На Южном Кавказе активизируется американская дипломатия — пока в «телефонно-дистанционном прочтении». Министр иностранных дел Азербайджана Джейхун Байрамов провел телефонный разговор с исполняющим обязанности помощника госсекретаря США по вопросам Европы и Евразии Филипом Рикером. Как уточняют в МИД Азербайджана, стороны обсудили текущую ситуацию в регионе, в том числе вопросы, связанные с реализацией трехсторонних заявлений от 10 ноября 2020 года и 11 января 2021 года, также состоялся обмен мнениями по другим вопросам, представляющим взаимный интерес. Тогда же Рикер провел еще один телефонный разговор — с главой МИД Армении. И как теперь рапортуют в Ереване, Ара Айвазян включил «дипломатию ябед» на полную катушку: тут тебе и пышно именуемые «военнопленными» террористы, которых Азербайджан не хочет возвращать по принципу «всех на всех», и даже обвинения, будто бы наша страна «совершила агрессию» против «Нагорно-Карабахской республики». С тем же успехом можно заявить, что высадка в Нормандии была «агрессией» против гитлеровского оккупационного режима во Франции, то вот доступны ли пониманию Айвазяна такие сложные параллели, судить не беремся. Тем более остается только гадать, удалось ли Айвазяну убедить Рикера в своей правоте. Но в чем нет сомнений, так это в том, что американская дипломатия осторожно «прощупывает» ситуацию в регионе, где после военной победы Азербайджана произошла полная военно-политическая «перезагрузка». Причем действовать здесь США предстоит с не самых лучших позиций. Перечисление, сколько раз и при каких обстоятельствах США вели себя слишком осторожно, слишком сдержанно, слишком предвзято и слишком нерешительно, потребует впечатляющего «лонгрида», и несомненно, что у Вашингтона найдутся свои аргументы и контрдоводы, почему тогда администрация вела себя так, а не иначе, но факт остается фактом: США упустили шанс оказать Азербайджану реальную поддержку в Карабахе и сорвать «геополитический джекпот». Это, скажем так, предыстория. А есть еще и конкретика. Можно долго спорить и дискутировать, в какой мере нашумевшие скандальные заявления Энтони Блинкена, тогда еще кандидата в госсекретари США, в его диалоге с сенатором Менендесом, известным своими связями с «армянским лобби», определят реальную политику США на южнокавказском направлении. Но в любом случае не стоит забывать о реальности. А в этой реальности в Армении могут демонстрировать обиды на Россию, которая исправно поставляла оружие, но не ввязалась в войну с Азербайджаном ради Армении, могут «вбрасывать» в телеграмм-каналы обещания в стиле «вот придет к власти Байден — и мы тут же укажем на дверь и российской базе в Гюмри, и российским пограничникам», но при этом останутся членами ОДКБ и ЕАЭС. А еще отправят подготовленных с помощью США саперов в состав российской военной миссии в Сирии.

Иное дело — Азербайджан. Где эти высказывания Блинкена как минимум не способствовали большому доверию между властями Азербайджана и новой администрацией США. Что уже заставит Азербайджан выстраивать свою внешнеполитическую систему сдержек и противовесов.

А вот ставки для США в Азербайджане весьма и весьма высоки. Именно азербайджанская нефть, газ и инвестиции создали экономический «базис» для той прозападной политики, которую ведет сегодня Грузия. Накануне стало известно, что Агентство США по международному развитию (USAID) планирует запустить программу, связанную с «повышением безопасности, надёжности и эффективности региональных энергопоставок» в ряде партнёрских стран, и в этой программе упоминается и Азербайджан. Понятно, что в случае с нашей страной речь пойдет не только и не столько о реконструкции подстанций. Азербайджан со своим нефтепроводом Баку-Тбилиси-Джейхан и «Южным газовым коридором» — уже серьезный игрок на энергетическом рынке Европы. Тем более многообещающими выглядят договоренности с Туркменистаном — они в перспективе позволят нарастить поставки каспийского газа в Европу. И для всего этого нужна инвестиционная и политическая поддержка.

Наконец, есть еще и политика Вашингтона на иранском направлении. Частью которой был «заторможенный» контракт на поставки оружия Саудовской Аравии — Вашингтон пожелал гарантий, что его не применят против йеменских хуситов. Не увидеть здесь месседж, адресованный Тегерану, чьими «прокси» как раз и являются хуситы, честно говоря, трудно. Светский Азербайджан, сопредельный с Ираном, со своими ресурсами «мягкой силы», тем более представляет здесь понятный интерес.

И тем более нужно держать в голове, что сегодняшний Азербайджан — это состоявшееся, мощное и устойчивое государство, которое проводит свой независимый внешнеполитический курс, основанный на собственных национальных интересах. Так что здесь уже ни один «внешний игрок» не сможет вести себя по принципу «а куда они с подводной лодки денутся». И успех политики новой администрации США на Южном Кавказе уже зависит не только и не столько от того, чего Вашингтон хочет добиться от Баку — настало время думать, что США могут предложить Азербайджану. Что уже потребует пересмотра и прежней риторики, и инструментария, и многого другого.

Нурани

Minval.az