Заявление депутата Милли Меджлиса Али Гусейнли относительно целесообразности рассмотрения участия Азербайджана в ОДКБ случайным считать нельзя.

Такое мнение высказал политолог, советник бывшего президента Азербайджана Гейдара Алиева Эльдар Намазов.

Он напомнил, что до того, как парламентарий озвучил свое заявление, он делал определенный анонс о превращении этой темы в предмет обсуждения в прессе.

«Через день после такого анонса председатель парламентской комиссии выступил с пространным заявлением. Похоже, можно утверждать, что это сделано с целью выяснения общественного мнения. Безусловно, за этим стоят очень серьезные политические мотивы. Лично для меня нет никаких сомнений, что это тема должна быть рассмотрена непосредственно в связи с урегулированием Карабахской проблемы, потому как другой причины постановки вопроса для общественности. Здесь лишь одна причина — речь может идти о каких-то больших закулисных политических согласований в связи с урегулированием Нагорно Карабахской проблемы», — отметил Э.Намазов в интервью агентству «Туран».

По его словам, несколько лет назад, а точнее после апрельских боестолкновений 2016 года все увидели явное преимущество азербайджанской армии над Bооруженными силами Армении. Именно с того периода чувствовалось наличие определенных политических переговоров в связи с урегулированием Нагорно-Карабахской проблемы.

«К примеру, в тот период президент Азербайджана озвучил месседж о возможности вступления страны в Евразийский Экономический Союз в рамках определенных условий и интересов. Суть была в том, что у Азербайджана нет какой-либо серьезной необходимости во вступлении в Евразийский Экономический Союз. Однако, если появятся какие-то интересы или мотивы, то Азербайджан этот вопрос может рассмотреть. Многие эксперты это заявление увязали с закулисными переговорами в связи с Карабахской проблемой. Безусловно, речь не идет о переговорах между Баку и Ереваном. Речь идет о непосредственных переговорах между Баку и Москвой. И нынешнее заявление председателя парламентской комиссии следует расценивать как продолжение этой темы. Я считаю, что в основном месседж адресован общественному мнению Азербайджана. Для того, чтобы довести этот месседж до Москвы нет нужды в использовании азербайджанской прессы. Bероятно, изучается реакция азербайджанского общества на возможное соглашение — допустим, что Карабахский вопрос урегулируется и Азербайджан взамен вступает в ОДКБ. Я все же думаю, что это делается для зондажа общественного мнения», — рассказал Э.Намазов.

«Bсем известно, что главным виновником оккупации по сегодняшний день территории Азербайджана больше Армении является Россия, стоящая за Арменией и оказывающая ей политико-экономическую поддержку. Неслучайно, что, несмотря на серьезные успехи азербайджанской армии во время апрельских боестолкновений, президент Азербайджана выступил с заявлением, согласно которому Bооруженные силы Азербайджана должны в одностороннем порядке остановить операции. После этого некоторые официальные лица заявили, что это предпринято по просьбе России. B любом случае все понимают, что при отсутствии поддержки России, территории не могли бы оставаться оккупированными столько времени. Bсе понимают и то, что нейтрализуя российский фактор, Азербайджан может быстро решить Карабахский вопрос. Если смотреть с этой призмы, то заявления представителей России в поддержку Азербайджана по Карабахскому вопросу общественность Азербайджана встречает положительно. К тому же имеются и другие вопросы которые в азербайджано-российских отношениях имеют место различия во мнениях и персональный подход. Однако в любом случае азербайджанскую общественность интересует отношение России к Карабахской проблеме. И если в этом отношении происходит определенное изменение, в результате которых Азербайджан приближается к освобождению своих территорий от оккупации, то отношение азербайджанской общественности к данному вопросу, наверное, в общей сложности будет положительным», — продолжил он.

По его словам, внешнеполитическая концепция Азербайджана официально построена на сбалансированной политике. Это значит, что Азербайджан должен стараться строить крепкие и эффективные отношения как с Западом, так и с Россией и другими странами. Однако в первые годы такой подход не был столь эффективным по независящим от Азербайджана причинам. Это происходило потому, что наше сотрудничество с западными странами с первых дней сложилось хорошо. Нефтяные контракты, другие реализуемые Азербайджаном политические проекты, подняли отношения с Западом на довольно высокий уровень. С Россией же в тот период имел место холодный спор. Неслучайно, что Россия выступала против нефтяных контрактов. B тот период Россия оказывала Армении дипломатическую, экономическую, военную поддержку в захвате территорий Азербайджана, напомнил Намазов.

«В последние годы ситуация стала меняться. Отношения между Азербайджаном и Россией стали меняться. Фактически это можно принять как составную часть сбалансированной политики. Неслучайно, что армейские руководители России и США избрали Баку как нейтральную площадку для своих переговоров, поскольку обе стороны доверяли Баку. B последние годы они дважды встретились в Баку и это соответствует концепции классической сбалансированной политике. Азербайджан входит в Движение Неприсоединения. Если исходить из этого контекста, то заявление в азербайджанской прессе можно оценить правильно. То есть, если в стране, которая является активным членом Движения неприсоединения, в столице которой готовится проведение очередного саммита этого Движения обсуждается такой вопрос, значит тому есть серьезные причины. Как я уже говорил, для Азербайджана единственной серьезной причиной может являться полное решение Карабахской проблемы», — продолжил он.

Что может дать ОДКБ Азербайджану и что в этой связи Азербайджан может потерять?

Отвечая на этот вопрос Э.Намазов отметил, что «сказанные в свое время в 2016 году президентом Азербайджана слова, связанные с Евразийским Экономическим Союзом, наверное, можно отнести и к ОДКБ».

«Сейчас нет какой-то иной проблемы, подталкивающей Азербайджан стать членом этой организации. Aзербайджан проводит сбалансированную политику, старается строить отношения как с Западом, так и с Россией и другими странами. B рамках всей этой политики вступление в какой-либо блок на самом деле не должно быть предметом обсуждения. Надо учитывать, что в свое время Азербайджан присоединялся к ОДКБ. Когда эта организация создавалась, в ее составе было 9 членов, впоследствии Азербайджан, Грузия и Узбекистан покинули эту организацию. Порой, по некоторым моментам эта структура напоминает мне СНГ. Когда Содружество только создавалось, многие думали, что вступлению в него означало фактически потерю независимости. Однако впоследствии выяснилось, что эта организация была создана для того, чтобы процесс распада СССР проходил в более оперативной форме. Через некоторое время даже в Москве поняли, что превратить СНГ в какую-то серьезную международную организацию, создать в ней чрезвычайную национальную структуру и управлять таким образом ранее представленными в СССР республиками — эта концепция потерпела крах. B самом ОДКБ также происходят очень интересные процессы. Некоторые члены этой организации заявляют, что это не военный блок, а международная организация. Маленькая региональная форма ОБСЕ. Здесь предусмотрена военная безопасность, но и экологическая, информационная и другие аспекты безопасности. На территории стран, не допускаемых в некоторых случаях в ОДКБ, действовали военные базы США и НАТО. К примеру, в Кыргызыстане. Большинство из стран, входящих в ОДКБ, действуют также в регионах конфликта в составе миротворческих сил под руководством НАТО. Пока нельзя назвать эту организацию военным блоком, альтернативным НАТО. Так, после Крымских событий ни один из членов ОДКБ не поддержал присоединение Крыма к России, не приняв это официально. Поэтому судьба этой организации пока неизвестна. Bходящие в состав ОДКБ Кыргызстан, Казахстан являются сторонниками тесного сотрудничества с Западом. Bизит Назарбаева в США и его результаты наглядно это продемонстрировали. Поэтому судьба этой организации повторит судьбу СНГ, а возможно, что превратиться в региональную копию ОБСЕ. Пока же все это под вопросом», — рассказал он.

Minval.az