Современную экономику с ее разветвленной инфраструктурой невозможно представить без методично функционирующей финансовой системы. Она и  сама по себе является многоступенчатой конфигурацией, центральным звеном которой являются банковские учреждения с их активами.

Они, образно говоря, выполняют функцию сердца в экономическом организме, которая исправно питает органы кровеносной, а если более точно, финансовой массой. И чтобы энергетический тонус организма не вызывал опасений, необходима сакраментальная ресурсная стабильность, вокруг которой всегда и везде закручивается центральное звено сюжетной линии.

Мониторинговые центры, кредитные организации и прогнозные службы постоянно держат руку на пульсе национальных экономик, выдавая последние данные о состоянии финансовых рынков. Профильные показатели  напоминают данные электрокардиографии, по которым специалисты и выстраивают заключения относительно дальнейшего поведения, как  экономического организма, так и самой питательной массы, в роли которой выступают финансы.

В обзорах по состоянию стабильности, как правило, отображаются показатели перераспределения перетекающего ресурса, где завязаны интересы нескольких акторов – от эмитентов до владельцев сбережений. В этом ряду непременно участвует и государство, чьи интересы отображают центральные банки.

Международный Валютный Фонд, как один из центральных и определяющих институтов планеты, периодически публикует прогнозы роста мировой экономики. В последние десятилетия МВФ пристально прослеживает не только национальные, но и совокупные характеристики по географическим регионам. Такой подход вписывается в логику ожиданий, ибо не все новые образования придерживаются обнадеживающей динамики в выстраивании экономической политики с ее финансовой составляющей.

С недавних пор Центральная Азия не только в контексте наблюдений постсоветского пространства, но и в глобальном потоке позиционирует более чем перспективно. Раз показатели региона вызывают позитивную реакцию, значит, за благоприятным фоном выглядывает проекция экономического процветания.

Поводом для оптимизма экспертов МВФ по странам  центрально-азиатского региона во многом стала смена настроения инвесторов и крупных рыночных игроков. Не последнюю роль в усилении стабилизационного тренда играет фактор, подтверждающий желание субъектов региона избавиться от статуса разобщенного и непредсказуемого пространства.

Если в первые постсоветские годы инвесторы в большинстве своем охотно шли только в Казахстан, у которого были на тот момент самые предпочтительные предпосылки для избавления от постсоветской стагнации, то теперь и другие субъекты смогли подтянуться с реформами финансовой системы. Они уже успешно налаживают связи и с другими странами. Но  доминирующая роль Казахстана, как лидера экономической гонки, все равно дает о себе знать. К тому же официальная Астана не отказывает соседям в содействии в деле привязке финансовых институтов к эффективным механизмам регулирования.

В настоящем на долю Казахстана все еще приходится 70 % всех инвестиций в Центральную Азию, но власти республики охотно демонстрируют предрасположенность к корпоративному действу и охотно представляют возможности растущих соседей привлекательным партнерам. Здесь надо особо отметить несущую роль Казахстана, как страны, открывшей образ региона остальному миру. По его опыту страны Центральной Азии активно  налаживают связи с зарубежными игроками, подписывают выгодные контракты с крупными компаниями Европы и стран Персидского залива.

Впрочем, Казахстан и сам выступает в роли мобильного инвестора для региона, сохраняя за собой функцию локомотива. Он охотно спонсирует программы помощи странам Центральной Азии, вносит лепту в выработку стратегических программ развития соседей. Хотя, казалось бы, зачем Казахстану повышать конкурентоспособность соседей?!

Побудительные мотивы очевидны: экономическое благосостояние соседей, как считают в Астане, гарантирует стабильную и предсказуемую ситуацию на границах. С другой стороны важно, чтобы регион предстал в глазах мирового бизнес сообщества в здоровом и дееспособном облике. Наконец, успешная торговля у порога дома и на коротком плече — это важный фактор для будущего региона.

Потенциал внутренней торговли в Центральной Азии поистине огромный. Беря за основу перечень главных экспортных товаров центрально-азиатской пятерки, смело можно вывести парадигму, что при согласованных действиях Казахстан, Узбекистан, Кыргызстан, Таджикистан и Туркменистан  могли бы обеспечить друг друга всем необходимым. Речь, в первую очередь, о продуктах питания, энергоносителях, текстиле, технике и даже технологиях. Регион в плане создания режима самодостаточности  перспективен.

Иными словами, возможности региональной кооперации и полноценной интеграции очевидны. Говоря об коммуникативных инициативах Казахстана,  важно знать, что именно Астана своей маневренностью стала драйвером, способствовавшим налаживанию эффективного сотрудничества между соседями. Собственно, это и послужило смене имиджа региона.

Пользуясь своим непререкаемым международным  авторитетом, Казахстан продолжает диверсифицировать экономические связи центрально-азиатского региона с сообществом. Его флагманская роль не вызывает сомнений. Будучи мобильным игроком, Астана успешно развивает экономические контакты с Россией, Китаем, Европейским Союзом. Он же выполняет функцию  подвижника в установлении связей соседей с ведущими мировыми центрами.

Можно с уверенностью утверждать, что функциональная расстановка макроэкономических расчетов позволит Центральной Азии стать одним из крупнейших в мире транзитных хабов, через который единым маршрутом без задержек и проверок будет обеспечена навигация значительной части мирового грузопотока.

Казахстан не перестает приятно удивлять партнеров своей изобретательностью. По его инициативе страны Центральной Азии планируют создать свою альтернативу Шенгенской зоне и ввести единую визу – SilkViza. Успешная реализация замысла позволит значительно повысить доходы от туризма для всего региона.

Соглашение о новой визовой практике пока готовы подписать только Казахстан и Узбекистан. С остальными представителями Центральной Азии Астана и Ташкент ведут переговоры, и чем раньше будет достигнуто согласие, тем быстрее станет возможным привлечение туристического потока. На фоне ландшафтного разнообразия, наличия уникальных памятников старины, природных феноменов и пейзажей, богатой истории и причудливой самобытности стран, туризм обещает обеспечить высокие  доходы для экономики государств Центральной Азии.

Перспективы Центральной Азии весьма многообещающие и реалистичные. Радужные прогнозы МВФ выглядят вполне обоснованными, и для их реализации важно, чтобы страны региона поддержали интеграцию, сообща противостояли вызовам и во внешнеполитическом секторе следовали бы политике добрососедства.

Казахстан на своем примере доказал, насколько это выгодно и перспективно начинать активную интеграцию с ближайшими соседями. Его пример показателен, и теперь за динамично развивающейся республикой, как за сильным звеном, должны потянуться остальные страны Центральной Азии.

Саттар Гасанов

Minval.az