауф Раджабов, комментируя очередной призыв представителей экспертных кругов
России присоединиться к ЕАЭС.

Напомним, что подобные призывы со стороны ряда неофициальных лиц были озвучены неоднократно.

Накануне с подобным призывом выступил директор Института политических исследований Сергей Марков, отметивший, что «страны, лежащие к востоку от Евросоюза, должны вступить в Евразийский экономический союз»

По мнению Маркова, в ЕАЭС должны вступить государства, не имеющие шансов присоединения  к ЕС, а именно Азербайджан, Турция, Молдова, Грузия и Украина.

«В перспективе Турция должна войти в ЕАЭС, чтобы сделать его по-настоящему мощным. Я  надеюсь, что и Украину нам удастся вырвать из лап смерти, и она тоже войдет в ЕАЭС, когда ей будет возвращен суверенитет», — заявлял он.

Тем временем Р.Раджабов напомнил о том, что «в друзья никто не набивается».

«Друзьями становятся  в рамках взаимовыгодных интересов. Азербайджан самодостаточная страна, успешно реализуются проекты TANAP, TAP, Баку-Тбилиси – Карс. Ни один проект, осуществляемый Азербайджаном, «не завис». И даже  недавняя 44–дневная Отечественная война ускорила  реализацию всех известных и планируемых проектов.

Так, в рамках проекта Баку-Тбилиси-Карс Азербайджан нормально взаимодействует с Китаем. Ранее было подписано соглашение с Туркменистаном по месторождению «Достлуг». Существует также аналогичный проект с Ираном по спорным месторождениям, но он пока что не реализован», – говорит Р. Раджабов.

Однако эксперт уверен, что и этот проект будет реализован в контексте желания Тегерана принять участие в южно-кавказских вопросах.

Помимо этого успешно развиваются связи с Западом, с которым связаны многие проекты. Азербайджан готовится к подписанию нового Стратегического соглашения с ЕС.

«И в этом моменте мы приходим к самому главному. На мой взгляд, все эти заявления направлены на то, чтобы предотвратить подписание данного соглашения, так как если Азербайджан присоединится в Евразийский экономический союз, то не сумеет пользоваться льготами по свободной торговле именно с Евросоюзом. Там имеются и другие многие преференции. То есть Азербайджан, войдя в ЕАЭС, потеряет те преимущества, которые может получить после подписания  Стратегического соглашения с ЕС. Это очевидная, но очень примитивная и грубоватая игра», — считает Р.Раджабов.

По его мнению, азербайджанским СМИ не стоит предоставлять российским экспертам информационную площадку для подобных призывов.

«Возможно, это будет звучать эмоционально, но тем не менее, пусть они это делают на своих, российских, информплощадках.  Подобные заявления у себя будут звучать более грубовато и «обнажено», — отметил политолог, при этом напомнив о том, что и братской Турции советуют присоединиться к ЕЭАС, хотя Анкара ведет переговоры с ЕС об улучшении взаимоотношений, активизации турецко-европейских отношений. То же самое можно  сказать о турецко-американских отношениях.

«Сегодня у той же Турции нет каких-либо проблем, для того чтобы реализовать свои долгосрочные интересы. Это относится также и к Азербайджану. Речь идет именно о долгосрочных интересах, а не о сиюминутных выгодах», — пояснил он.

Азербайджан должен исходить только из своих долгосрочных интересов, которые должны быть рассчитаны на ближайшие 50, а не 5-10 лет, как это делает, к примеру, официальный Пекин, все программы которого обращены на 50 -100 лет вперед, заметил наш собеседник.

Сегодня, по его словам, выстраивается совершенно новая конфигурация, и все те эксперты, активно призывающие Азербайджан вступить в ЕЭАС, могли бы, к примеру, озвучить призывы, скажем, по созданию «коридора» между Каспийским и Черным морями, хотя несколькими годами ранее Москва продвигала этот вопрос, а потом просто задвинула его на дальнюю полку.

«Прикаспийские страны не имеют прямого выхода к Черному морю, а у Азербайджана есть выход и к Черному, и к Средиземному морю.  Тем не менее, с участием российской стороны процесс был бы более облегчен», — говорит Р. Раджабов, и одновременно напоминает о существующих в ЕЭАС политических и экономических проблемах», – отметил он.

Ранее Тегеран инициировал процесс  переговоров для вступления в ЕЭАС. Какие цели Иран ставит во главе, экономические или политические? Отвечая на этот вопрос, политолог подчеркнул, что «в этом вопросе больше политики, чем экономики, но это выбор Ирана».

«Азербайджан не находится в том состоянии, в котором находится Тегеран, у которого выбора нет. Иран хотел присоединиться на полноправной основе к ШОС, но не смог. Пусть те, кто нас призывает присоединиться к ЕЭАС, ответят, почему Ирану не позволили войти в ШОС. А сейчас Тегеран впустят в Евразийский экономический союз?», — отметил Р.Раджабов.

По мнению нашего собеседника, у некоторой части истеблишмента России и ряда других  стран есть недопонимание того, что внешняя политика Азербайджана выстраивается достаточно искусно, благодаря чему и привела  нас к успеху.

Тем временем, некоторые эксперты хотят в какой-то степени приуменьшить, нейтрализовать достижения второй Карабахской войны.

«Кстати, наблюдается такая тенденция, когда в российском информационном пространстве, раздаются возгласы, мол, вообще не стоит говорить о чьей-либо победе, никто не  победил в войне в Карабахе. Как это никто не победил? Война не может быть завершена без победы справедливости над алчностью», – заметил собеседник Minval.az.

Согласно мнению Р. Раджабова, следует на официальном уровне вести переговоры с российской стороной о сопряжении наших интересов в информационном пространстве, как Баку уже сделал это недавно с Анкарой.

«Сегодня как никогда важно своевременно решать эти вопросы, чтобы ни у кого не создавалось  иллюзий насчет Армении, дескать, если никто не победил, стало быть, кто-то может к чему-то готовиться, чтобы «победить».

Поэтому, чтобы не было каких-либо иллюзий, нужно договориться  по линии официальных структур, чтобы наши информационные потоки также были восприняты в российском информационном пространстве. Почему-то российские эксперты хотят быть напрямую участниками в формируемой нами повестке дня. А почему-то мы там не участвуем, и они этого не желают. Им этого не надо. Наоборот, они хотят участвовать здесь сами, со своими интересами и своими видениями. Нужно сказать стоп. А дальше выбирать и проводить свою линию»,- резюмировал Р.Раджабов.

Бахтияр Сафаров



Критически важные переговоры

28 сентября, 14:48

Намеченная на 29 сентября встреча президентов Турции и России Реджепа Тайипа Эрдогана и Владимира Путина обречена на самое пристальное внимание экспертов. Дмитрий Песков, пресс-секретарь президента РФ, уже озвучил свой анонс. По его словам, несмотря на то, что президент России находится в режиме самоизоляции и большинство мероприятий проводит по видеосвязи, с Эрдоганом Путин встретится лично. А повестку дня переговоров уже очертила пресс-служба Кремля: «Планируется обсудить различные аспекты российско-турецкого партнерства в политической и торгово-экономической областях. Будет также проведен обстоятельный обмен мнениями по актуальным международным вопросам, включая развитие ситуации в Сирии, Ливии, Афганистане и Закавказье» — притом что накануне Дмитрий Песков, встречаясь с журналистами, не назвал Южный Кавказ в числе возможных тем диалога Путина и Эрдогана.

Можно долго гадать, означает ли это, что ситуация на Южном Кавказе была включена в повестку дня переговоров в последний момент и по настоянию турецкой стороны. Но в чем нет сомнений, так это в том, что Путину и Эрдогану есть что обсудить. Достаточно вспомнить раздраженно-многообещающие намеки Марии Захаровой по поводу совместных учений спецназа Азербайджана и Турции вблизи Лачинского коридора, контролируемого российскими миротворцами — как и то обстоятельство, что деятельность этих самых миротворцев подвергается в Азербайджане жесткой критике. Причем если раньше недовольство официального Баку доводилось до сведения Москвы по конфиденциальным каналам, то теперь наличие претензий к МС РФ в своём интервью официально озвучил президент Азербайджана Ильхам Алиев. Не говоря о заявлениях МИДа и Минобороны Азербайджана.

И, наконец, с Азербайджаном самым непосредственным образом связан еще один пункт повестки дня будущей встречи, тот самый, где эксперты из «третьих стран» как раз и ждут наиболее острую дискуссию — Сирия. И не только потому, что турецкая разведка ликвидировала здесь бывшего представителя РКК по Армении.

Напомним: как раз накануне своей встречи с Эрдоганом Путин вызвал в Москву дамасского «халифа на комендантский час» Башара Асада. А затем наблюдатели с тревогой заговорили об опасной российской эскалации в сирийском Идлибе — «зоне безопасности», которую как раз контролирует Турция и где сосредоточены именно протурецкие силы умеренной сирийской оппозиции. Более того, по поводу роста интенсивности бомбовых ударов высказываются уже не только сирийские полевые командиры. Как заявил уже министр обороны Турции Хулуси Акар, который прямо обвиняет Москву в том, что там не держат слова и не выполняют подписанный с Турцией меморандум по Идлибу.

Строго говоря, подобные «обострения» случались и раньше, после чего следовали переговоры и новые договорённости, закреплявшие очередное «распределение сил». Но на сей раз все иначе. Как отметили еще накануне встречи Путина и Эрдогана источники в сирийской оппозиции, огонь по турецким и протурецким силам ведётся с позиций, которые занимают не только верные Башару Асаду подразделения, но и иранские «ополченцы». Та поддержка, которую Иран оказывает Башару Асаду, вряд ли для кого-то секрет или новость. Но вот втягивание иранских подразделений в прямое боевое соприкосновение с турецкой армией коренным образом меняет, скажем так, «уровень противостояния» Анкары и Тегерана. И если иранская игра на обострение с Турцией в Сирии совпала по времени с провокационными учениями КСИР вблизи азербайджанских границ, заявлениями аятоллы Амили и иранской «большегрузной контрабандой» в Ханкенди, это вряд ли можно назвать цепью случайностей. Сирия и Азербайджан — это как раз те «поля», где Тегеран вполне мог рассчитывать ударить по позициям Турции, не рискуя при этом втянуться в конфликт со всем блоком НАТО. Наконец, армянские СМИ и телеграмм-каналы активно «постят» статью иранского агентства «Тасним», эксперты которого уверены, что «Зангезурский коридор» представляет непосредственную угрозу для России, Ирана и Китая, усиливает позиции Турции и всего НАТО в Центральной Азии и т.д., наконец, угрожает «территориальной целостности Армении», и заканчивают свой опус призывом к проведению «совместной политики».

И вот тут уже как минимум небезынтересно, что Пескову накануне встречи пришлось еще и опровергать слухи о возможном участии в сочинском саммите президента ИРИ Раиси.

Это, конечно, еще не доказательство для суда, что, устроив «демонстрацию силы» вместе с Россией в Сирии и под аплодисменты российского побитого «форпоста» на Южном Кавказе, Иран предполагал далее включиться в многообещающий торг в ходе саммита в Сочи, которому предстояло стать трехсторонним, но в последний момент что-то сорвалось. Но Турция уже перебрасывает в Сирию дополнительные силы — и бронетехнику, и оружие, и личный состав, а глава ее оборонного ведомства Хулуси Акар предупреждает, что в Анкаре не потерпят угрозу своим южным границам. А Азербайджан делает свой ответный ход, устроив досмотр иранских грузовиков на дороге Гафан-Герус, что вызывает в ИРИ настоящую панику.

А это верный признак, что сочинский саммит пройдёт при совсем другом раскладе сил, чем это казалось московским и тегеранским экспертам еще накануне.

Нурани