Москва разыгрывает на азербайджанском направлении очередную многоходовую комбинацию

Южный Кавказ — на пороге новой геополитической «многоходовки». Судя по многим косвенным признакам, Россия разыгрывает на азербайджанском треке новую комбинацию, содержание которой можно — весьма схематично — свести к формуле «интеграция Азербайджана в ОДКБ в обмен на Карабах». Сначала вице-премьер России Юрий Борисов, отвечающий в правительстве РФ за военно-промышленный комплекс, не исключил возможности получения Азербайджаном статуса наблюдателя в ОДКБ. Пояснил: «Это касается не только Азербайджана. ОДКБ всегда будет приветствовать сотрудничество со всеми бывшими республиками СССР. Мы когда-то были все единой семьей». Правда, тут же оговорился, что «после обсуждений, если Организация примет необходимость такого решения, то оно будет принято в соответствии с уставом, регламентом и правилами Организации».

Затем вопрос прокомментировал и.о. генсека организации Валерий Семериков: «Давайте исходить из нормативно-правовой базы, которая принята в ОДКБ. Все решения, особенно, что касается членства, наблюдательства, партнерства, принимаются консенсусом. Если не будет согласия одного члена-государства, естественно, решения не будет». Самое же интригующее, что последовал этот град заявлений вскоре после того, как изменения в устав ОДКБ, которые предполагают появление в этой организации наблюдателей и партнеров, обсуждал парламент Армении, причем с явным «азербайджанским» прицелом. Представлявший документ Шаварш Кочарян, замминистра иностранных дел Армении, всячески заверял депутатов, что без согласия Армении никакого статуса наблюдателя Азербайджан в ОДКБ не получит, а Армения, ну разумеется, наложит вето. Но если так,..то с чем связан оптимизм Борисова?

Конечно, для Кремля было бы весьма соблазнительно завести в ОДКБ, военный союз постсоветских стран с Россией во главе, Азербайджан с его нефтью, газом и уникальным геополитическим положением, особенно теперь, с учетом уже новой значимости нашей страны. Да и армянское вето — не такая непреодолимая проблема, как представляется многим. Статья 20 Устава ОДКБ гласит: «В случае невыполнения государством – членом положений настоящего Устава, решений Совета и принятых в их исполнение решений других органов Организации Совет может приостановить его участие в деятельности органов Организации. В случае продолжения государством – членом невыполнения указанных обязательств Совет может принять решение о его исключении из Организации». Плюс ко всему «решения по данным вопросам в отношении такого государства – члена принимаются без учета его голоса». А Армения, напомним, и так до предела испортила свои отношения с партнерами по ОДКБ, сначала устроив судебное преследование действующего на тот момент генсека организации Юрия Хачатурова, а потом заблокировав по сути назначение его преемника — представителя Беларуси Станислава Зася. Не говоря о том, что у Москвы достаточно рычагов заставить Ереван надежно забыть о своем «праве вето», если на горизонте замаячит серьезный приз. Достаточно вспомнить, как быстро и без шума РФ решила вопрос с вступлением Армении в ЕАЭС.

Между тем разговоры о возможном вступлении Азербайджана в ОДКБ идут уже с прошлого года. Причем с самого начала были обрисованы контуры политического торга: Азербайджан вступает в «путинское НАТО» в обмен на российское содействие освобождению захваченных азербайджанских земель. В самом деле, с начала девяностых, когда на постсоветском пространстве появился военный союз во главе с Россией — ОДКБ, в Азербайджане к возможности своего членства в этом блоке отнеслись весьма прохладно. Тем более что в ОДКБ сразу же вступила Армения, а находиться с ней в одном военно-политическом союзе на фоне продолжающейся агрессии и оккупации 20% азербайджанских земель — идея, прямо сказать, не самая логичная. Тем более не особо привлекательно такая перспектива выглядит сегодня, на фоне всех проблем и неприятностей РФ на международной арене. Но вот если Россия предлагает Азербайджану свое содействие в Карабахе…

Так или иначе, вначале в регионе заговорили о «плане Дугина»,«плане Проханова» и тому подобным политическим проектам, суть которых сводилась к тому, что Азербайджан вступает в ЕАЭС и ОДКБ, а Россия способствует освобождению нескольких районов, ныне захваченных Арменией, и размещает в регионе своих миротворцев. Официально существование этих планов не было подтверждено, но вот обсуждали их весьма горячо и активно. Потом существование подобного плана — вступление Азербайджана в ОДКБ в обмен на освобождение то ли трех, то ли пяти районов — озвучил уже президент Беларуси Александр Лукашенко, но, по его словам, категорически против выступила Армения. Когда же в структурах ОДКБ начали обсуждать появление статуса наблюдателя, эксперты со ссылкой на свои весьма информированные источники уверенно заговорили: создается институт наблюдателей именно в расчете на Азербайджан. Весьма уверенно говорили и о том, что президента Азербайджана Ильхама Алиева должны были пригласить на очередной саммит ОДКБ в качестве гостя, но опять-таки воспротивилась Армения. Даже в выборе кандидатуры Зася на пост генсека ОДКБ умудрялись усмотреть «азербайджанский прицел»: Станислав Зась высшее военное образование получил в Баку, к тому же именно он вел переговоры о поставках Азербайджану продукции белорусского ВПК.

Возможно, по закону жанра, здесь должны были следовать рассуждения «на какие уступки во внешней политике следует пойти, чтобы вернуть Карабах». Но все дело в том, что уже очень скоро, в январе 2019 года, отвечая в Давосе на вопросы российских журналистов, черту под слухами и спекуляциями подвел не кто иной, как президент Азербайджана Ильхам Алиев. Комментируя возможность вступления Азербайджана в ОДКБ или получения статуса наблюдателя в этой организации, глава государства заявил: «Этот вопрос пока еще не в стадии дискуссии». То есть даже не обсуждается.

И в общем-то понятно, почему. В Азербайджане относятся к своей независимости с должным уважением и не намерены делиться государственным суверенитетом. Особенно если есть опыт пребывания в составе СССР: на момент оккупации нашей страны советской Россией в 1920 году площадь Азербайджанской Демократической Республики составляла 114 тыс. кв.км., без учета спорных территорий — 97 тыс.кв.км., а в 1991 году, на момент распада СССР, площадь Азербайджана уменьшилась до 86 тыс.кв.км. Тоже информация к размышлению, можно ли удержать территорию, поделившись государственным суверенитетом. К тому же сегодня в самой лучшей «редакции» взамен на членство в ОДКБ Азербайджану предлагают даже не полноценное урегулирование конфликта в Карабахе, а в лучшем случае освобождение не то трех, не то пяти районов, в то время как оккупация Карабаха продолжится, но уже под охраной российских миротворцев. Тех самых, кстати говоря, чей опыт присутствия в грузинских Цхинвали и Сухуми вряд ли можно назвать позитивным и обнадеживающим. Плюс ко всему вступать в ОДКБ Азербайджану предлагают, а вот «карабахский» пакет официально не озвучивали ни разу. Более того, премьер-министр РФ Дмитрий Медведев предпочитал рассуждать в стиле «в регионе не надо ничего менять, пусть пройдут два, три, еще лучше четыре поколения, а там посмотрим», теперь уже бывший советник Путина Сергей Глазьев уверял, что самое лучшее урегулирование — это вступление и Азербайджана, и Армении в ЕАЭС, «где не будет никаких границ». Не на самые приятные выводы наталкивал опыт переговоров в Казани в 2011 году, где после многократных переговоров при российском посредничестве в ходе финальной встречи на столе переговоров появился совсем не тот документ, который был согласован ранее, а новый и с заметным креном в сторону Еревана. И все это заставляет Азербайджан по крайней мере не бросаться, как в омут головой, в российские интеграционные проекты. И вполне объяснимы заявления Борисова, который просто следует старому правилу: «Если дипломат говорит «да», это означает «может быть». Если дипломат говорит «может быть», это означает «нет». Если дипломат говорит «нет» — это не настоящий дипломат». Вице-премьер РФ старается по мере сил и возможностей воздерживаться от категоричного «нет», предпочитая рассуждать об «открытых дверях» и некогда существовавшей «единой семье». Просто потому, что Россия, конечно, хотела бы видеть Азербайджан в ОДКБ, но вот заставить ради этого свой любимый форпост Армению отказаться от притязаний на азербайджанскую территорию не считает нужным. Стоит ли в этом случае рассчитывать на эффектную и результативную дипломатию на азербайджанском треке — вопрос, честно говоря, риторический.

Нурани, политический обозреватель

Minval.az