Азербайджан должен принять новый стратегический план по решению Карабахского конфликта, совмещающие шаги в военной, дипломатической и пропагандисткой областях. Такое мнение высказал глава Центра стратегических и международных исследований, бывший помощник президента Азербайджана Эльдар Намазов.

Он не ожидает результатов от нынешнего переговорного процесса, ибо армянская сторона не готова.

«Новые власти Армении находятся меж двух огней. Они боятся войны — поскольку понимают, что азербайджанская армия способна освободить оккупированные территории. B то же время, они боятся идти на компромиссы», — сказал Намазов в интервью Туран.

Мирный путь решения конфликта — это поэтапный план, что отвергает армянская сторона.

Новое руководство Армении хочет выиграть время, выдвигая разные неприемлемые условия. Если так пойдет и дальше, то война неизбежна. Азербайджан говорит об этом открыто, как на официальном, так и на уровне гражданского общества, продолжил Намазов.

B то же время, помимо военного пути, есть и другие задачи на дипломатическом уровне, и в области пропаганды.

Если раньше была в моде концепция » жесткой силы», а затем «мягкой силы», то теперь появилась новый подход — «разумной силы».

«Последнее означает использование в зависимости от ситуации: военную силу, когда надо дипломатию, а когда надо — пропаганду», — заметил Намазов.

Этот подход имеет и другое название — «гибридная война», в которой принцип разумной силы берется за основу.

Азербайджан не развил успех военных действий в ходе апрельской войны 2016 г. на дипломатическом и пропагандистском направлении. Преимущество, полученное благодаря военным, открывали новые возможности в политической плоскости, считает он.

Сейчас Азербайджану нужен новый стратегический план. Наличие у Азербайджана военной силы, достаточной для освобождения оккупированных территорий понимают и США, и Европа, и Россия, и сама Армения.

Слова Пашиняна, что Россия не позволит начать новую войну — это проявление панического страха, считает Намазов.

Еще 10 лет Армения заявляла, что если начнется война, то они дойдут до Баку. 3-4 года назад в Ереване говорили, что война будет иметь катастрофические последствия для обеих сторон. А сейчас в Армении уповают только на Россию, что она не позволит начать новую войну.

Намазов считает, что МИД Азербайджана должен разработать новый дипломатический подход и стратегию и четко разделить территорию конфликта — на три части: государственная граница между Азербайджаном и Арменией; территория бывшей НКАО; и семь районов вокруг Карабаха. Международно-правовой статус этих трех зон различный, различным должен быть и подходы, инструментарии, применяемые в рамках «разумной силы».

Азербайджану на данном этапе нужно выдвинуть на первый план вопрос о семи районах, оккупированных вокруг Нагорного Карабаха. Надо опровергнуть утверждения Армении о том, что если Азербайджан будет вынужден применить военную силу , то это будет угрожать уничтожением армянской общины Нагорного Карабаха, ибо на территориях вокруг Нагорного Карабаха нет гражданского армянского населения. Поводом к возможной войне является отказ армянской стороны выполнить 4 резолюции Совета Безопасности ООН и освободить оккупированные за пределами Нагорного Карабаха

Баку может вести обсуждения с армянской общиной Карабаха при условии вывода армянских сил из семи оккупированных районов, считает Намазов.

Поэтому, Азербайджан должен добиваться принятия новой резолюции СБ ООН, которая в первую очередь должна подтвердить сохранение в силе предыдущих резолюций СБ ООН, подтверждающих факт оккупации.

B новой резолюции также должно быть требование прекратить незаконное заселение оккупированных территорий армянами из различных конфликтных зон Ближнего Bостока, незаконное строительство и переименований населенных пунктов.

Есть прецеденты принятия СБ ООН резолюций о незаконности поселений возводимых на оккупированных территориях, которые предназначены для будущего Палестинского государства.

Последняя такая резолюция была принята в СБ ООН 23 декабря 2016 г. 14 голосами за , при одном воздержавшемся. То есть даже США не наложили вето, несмотря на союзнические отношения с Израилем, ибо незаконные действия на оккупированных территориях являются прямым нарушением Женевской Конвенции 1949 года.

Насколько реально принятие новой резолюции по Карабахскому конфликту? Отвечая на этот вопрос Намазов сказал, что и сопредседатели Минской группы ОБСЕ, и другие члены СБООН понимают, что азербайджанская армия имеет право и в состоянии освободить оккупированные территории. «Если они хотят показать, что конфликт можно решить дипломатическим путем, то должна быть новая резолюция СБ ООН, подтверждающая что ООН обеспокоен, хочет найти решение.

Может ли новая резолюция реально повлиять на ситуацию вокруг урегулирования?

Отвечая на этот вопрос Намазов сказал, что мессидж о необходимости освобождения 7 оккупированных за пределами Нагорного Карабаха районов является в нынешних условиях крайне важным для урегулирования конфликта. Армянская сторона пытается использовать эти оккупированные районы в качестве политического торга, выдвигая неприемлемые для Азербайджана ультимативные требования фактического расчленения нашей страны. С другой стороны, нынешнее статус-кво вокруг этих 7 районов является прямым поводом к большой войне. Поэтому именно сейчас принятие подобной резолюции могло бы оказать позитивное воздействие на процесс урегулирования конфликта.

Намазов также считает необходимым напомнить о других международных документах, касающихся Карабахского конфликта.

Армения часто апеллирует к Бишкекскому протоколу от 1994 года. Однако такого документа нет в реальности. То есть, нет реального соглашения, под которым стояли бы подписи сторон. Азербайджан не признал подпись карабахских сепаратистов, Армения — подписи азербайджанской общины Нагорного Карабаха.

Намазов с сожалением констатировал, что иногда представители МИД Азербайджана также ссылаются на Бишкекский протокол. Зато на Лиссабонском саммите ОБСЕ в 1996 году было принято специальное заявление от имени всех государств, кроме Армении о том, что Карабахский конфликт должен быть решен в рамках территориальной целостности Азербайджана с предоставлением автономии НК. Это был первый опыт, когда в отношении конкретного конфликта была проведена кодировка международных принципов и определена конкретная формула установления мира. Но, к сожалению, этот важный документ, оказался незаслуженно забытым, выпал из арсенала азербайджанской дипломатии хотя к месту и не к месту вспоминают не вступивший в силу протокол парламентариев, не имевших ни мандата, ни полномочий для решения вопросов прекращения огня.

Намазов также обратил внимание, что Армения старается застраховать себя постоянными напоминаниями об обязательствах России в ОДКБ. При этом, Москва устала уже повторять, что обязательства касаются защиты территории Армении и не касаются Нагорного Карабаха.

«Азербайджану тоже стоило бы заявить об обязательствах России. B начале 19 века в составе России входили азербайджанские ханства и ни одного армянского государственного образования на Южном Кавказе не было. По Кюрекчайскому договору в составе России вошло именно Карабахское ханство, в качестве азербайджанского феодального государства. И по Кюрекчайскому мирному договору, Россия брала на себя очень серьезные обязательства в отношении азербайджанского населения Карабаха.

Тогда же из Ирана туда было переселено армянское население, и этим процессом руководил посол России в Иране Александр Грибоедов. B своем отчете о переселении армян он указал, что местное население протестовало, что переселяемые на эти земли десятки тысяч армян, через 100 лет будут претендовать на эти территории. Грибоедов, как посол Российской империи, давал гарантии местному населению, что этого не случится. Поэтому, сейчас самое время напомнить об этих гарантиях России», — отметил Намазов

Minval.az