Есть старое правило: «свобода твоего кулака заканчивается у кончика чужого носа». В переводе на международные отношения, каждая страна имеет право решать свои внутренние задачи, менять конституцию, высказывать оценки исторических событий. Но — не посягая при этом на чужие территории.

Не беремся судить, насколько четко это правило объясняли в советские годы студентам ЛГУ. Но в чем нет сомнений, так это в том, что нынешние заявления президента РФ Владимира Путина о «территориальных подарках», «исконно российских землях», оказавшихся в составе других республик, создают как минимум двусмысленную ситуацию по всему периметру российских границ.

Впрочем, расскажем по порядку.

Президент РФ Владимир Путин в интервью для программы «Москва. Кремль. Путин» заявил, что, оказывается, при создании Советского Союза многие республики, вошедшие в его состав, «получили огромное количество российских земель» и «традиционных российских исторических территорий». При этом при выходе из состава СССР, по мнению президента России, каждой из этих республик нужно было «выходить с чем она пришла» и не «тащить с собой подарки от русского народа». Какие именно республики получили «подарки», президент РФ не уточнил, зато заявил, что «при создании Советского Союза в договоре было прописано право выхода из него, но не было прописано процедуры».

Здесь логично было бы поинтересоваться мнением президента РФ насчет «территориальных подарков», полученных любимым форпостом Москвы — Арменией от Азербайджана в годы существования СССР. А это и Зангезур, и побережье озера Гейча, ставшего «Севаном». В Тбилиси вполне могут напомнить о землях Лори, также «подаренных» Россией Армении.

В самой Армении, однако, уже по горячим следам поторопились выставить свои требования, но не к России, с которой у Армении нет общей границы, а…к Турции. Дескаь, если уж взялся президент РФ за ревизию границ, то ему «следует вспомнить о преступном российско-турецком пакте Ленина-Кемаля 16 марта 1921 года, по которому советская Россия “подарила” Турции всю территорию Западной Армении, признанную Севрским договором и мандатом Лиги Наций. Вскоре, решением Сталина армянские Нахиджеван и Карабах также насильственно и противозаконно были подарены Россией Азербайджану». О том, что в реальности что никакой Армении в границах Севрского договора не существовало, а были только планы и мечты, что это Армения получила в подарок Зангезур и Гейчу, а никак не наоборот, и что если отказаться от Карского и Московского договоров, то в силу вступит не Севрский, а Александропольский договор, согласно которому, Армении придется прощаться с солидным куском своей территории, не подумал.

Только вот в центре внимания мировой политической тусовки по понятным причинам оказалось другое. В самом деле, сказать, что президент РФ таким своим «тонким намеком» оставил широчайшее поле для вопросов — ничего не сказать. Его слова представляли собой такой «экскурс в историю», оценку того, что уже произошло? Или Путин озвучил территориальные притязания к бывшим союзным республикам, а ныне — независимым государствам, сопредельным с РФ? И если да, то к кому и на что именно? Эти притязания касаются только бывших республик? Или, к примеру, завтра по принципу «можем повторить» у Норвегии потребуют всю «цепочку» ее незамерзающих арктических гаваней плюс архипелаг Свальбард, он же Шпицберген, у Швеции — Готланд, у США — Аляску, у Китая — Дальний и Порт-Артур? Как это связано с поправкой к Конституции, запрещающей «отчуждение» территории России? Конечно, профессиональный журналист при таком повороте беседы обязан был бы уточнить, что имеет в виду глава государства. Но это профессиональный журналист. В результате вмешиваться в ситуацию и вносить ясность пришлось пресс-секретарю президента РФ Дмитрию Пескову: по его словам, у России нет территориальных претензий к своим соседям, поправка в Конституцию о невозможности отчуждения территорий призвана исправить системные ошибки, которые были в прежних Конституциях, и вообще «президент говорил о ранее допущенных ошибках в Конституции, которые не предусматривали целый ряд ситуаций, вариантов развития событий, которые имели бы негативное последствие для нашего государства».

Как бы можно вздохнуть с облегчением. Но…

Даже если в передаче «Москва. Кремль. Путин» имел место «всего-навсего» экскурс в историю, то Владимиру Владимировичу по штату положено помнить: разговоры о «добровольном вхождении» в состав СССР — это в лучшем случае заблуждение, в худшем — ложь и фарисейство. Азербайджан был завоеван силой 28 апреля 1920 года, Грузия — в 1921 году, черед стран Балтии настал в 1940 году, свои исторические счеты — у государств Центральной Азии…Более того, даже территорию нынешней РФ отнести к «исконно русским землям» ну никак не получится. «Кавказская война», походы Ермака, взятие Казани — все это слишком наглядные исторические факты.

Однако куда важнее другое. Заверения, что у РФ нет никаких территориальных претензий, в Кремле и на Смоленской площади озвучивают постоянно. Только вот среди новых независимых государствесть Украина, чьи границы включают Крым и Донбасс и которую Россия в этих границах признавала. Но это не помешало Москве высадить в Крыму «вежливых зеленых человечков» и объявить Крым своим «субъектом федерации». Точно так же РФ признавала в существующих границах Грузию. Что не помешало РФ захватить Сухуми и Цхинвали, создать там оккупационные режимы и признать их «независимыми государствами». И сегодня эксперты уже задают вопросы: что последует за словами Путина? Тем более что несколькими днями ранее Владимир Владимирович уже оправдывал пакт Риббентропа-Молотова и аннексию стран Балтии? На таком фоне заявления Путина не могут не прозвучать как минимум двусмысленно, и торопливые разъяснения его пресс-секретаря, как бы это помягче, не снимают всех вопросов. Особенно на фоне московского послужного списка. Словом, уже на стадии озвучивания эти слова Путина уже нанесли России серьезный имиджевый ущерб.

И самое главное, приходится уже в который раз напоминать: постулат, что «Россия большая, сильная, она справится с любым из своих соседей «одним пальцем»», весьма иллюзорен. Особенно если «заполыхает» по всей линии границы, и против Кремля выступят единым фронтом все, кто посчитает российскую «ревизию границ» прямой угрозой для себя. А силовая перекройка границ — процесс обоюдоострый. И в результате уже России наверняка припомнят, что в 1920 году столицей Казахстана был Оренбург, входящий сегодня в состав России, под большим вопросом окажется и Омск. В Украине напомнят, что Украинская Народная Республика на Парижской мирной конференции 1918 года представила карту, где в состав Украины входит не только Крым и Донбасс, но и Кубань, а черноморское побережье Украины «соприкасается» с территорией Грузии. В свою очередь, в Тбилиси скорее всего вспомнят, что в состав Грузии даже после ее аннексии Советской Россией входил город Сочи, название которого в переводе с грузинского означает «высокая сосна». Эстония вспомнит про Петсери и Ивангород. Финляндия, весьма вероятно, напомнит про Карелию, которую не без оснований считает своей, и Ингерманландию — еще одну историческую область Финляндии, а это уже окрестности Санкт-Петербурга. В Литве припомнят, что ныне российский Калининград — это сначала литовский Караляучус, а потом уже Кенигсберг.

Только вот, судя по текущей российской хронике, совет «не будить лихо, пока оно тихо», для Москвы уже запоздал.

Нурани, политический обозреватель

Minval.az