Каким на сей раз должен быть ответ Азербайджана?

Наверное, почти все, кому довелось путешествовать по железной дороге, помнят надпись у окон пассажирских вагонов: «Не высовываться!». Любители «черного юмора» перефразируют ее на свой лад: «Высовывайся, высовывайся…а я посмотрю, чем ты завтра будешь высовываться». Совет, уместный не только на железной дороге, но и, к примеру, на передовой линии фронта. Где, нечаянно высунувшись из окопа, можно получить пулю снайпера.

Правда, Бако Саакян, именующий себя «президентом Нагорного Карабаха», решил, что на него это правило не распространяется. Как сообщает News.am (здесь и далее кавычки наши, терминология и орфография, используемые карабахскими сепаратистами, сохранены), «9 октября «президент Республики Арцах» Бако Саакян посетил южный участок «арцахо-азербайджанской границы», на месте ознакомился с ходом службы военнослужащих и текущей ситуацией». «»Президента» сопровождали «министр обороны Левон Мнацаканян», другие «должностные лица»».

Здесь, конечно, необходимо напомнить: никакой «арцахо-азербайджанской границы» не существует в природе. Как бы это повежливее, границы бывают у признанных мировым сообществом государств, а созданный армянскими оккупантами в Ханкенди режим к таковым не относится. Речь идет об оккупированных азербайджанских землях. А на «южном направлении» это еще  и районы, окружающие бывшую НКАО и никогда в ее состав не входившие.

Плюс ко всему в Ханкенди хоть и играют с упоением в собственную «государственность»,  раздают друг другу пышные титулы «президент», «министр обороны» и т.д. и даже издали некий текст, который помпезно назвали собственной «конституцией», ответить на вопрос, где же проходят границы новоявленного «самоопределившегося Карабаха», здесь не удосужились. И даже записали в этой самой так называемой «конституции»: «До восстановления территориальной целостности «Республики Арцах» и уточнения границ публичная власть осуществляется на территории, фактически находящейся под юрисдикцией «Республики Арцах»». В то время, когда эта бумага только составлялась, по ту сторону линии фронта активно строили планы «наступать до Евлаха и Мингечаура», вот и решили официально объявить об этаком «самоопределении без границ».

И вот теперь Бако Саакян устроил этакую провокационную вылазку не только для того, чтобы попозировать на пленэре на фоне декораций в стиле милитари и лишний раз мелькнуть в новостях. Речь идет о недвусмысленной демонстрации самоуверенности: вы, дескать, можете сколько угодно рассуждать о выводе войск, но вот «самоопределившиеся карабахцы» выводить войска не намерены и уже привыкли считать эти территории своими. И да, еще одно обстоятельство: вряд ли господин Саакян устроил этакий демарш без «отмашки» со стороны Еревана.

По совести говоря, Нагорный Карабах со всеми своими играми в «государственность» с самого начала представлял собой нечто вроде «бантустанов», которые власти Южной Африки во времена апартеида создавали для коренных африканских народов: со всеми внешними атрибутами самоуправления, но без реального суверенитета. Более того, если с Сержем Саргсяном Бако Саакян был «на короткой ноге», то после победы «шашлычной революции» Пашиняна зависимость от Еревана осталась прежней, а вот отношение изменилось. Наконец, в начале июня по горячим следам ереванской «шашлычной революции» волнения вспыхнули уже и в Ханкенди.

И приняли нешуточный по местным меркам масштаб. Тогда ситуацию удалось пригасить, в Ханкенди прибыл сначала президент Армении Армен Саркисян, затем — начальник генштаба ВС Армении Артак Давтян…До отставки Бако Саакяна, которую требовали демонстранты, дело не дошло, но вот с несколькими ключевыми фигурами из своего окружения Бако Сааковичу распрощаться пришлось. И теперь он не может не понимать, что вторая митинговая волна как минимум не исключается. Более того, в Карабах переброшена еще и ереванская полиция. При таком раскладе сил Бако Сааковичу ереванское начальство  лучше не злить. То есть в Карабахе могут позволить себе нелицеприятно высказаться о Пашиняне, его «команде» и всей его «революции» за рюмкой тутовки, эти беседы даже могут быть первым шагом к настоящему заговору, и Ереван периодически устраивает здесь «инспекции», чтобы такого заговора не допустить, но вот устраивать мелкие открытые демарши, вслед за которыми не будет настоящего мятежа — это для карабахских фигур слишком рискованно. Так что на первом плане, конечно, мелькает Бако Саакян и прочие ханкендинские марионетки, но вот дергают их за ниточки уже из Еревана.

А тогда уже затеянная по ту сторону линии фронта демонстрация самоуверенности с Бако Саакяном в главной роли очередной мизансцены — это еще один штрих в весьма тревожную картину «последушанбинского» поведения Еревана. Где Никол Пашинян жалуется, что оперативной связи, о которой договорились в Душанбе, все еще не установлено, его супруга устраивает провокационный «женский десант» на оккупированные азербайджанские земли, а Бако Саакян красуется на фоне окопов и маскировочных сеток, демонстрируя, что армянские оккупанты с чужих захваченных земель уходить не собираются.

Но какой должна быть реакция Азербайджана на всю эту игру, затеянную по другую сторону линии фронта? Пусть и не выраженная в официальных заявлениях? 

Переговоры — это, конечно, хороший способ разрулить конфликт без новой войны и нового кровопролития, но только в том случае, если эти самые переговоры «работают». Или хотя бы имеют шанс сработать.

Вряд ли у Еревана острый дефицит «информации к размышлению». Армения в результате войны с Азербайджаном несла и продолжает нести более чем ощутимые экономические и демографические потери. Миграция здесь превратилась в национальное бедствие. Армянская дипломатия не может похвастать особыми успехами. Аналитики и эксперты уже не первый год говорят о том, что не  в пользу Армении сдвигается и военный баланс. А в 2016 году боевая мощь Азербайджана была продемонстрирована в реальном бою, а не только на учениях и парадах. Это было именно то, что на дворовом жаргоне обозначается не очень вежливым термином «дать по мозгам». Боевые действия в апреле 2016 года вызвали в Армении настоящий шок, но к сдвигу на переговорах вновь не привели — в немалой степени благодаря спешно подаренным Россией «Искандерам». В Ереване восприняли их едва ли не как «Фау-3», о котором грезил Гитлер в своем берлинском бункере в то время, когда азербайджанская 416-я гвардейская Таганрогская дивизия уже вела артиллерийский обстрел столицы «третьего рейха».

Но теперь уже понятно, что и «Искандеры» желанного перевеса Армении не дали. Особенно теперь, когда у Азербайджана появились и противоракетные системы перехвата, и оружие, которое по своим характеристикам сравнимо с ОТРК «Искандер», а по некоторым параметрам даже его превосходит. Новые «оружейные покупки» нашей страны, в том числе и белорусские «Полонезы», тревожат Ереван не на шутку. Армянские представители на форумах ЕАЭС и ОДКБ регулярно жалуются на официальный Минск, который продал Азербайджану столь эффективное оружие. На днях недовольство по этому поводу высказал даже «Коммерсантъ»: «Белоруссия вместе с Китаем разработала и наладила производство «Полонезов». То есть мало того, что поставила их на боевое дежурство у российских границ, так еще и продала Азербайджану, составив конкуренцию России и нарушив стратегический баланс, учитывая конфликт Баку и Еревана. Такие действия трудно назвать союзническими». Можно, конечно, поинтересоваться, что на самом деле взволновало Москву: то, что «обнулилось» значение подаренных Армении «Искандеров» или само по себе появление на мировом оружейном рынке опасного конкурента в лице Беларуси — но профессиональным военным аналитикам такие оценки скажут многое.

И что же — в Ереване обо всем этом глубоко не в курсе? Там по-прежнему полагаются на свой «уникальный боевой дух»? И не читали выкладок международных экспертов, которые включают Вооруженные силы Азербайджана в число 50 сильнейших армий мира? 

Гадать о тонкостях ереванской логики можно долго. Но в чем нет сомнений, так это в том, что на фоне такого обилия информации на политические выводы и реальные компромиссы в Карабахе Еревана уже не хватило. Не наступило отрезвления даже после Гызылгая-Гюннютской операции, притом что у власти в Армении уже находилась новая «команда». И теперь, после переговоров в Душанбе, в Ереване, выторговав себе тайм-аут, возвращаются к прежней политике. При этом азербайджанские земли остаются под оккупацией. И самое опасное, по ту сторону линии фронта может сформироваться этакая иллюзия, будто бы «на большую войну Азербайджан не решится», «войны не будет ни при каком раскладе», а значит, на предупреждения и призывы можно не обращать внимания. А в этом случае шансы на эффективность переговоров и месседжей существенно снижаются. И вот тут уже надо задать вопрос самим себе, включая и журналистов, и экспертное сообщество, и многих других: мы будем продолжать прежнюю выжидательную тактику? Точнее, прочертили ли мы для самих себя «красную черту», после которой признаем, что переговорный путь не срабатывает, и надо переходить к другим мерам и действиям? А их немало, включая и «точечные удары» по типу тех, что имели место в окрестностях высоты Лелетепе и в ходе Гызылгая-Гюннютской операции, и тот самый молниеносный удар с выходом на государственную границу Азербайджана и Армении. Просто ситуация в регионе приближается к «точке принятия решения». И принимать это решение уже должны мы.

Нурани, политический обозреватель Minval.az

Minval.az