Какие геополитические планы скрываются за новым обострением на линии фронта?

На линии фронта — новый рост напряженности и новые жертвы. Несколько дней назад выстрелом с армянской стороны был убит майор Агиль Омаров. Теперь новое трагическое известие — погиб азербайджанский военнослужащий Эльшан Халилов.

МИД Азербайджана в своем заявлении уже отметил: очередной кровавый акт совершен армянской стороной как раз накануне предстоящей встречи министров иностранных дел Азербайджана и Армении. Добавим от себя: как раз накануне глава МИД Армении Зограб Мнацаканян клятвенно заверял, что в ближайшее время будет объявлено место и время этой встречи. И теперь убийство азербайджанского военнослужащего, уверены в МИД Азербайджана, служит подрыву переговоров по урегулированию нагорно-карабахского конфликта и усилению напряженности в регионе. «Мы подчеркиваем, что вся ответственность за реализацию этого сценария лежит на Армении и руководстве этой страны» — предупредили азербайджанские дипломаты.

Показательно и другое. В первые часы армянская сторона попыталась сделать вид, что они, дескать, «ни при чем». Сенор Асатрян, именующий себя «пресс-секретарем министра обороны Нагорного Карабаха», с претензией на официоз попытался опровергнуть заявления о гибели Эльшана Халилова. Возможно, по ту сторону линии фронта пытались ли там банально избежать ответственности, но скорее рассчитывали «вбросить» уже в азербайджанское информационное пространство очередной «фейк» о мнимом «неблагополучии» в азербайджанской армии. Тем более что информационную атаку на руководство Минобороны Азербайджана армянская сторона развернула еще в конце марта, о чем рассказывал Minval.az (https://minval.az/news/123873807).

Но затем в Ереване сменили пластинку. Как отрапортовал в своем фейсбуке пресс-секретарь Минобороны страны-агрессора Арцрун Ованнисян, «министр обороны Давид Тоноян представил к высокой награде военнослужащих, осуществивших карательные действия за смерть убитого военнослужащего Сипана Мелконяна. Задание было выполнено на высоком уровне».

30 мая в результате армянской провокации погиб майор азербайджанской армии Агиль Акиф оглы Омаров. 1 июня на линии фронта был убит 19-летний военнослужащий срочной службы Сипан Мелконян. И вот теперь после гибели Эльшана Халилова в Армении открыто заговорили о «карательной операции».

По совести говоря, «наследничкам» гитлеровского пособника Гарегина Нжде эпитет «каратели» очень даже подходит. К тому же Арцрун Ованнисян выдал в одном флаконе несколько признаний. Военное ведомство Армении не только подтвердило, что ответственность за гибель Эльшана Халилова несет армянская сторона. Это еще и подтверждение, причем официальное, со стороны Еревана самого факта оккупации азербайджанских земель. А еще в очередной раз продемонстрировал недоговороспособность Еревана — сегодня все меньше признаков, что с Арменией вообще имеет смысл вести переговоры.

Можно, конечно, выстроить версию, что таким образом «команда» Никола Пашиняна пытается набрать внутриполитические очки и укрепить свое положение на внутриармянском поле, но гадание о возможных мотивах ереванской «команды» — далеко не самый важный вопрос. В любом случае в Ереване открыто и сознательно срывают переговоры — и вряд ли не понимают, что делают.

И что же — Пашинян и его команда так осмелели, что срывают переговоры по собственной инициативе? На свой страх и риск? И самое главное, без оглядки на Москву?

Степень контроля Москвы над ее признанными, «недопризнанными» и непризнанными сателлитами — тема деликатная. В те же дни новый президент Украины Владимир Зеленский, комментируя очередные артобстрелы украинских позиций на Донбассе, отметил: «Вопиющее нарушение Минских соглашений — применение артиллерии — свидетельствует, по меньшей мере, о частичной потере управления и контроля над наемниками. Мы надеемся, что российская сторона возобновит контроль над этими подразделениями». Можно предположить, что точно так же Кремль теряет контроль и над своим «форпостом». Наиболее проницательные могут вспомнить события боснийской войны, когда ныне покойный Виталий Чуркин был еще не постпредом РФ в ООН, а спецспредставителем президента РФ на Балканах. Тогда, напомним, ему с трудом удалось согласовать отвод войск боснийских сербов, чтобы отвести угрозу американских воздушных ударов по сербским позициям в ответ на «этнические чистки» боснийских мусульман, но в решающий момент сербы отводить войска отказались. И попали под удар ВВС США (что было вполне заслуженно, кстати говоря).

Такая версия, конечно, имеет право на существование. Но есть еще одна сторона вопроса — встреча Пашиняна и Путина в Санкт-Петербурге, на полях «Петербургского международного экономического форума».

Карабах на этой встрече, по словам пресс-секретаря президента РФ, не обсуждали. Это официальное заявление, которое, однако, входит в некоторый клинч со словами пресс-секретаря Пашиняна — Владимира Карапетяна, по словам которого, Карабах обсуждали, но «не детально».

Можно ли представить себе переговоры между Путиным и Пашиняном, где не обсуждается Карабах — вопрос, который заставляет вспоминать еще советские анекдоты в стиле «Ваша фамилия Сидоров? А антисоветчик Сидоров вам не родственник? — Да вы что? Даже не однофамилец!» или «С вашего телефона несколько раз звонили за рубеж отщепенцу и антисоветчику Петрову. Как вы это объясните? — Да у меня вообще телефона нет!» Конечно, гадать о том, что произошло за закрытыми дверями, дело неблагодарное, но многое указывает на то, что Карабах в Санкт-Петербурге все же обсуждали, но так, что это предпочитают не афишировать, но зато Никол Воваевич вернулся с берегов Невы не на шутку воодушевленным. Что было особенно ценно после «холодного душа» в Нур-Султане. И уж тем более изрядную пищу для размышлений дает интервью Никола Воваевича РИА «Новости», где он заявил, что в ходе своей встречи с президентом РФ Владимиром Путиным обсудил вопрос поставок оружия. «Мы хорошо сотрудничаем в военно-технической сфере и, конечно, у нас есть кое-какие договоренности. И я думаю, наши отношения в этой отрасли развиваются планомерно», — сообщил Пашинян. В ответ же на уточняющий вопрос, обсуждался ли в ходе встречи вопрос поставок Еревану новых комплексов «Искандер», Пашинян заверил: «У нас достаточно «Искандеров». Но мы надеемся получить кое-что еще. Немаленькое». Что именно, не уточнил.

И по крайней мере имеет право на существование и другая версия. Москва, конечно, со многих высоких трибун декларирует поддержку мирного урегулирования конфликта и выдвигает планы, предусматривающие вывод войск Армении из захваченных азербайджанских земель. Только вот не получается вычеркнуть и заявление президента РФ Дмитрия Медведева по горячим следам апрельских боев 2016 года, где он открыто дал понять: по мнению Кремля, в регионе не следует ничего менять, вот пусть пройдут два, три, еще лучше четыре поколения — а там посмотрим. И если Пашиняну на переговорах в Санкт-Петербурге намекнули, что «большой войны» в регионе Россия не допустит и еще в скором времени преподнесет Армении очередной «оружейный» подарок — этого было вполне достаточно, чтобы «форпост» сорвался с катушек, но Москва при этом была как бы ни при чем. По крайней мере официально. Потому как в реальности тревожит Кремль потеря контроля не над Арменией, а над Азербайджаном с его самостоятельной экономикой, независимым экспортом нефти и газа и еще многообещающими «подвижками» на западном направлении. Затормозить которые при помощи игры на обострение в Карабахе — традиционный для Кремля ход. Только вот время, когда подобные шаги помогали, безнадежно упущено. Даже если в Кремле этого еще не осознали.

Нурани, политический обозреватель

Minval.az