Владимир Путин, президент России, все же приехал в Ереван на саммит ЕАЭС. И даже провел переговоры с премьер-министром Армении Николом Пашиняном — притом что еще недели две назад у ереванских наблюдателей не было полной уверенности, что встреча состоится. Если верить официальным источникам, беседа прошла в теплой и дружеской атмосфере, премьер-министр Армении и президент России обсудили широкий круг вопросов, представляющих двусторонний интерес, в частности, собеседники коснулись вопросов армяно-российского экономического сотрудничества, дальнейшего укрепления военно-политического партнерства, а также вопросов регионального значения. Правда, Путин по ходу назвал Никола Воваевича «Николом Владимировичем», но на это принимающая сторона решила не обращать внимания. Пашинян даже сообщил в своем Фейсбук-аккаунте: «У нас был блестящий разговор с президентом России Владимиром Путиным. Наши стратегические отношения динамично развиваются».

Правда, о чем именно договорились — и договорились ли — в ходе встречи Путин и Пашинян, осталось «за закрытыми дверями». Прежде всего, сегодня даже ереванские эксперты сквозь зубы признают: Армения — «окраина ЕАЭС» и «тупиковое направление». Правда, некоторые ереванские интеллектуалы с глубокомысленным видом рассуждают о том, что южнокавказская политика России оказалась, дескать, в «турецком тупике», и выйти из этого «тупика» Москва может только с помощью Армении. В переводе: здесь уже понимают, что заинтересовать Россию Армения может только как «антитурецкий инструмент».

А во-вторых, скупые строчки официальных сообщений об итогах переговоров оставляют «за кадром» многие вопросы, которые накануне визита Путина активно обсуждались в прессе и экспертном сообществе: получит ли Армения новые оружейные подарки от России, на которые старательно намекал министр обороны Армении Давид Тоноян? Договорились ли Москва и Ереван о тарифах на газ? Обсуждалась ли судьба железных дорог Армении — после официального обещания Минтранса РФ расторгнуть соглашение о концессионном управлении? И, возможно, самый «горячий» для армянской аудитории вопрос: каковы приоритеты Москвы на внутриармянском поле? Кремль по-прежнему делает ставку на Роберта Кочаряна? Пашиняна молча терпят? Или уже приступили к его активному отстранению от власти?

Приезд Путина в Ереван, пусть и без ночевки, «теплая и дружеская» беседа — все это по крайней мере теоретически команда Пашиняна могла бы выдать за первые признаки «нормализации» отношений с Москвой. Но…встречи Путина с Кочаряном в тюремных интерьерах не произошло, однако уже в первые часы после переговоров с Пашиняном стало известно, что в посольстве РФ прошла встреча Владимира Путина с супругой находящегося под стражей Роберта Кочаряна — Беллой Кочарян. Российские протокольщики нашли способ продемонстрировать внимание президента РФ к Роберту Седраковичу. Причем узнали об этом ереванские журналисты от членов российской делегации — судя по всему, «слили инфу» вполне сознательно.

Как на это отреагировал Пашинян в узком кругу, можно только догадываться. Особенно на фоне того, что в Армении совершил весьма подозрительное самоубийство бывший начальник полиции Айк Арутюнян — один из ключевых свидетелей по делу о расстреле митингующих 1 марта 2008 года. Именно здесь обвиняемым проходит Роберт Кочарян. Более того, Никол Пашинян уже начал готовить против второго президента Армении новое обвинение. Речь идет об инциденте 18-летней давности. В сентябре 2001 года в Армении отмечали 1700-летие принятия христианства. В страну съехались многие именитые гости, по такому случаю в ереванском кафе «Поплавок» ожидался концерт музыкальных «звезд», включая Дживана Гаспаряна. Послушать музыкантов Роберт Кочарян пригласил Шарля Азнавура. А за соседним столиком («Поплавок» считался в Ереване этаким «островком демократизма») расположилась кампания дашнаков из соседней Грузии, во главе с их лидером Погосом Погосяном. По одной версии, Погосян бросил президенту фаъмильярное «Привет, Роб!» По другой, всю дорогу отпускал «шпильки», а в конце подвел итог: «Сын турка!» — намекнув на карабахское происхождение. Когда уже президент покинул кафе, один из его охранников повел Погосяна «на два слова» в туалет. Там застали уже труп. Охранник президента ограничился двумя годами условно. Но теперь помощник генпрокурора Армении Гор Абрамян сообщил: в деле появились новые обстоятельства, можно предположить, что речь идет не о смерти по неосторожности, а о преднамеренном лишении жизни человека. Дескать, британский подданный Стивен Ньютон своими глазами видел, как охранники президента били Погосяна. Каковы реальные судебные перспективы «закрыть» по этому делу Кочаряна, особенно если «революционная юстиция» оказывается не в состоянии довести до обвинительного приговора «дело 1 марта» — отдельная тема. Важно другое: визит Путина в Армению и его встреча с Беллой Кочарян не оставили сомнений, на кого делает ставку Кремль.

Пашинян, похоже, решил «переломить ситуацию». И вскоре он сообщил в своем Фейсбук-аккаунте о новой встрече с Путиным — президента РФ премьер-министр Армении «перехватил» уже в аэропорту «Звартноц», прямо перед отлетом. Можно, конечно, гадать, Удалось ли Пашиняну, при его весьма скромных дипломатических талантах, использовать этот последний шанс и убедить Путина сменить приоритеты. Только вот нет сомнений, что даже внутренняя политика в Ереване делается по принципу «вот приедет Путин, Путин нас рассудит». Что окончательно превращает Армению в карикатуру на страну.

Все это, конечно, можно было бы отнести к внутренним делам Армении. Но, прежде всего, на фоне такого внутриполитического «раздрая» не приходится ожидать реальных подвижек в урегулировании. Более того, против Пашиняна, несмотря даже  на его шоу в ООН, по-прежнему разыгрывают «карабахскую карту». Так, Арман Меликян, бывший «министр иностранных дел Карабаха», назвал шоу Пашиняна в ООН «привлекательным для ушей заявлением», но тут же обвинил премьера в том, что «официальный Ереван, как и прежде на протяжении многих лет, не может связать проблемы нынешней территории «Арцаха» (здесь и далее кавычки наши — Ред.) и ожидаемого статуса». После чего продолжил: «Это заставляет думать, что и это правительство продолжает искать решение проблемы в рамках торговли вокруг территорий. Это тупик, поскольку в нашем случае, если ты согласен, что данные территории подлежат сдаче, то автоматически признаешь беззаконие своего контроля над ними. А с незаконными не ведут переговоры о справедливом разделении захваченного, а просто восстанавливают законность путем переговоров или применения силы, что и стремится сделать сегодня Азербайджан». В такой ситуации резко возрастает опасность провокаций на линии фронта и на ненаруенных участках государственной границы Азербайджана и Армении, что уже косвенно подтверждают новости о предотвращенной пограничниками армянской диверсии. И самое главное, очевидно, что Москва по-прежнему делает ставку даже на внутриармянском поле на соучастников Ходжалинского геноцида. Где, напомним, «отличился» и российский 366-й полк.

А на этом фоне милая беседа Владимира Путина с Беллой Кочарян уже не может считаться «вопросом внутренней политики Армении».

Нурани, политический обозреватель

Minval.az