Кому в реальности был адресован брюссельский вояж Никола Воваевича?

Современные политтехнологии содержат множество рекомендаций — если и не на все случаи жизни, то во всяком случае на множество ситуаций. Есть и советы, как вести себя в случае неудачи. Опытные эксперты рекомендуют выйти к публике и по возможности честно рассказать, какой информацией на момент принятия решения, оказавшегося ошибочным, располагала «команда», и почему было решено действовать так, а не иначе. Тогда, подчеркивают специалисты, можно рассчитывать хотя бы на понимание.

Но в Армении свои «политтехнологии». И здесь о своих неудачах просто не рассказывают. От слова «вообще». После апрельских боев 2016 года в Ереване сначала вообще отрицали, что азербайджанские вооруженные силы в результате «точечной операции» отодвинули линию фронта. Затем требовали, чтобы Азербайджан «вернулся на прежние позиции». И по сей день пытаются что-то мямлить  о мифической «апрельской победе армянской армии». После «бархатной недореволюции» Пашиняна законы «пиара по-армянски» не особенно изменились — достаточно вспомнить упорное молчание официальных лиц Армении по поводу Гызылгая-Гюннютской операции и их уверения, будто бы на нахчыванском направлении не происходит ничего заслуживающего внимания.

Теперь те же технологии перенесены в дипломатию. Где армянские эксперты старательно обходят вниманием невеселые итоги брюссельского вояжа Никола Пашиняна.

Правда, надежно «затушевать» провал армянской дипломатии на встрече министров иностранных дел, несмотря на все старания, не удалось. Сначала ереванский «Спутник» сквозь зубы признал, что впихнуть за стол переговоров по Карабаху представителей ханкендинского оккупационного режима не удалось. И сообщил о брюссельской встрече под заголовком «Первая остановка Мнацаканян-Мамедъяров: «Степанакерт» (здесь и далее кавычки наши — Minval.az) не попал на поезд переговоров». Правда, местный политолог Виген Акопян рассуждает: «Может быть, будет какой-то момент, когда власти Армении заявят, что на этой точке завершаются их полномочия в переговорах, и остальное относится к «Степанакерту», и нужно говорить с Карабахом как отдельным субъектом», — но пока, несмотря на всю громкую послереволюционную риторику Пашиняна, этот момент явно не наступил.

А вот «Лрагир», в отличие от «Спутника», уже не сдерживалась: «Что происходит? Чем занят министр иностранных дел?» К вящему ужасу газеты, «в заявлении сопредседателей не упоминается необходимость выполнения Венских договоренностей. Вместо этого говорится о «возможных мерах доверия», которые, надо полагать, относятся к средствам мониторинга. Против них выступает Азербайджан, и заявление фактически выстроено с использованием приемлемых для Азербайджана формулировок».

Здесь нужна небольшая ретроспектива. «Венские договоренности», о которых рассуждает «Лрагир», представляли собой ереванский «пиар-пузырь» и ничего более. Напомним: после болезненного «отлупа» в апреле 2016 года в Ереване планировали взять реванш на дипломатической арене. Серж Саргсян грозился, что Армения вообще покинет переговоры, если ей не будут предоставлены «гарантии безопасности», и инициировал в парламенте обсуждение вопроса о признании независимости Нагорного Карабаха. Затем, правда, президенту Армении пришлось эту инициативу «свернуть» и запрятать подальше, а затем послушно отправляться на переговоры сначала в Санкт-Петербург, затем в Вену.

И вот именно после венской встречи армянские СМИ старательно обсуждали идею о неких «гарантиях безопасности», которые затребовала для себя Армения. Речь шла, в частности, об установке на линии фронта «систем видеофиксации».

В Баку выступили категорически против. Такой шаг, подчеркивали азербайджанские дипломаты, «заморозит» линию фронта в ее нынешней конфигурации. А обеспечить безопасность региона может только вывод армянских войск с захваченных азербайджанских земель, но никак не разного рода паллиативные меры.

Но Еревану очень не хотелось признавать, что инициатива провалилась, а никакого «выкручивания рук» Азербайджану организовать не удалось. И тогда в СМИ запустили сенсацию: армянские друзья в США закупили  и отправили в «Арцах» систему видеонаблюдения и видеофиксации! Одни всячески расхваливали возможности этой системы. Другие уверяли: это означает, что Армения ни много ни мало получила гарантии безопасности от США!

В Баку (и не только в Баку) этот дешевый трюк просто подняли на смех. В самом деле, системы видеонаблюдения свободно продаются на рынке, их закупка и установка не влечет за собой никаких политических решений, а тем более гарантий безопасности. Пытаться же выдать коммерческий товар за некие «политические гарантии» или «договоренности» — не самый умный шаг. В результате старательно раздутый «пиар-пузырь» лопнул с громким треском. И что самое неприятное для армянской дипломатии, продолжает «лопаться» при каждой встрече, когда подтверждается, что никаких  «Венских договоренностей» не существует в природе.

Этой темы «Лрагир» благоразумно не касается. Зато, не щадя самолюбия армянских дипломатов, констатирует: «Особенно вызывает обеспокоенность пункт о возврате к субстантивным переговорам, что также является азербайджанской формулировкой. После Вены Азербайджан стремился именно к этому, к возвращению к доапрельской логике переговоров, которая полностью отражает его права». А затем уже не сдерживается, описывая крах армянской «дипломатической мечты: «Чем же занят Зограб Мнацаканян, или он не понимает, что происходит? Ценой сотен жертв в Апрельской войне Армения получила возможность изменить порочную логику переговоров и лишить Азербайджан прав. Частично эта задача была решена, под мощным общественным давлением.

Что значит – вновь вовлечься в субстантивные переговоры? Это значит, например, обсуждение территориальных уступок. Это значит признание территорий и права на войну Азербайджана. Это значит взращение новой войны, право на которую Азербайджану точно дадут, как до Апрельской войны. Надо же как-то выходить из тупика, в который завела процесс доапрельская логика». А затем подводит невеселый итог: «Азербайджан сегодня был на высоте в Брюсселе – ЕС зафиксировал его территориальную целостность в соглашении, а Минская группы не учла новую ситуацию».

Территориальную целостность Азербайджана, однако, зафиксировал  не только ЕС, но и НАТО. К вящему ужасу Еревана, в итоговой декларации саммита Североатлантического  альянса НАТО вновь подтвердила признание территориальной целостности, независимости и суверенитета Азербайджана. «Мы продолжаем поддерживать право всех наших партнеров сделать независимый и суверенный выбор по внешней политике и политике безопасности, без внешнего давления и принуждения»,- говорится в документе. В декларации вновь подтверждается приверженность поддержке территориальной целостности, независимости и суверенитета Азербайджана. Президент Азербайджана Ильхам Алиев, выступая на встрече Североатлантического совета по миссии «Решительная поддержка», подчеркнул: «Азербайджан высоко оценивает постоянную поддержку со стороны НАТО и государств-членов этой организации политической независимости, суверенитета, территориальной целостности нашей страны и основанного на этих принципах урегулирования конфликта с Арменией». Сказать, что это неприятная для Армении новость — ничего не сказать. Но в Ереване свой очередной провал опять стараются пропустить мимо ушей и мимо пресс-релизов. И старательно  гонят от себя мысли, как надолго на сей раз хватит такой стратегии «я не я и провальная дипломатия не моя».

Впрочем, ничего другого, похоже, ереванским «пиарщикам» просто не осталось.

Напомним: в поддержку территориальной целостности Азербайджана НАТО выступает в своих итоговых декларациях, как напомнили в МИД Азербайджана, с 2006 года. В Армении в прежние годы реагировали на это весьма эмоционально. Были прецеденты, когда Серж Саргсян вообще отказывался ехать на саммит, отправляя вместо себя министра иностранных дел или еще кого-нибудь.

Накануне нынешнего саммита НАТО, напомним, в Ереване весьма активно обсуждали вопрос, стоит ли вообще «народному премьеру» ехать в Брюссель. В Москве — по неофициальным каналам — выразили недовольство предстоящим на тот момент визитом. Кто-то из местных аналитиков вбросил идею, вернее, сырье для официальной версии: если, мол, в итоговой декларации саммита опять будет пункт о территориальной целостности Азербайджана, то премьеру там появляться точно не стоит. Но Пашинян в Брюссель все же поехал.

Можно, конечно, предположить: в Брюсселе находятся руководящие органы не только НАТО, но и ЕС. И вот именно Евросоюз Никол Воваевич, по всей видимости, собирался «растрясти на бабки», то бишь на финансовую помощь Армении. Правда, не получилось. Пришлось даже советовать европейцам «сбавить тон» и старательно изображать хорошую мину при плохой игре: мы, мол, справимся без посторонней помощи, «потрясем» коррупционеров и раздобудем деньги на реформы.

Но главная цель брюссельского вояжа была в другом. Во-первых, Никол Воваевич не желает окончательно терять свой имидж пусть относительно, но все же прозападного политика. Во-вторых, пытался все же чего-то добиться на «североатлантическом» треке. А в-третьих, и «в-главных», визит в Брюссель на саммит НАТО был адресован…Москве. Той самой Москве, с которой Армения ведет сегодня активный «закулисный торг». Напомним: несколько дней назад секретарь Совета безопасности Армен Григорян побывал с визитом в Первопрестольной. По возвращении дал интервью Общественному телеканалу Армении, где прямо заявил: «Россия является стратегическим партнером Армении, естественно, что система безопасности нашей страны во многом связана с Россией. Также логично, что я совершил свой первый визит именно в Россию». С Патрушевым он обсуждал военный компонент армяно-российских отношений, вопросы, связанные с приобретением российского вооружения, обстановку на армяно-азербайджанской границе в Нахичевани. И, конечно же, попытался пустить в ход «дипломатию доносов», наябедничав на посетивших Азербайджан политолог и депутатов Госдумы. Затем отправился в Ханкенди, где уже, по всей видимости, обсуждал итоги московских переговоров с Бако Саакяном и Виталием Баласаняном, именующим себя «секретарем совета безопасности Нагорного Карабаха».

Но самое примечательное, что в те же дни отличился «Голос Армении». Наследник ереванского русскоязычного «Коммуниста», явно претендующий на ту же роль, что и газета «Правда» в СССР, опубликовал ни много ни мало ультиматум России: «Армения высоко ценит дружбу России, была и будет ей верна, если Россия сама не оттолкнет Армению». После чего обозначает, какую именно «плату за любовь» Ереван хотел бы получить от Москвы: «Армения и Россия — союзники в военно-политическом блоке, и отношения должны быть союзническими, а не хаотичными. Одновременно агрессия против «Нагорно-Карабахской Республики» есть агрессия против Республики Армения, против всего армянского народа. Здесь не может быть расплывчатых трактовок и неуместных оговорок. Из этого следует исходить и всем членам ОДКБ, и всему договору в целом». В переводе: если Россия намерена сохранить Армению как союзника, то пусть поможет удержать захваченные азербайджанские земли. Иначе, мол, как в старом анекдоте, «развод и девичья фамилия». И вот с учетом этого торга Никол Воваевич не ехать в Брюссель уже не мог. А теперь не может признать, что получил в «столице Европы» дипломатический отлуп вместо дивидендов. В результате армянская дипломатия превращается в этакую череду «пиар-пузырей», которые последовательно и с громким треском разлетаются на клочки. Только вот что могут сделать дипломаты, если крах терпит сама по себе государственная политика Армении, «заточенная» на агрессию против соседей при поддержке «гранд-патрона» в лице Москвы?

Нурани, политический обозреватель

Minval.az