Что в реальности означает победа действующего президента Турции в первом туре голосования?

Выборы в Турции — в центре внимания мирового экспертного сообщества. Интрига держалась до последних минут: удастся ли действующему главе государства набрать больше 50% голосов или же будет назначен второй тур? И если да, то как распределятся голоса уже в этом случае? Согласно одним опросам, Реджеп Тайип Эрдоган «укладывал на обе лопатки» своих соперников уже с первой попытки, по другим, желанных 50% плюс один голос не набирал ни один из кандидатов…

Первые данные на основе подсчетов уже 15-20 процентов бюллетеней выявили лидерство Реджепа Тайипа Эрдогана. Теперь же, по предварительным итогам выборов, Реджеп Тайип Эрдоган набрал 52,58 процента голосов избирателей, его самый опасный соперник, кандидат от Народной республиканской партии (CHP) Мухаррем Индже — 30,64 процента, кандидат от «İyi Parti» Мэраль Акшенер — 7,30 процента, кандидат от Демократической партии народов (HDP) Селахеддин Демирташ — 8,39 процента, Темель Карамоллаоглу от партии «Сеадет» (SP)- 0,89 процента, кандидат от партии «Ватан» (Vatan Partisi) Догу Перинчек — 0,20 процента голосов избирателей. Это безусловная победа в первом туре. Голоса на парламентских выборах распределились примерно тем же образом. Блок «Народное единство» (Партия справедливости и развития — АКР и Партия националистического движения — MHP) набрал 53,65 процента голосов избирателей, блок «MİLLET İTTİFAKI» с участием CHP, SP и «İyi Parti» — 33,96 процента, а HDP — 11,69 процента. Остальные партии набрали 0,07 процента голосов избирателей. В результате, в отличие от  последних лет, абсолютного большинства в парламенте у АКР уже не будет. Ее в Великом Национальном Собрании Турции будут представлять 295 депутатов, MHP — 48, CHP -147, «İyi Parti» — 43, а HDP — 67 депутатов. Партия SP и Vatan Partisi в парламент не прошли.

Сам Эрдоган уже выступил с первыми «поствыборными» обещаниями. «С завтрашнего дня мы приступим к работе для того, чтобы сдержать обещания, которые мы дали нашей нации, — подчеркнул он, выступая перед своими сторонниками. — Определившись с министрами и аппаратом, мы примемся работать ночью и днем, выполним все свои обязательства и станем примером всему миру». И прежде всего, отметил, что продолжит бороться с террористическими группировками. По его словам, Анкара будет «освобождать территории Сирии от террористов, чтобы туда могли вернуться сирийцы».

Впрочем, распределение голосов в парламенте прежнего значения иметь уже не будет. в Турции после нынешних выборов президента вступают в силу поправки к конституции, превращающие эту страну в полностью президентскую республику. Пост премьер-министра упраздняется. А глава государства получает куда более широкие полномочия, чем прежде.

Уже через несколько часов после закрытия избирательных участков в Турции и оглашения первых результатов своему турецкому коллеге позвонил Президент Азербайджана Ильхам Алиев и поздравил его с уверенной победой на =президентских выборах. Как уточнила пресс-служба Президента, «глава Азербайджана заявил, что под руководством Эрдогана Турция еще более развилась, достигла больших успехов в экономике, усилилась на международной арене». «Президент Азербайджана пожелал турецкому коллеге новых успехов на пути развития Турции», — говорится в сообщении. Как подчеркнули в Баку, Эрдоган поблагодарил азербайджанского коллегу за оказанное внимание и поздравление.

«В ходе беседы главы государств выразили уверенность в успешном развитии дружеских и братских отношений стран во всех сферах. Президент Азербайджана пригласил турецкого коллегу с официальными визитом в страну, приглашение было принято», — говорится в сообщении. Добавим от  себя: по традиции, глава турецкого государства первые визиты после своего избрания совершает в Азербайджан и на Северный Кипр.

Понятно и другое. У Азербайджана и Турции — отношения по-настоящему братские. Они динамично и уверенно развивались и в те годы, когда политический расклад на турецком Олимпе был совершенно другим. Более того, в турецком обществе и политической элите по вопросу отношений с Азербайджаном существует устойчивый консенсус — за вычетом HDP, которую в Турции не без оснований обвиняют в связях с РКК, и ее арестованного лидера. Другой вопрос, что за 15 лет, когда во главе Турции стоит Реджеп Тайип Эрдоган, у этого межгосударственном партнерства появилось, скажем так, и «личное измерение».

И вот тут нелишне вспомнить визит Президента Азербайджана в Турцию в середине марта 2016 года, еще до попытки переворота в этой стране. Напомним: 18 февраля 2016 года в Баку должно было пройти заседание Совета стратегического сотрудничества на высшем уровне, с участием президентов двух стран. Но…17 февраля Турцию потряс кровавый террористический акт: в Анкаре у автобуса, перевозившего турецких военных летчиков, сработала «автомобильная бомба». Погибло 28 человек, более 60 получили ранения. Президент Турции свой визит в Баку вынужден был отложить. Заседание Совета перенесли — на 15 марта. Но…последовал новый теракт: начиненная взрывчаткой автомашина, управляемая террористами-«смертниками», взорвалась у переполненной автобусной остановки в районе Кызылай. 37 погибших, десятки раненых. Тогда Президент Ильхам Алиев отправился в Турцию. Формально — для участия в том самом Совете стратегического сотрудничества.  А еще — выразить поддержку братской стране и ее лидеру.

В результате сегодня эксперты и комментаторы за пределами Турции и Азербайджана возможные сдвиги в отношениях Баку и Анкары даже не рассматривают. В центре внимания другое. Многие СМИ еще до выборов были прямо-таки переполнены «алармистскими» комментариями в стиле «Эрдоган превращает Турцию в халифат!», «Он ведет страну к исламизации!» и с эпитетами типа «диктатор», «султанат» и т.д.

Только вот…не слишком ли резво авторы этих панических текстов ушли в отрыв от реальности?

Будем откровенны: предоставление права «покрытым» девушкам учиться в университете — это еще не повод возопить о превращении Турции во «второй Иран», «исламизации», а то и «реставрации султаната». Страна остается светским и демократическим государством, где действуют оппозиционные партии, издаются оппозиционные же газеты, и где, несмотря на сохраняющийся после попытки государственного переворота режим ЧП, оппозиционные кандидаты собирали миллионные митинги в свою поддержку. И это не считая таких «мелочей», как продажа алкоголя, ночные клубы, дискотеки и «пляжно-курортная» индустрия.

Что же до арестов, увольнения госслужащих и закрытия СМИ, то здесь, наверное, нужно вспомнить: летом 2016 года Турция пережила попытку вооруженного мятежа, и далеко  не по «бархатному» сценарию. Попытка сбить в воздухе самолет президента страны, обстрел из вертолетов здания парламента, более 200 убитых на улицах Стамбула и Анкары — страна не могла позволить себе не ответить на такой вызов, не рискуя оказаться ввергнутой в самую настоящую гражданскую войну.

В сентябре 2016 года Анкару посетил с визитом генсек НАТО Йенс Столтенберг. Кроме встреч с лидерами страны, глава Североатлантического альянса осмотрел и поврежденное «крыло» здания парламента Турции, по которому ударили ракеты мятежников. А потом не раз в своих интервью и заявлениях для прессы подчеркивал: Анкара имеет полное право преследовать тех, кто несет ответственность за неудавшуюся попытку мятежа. В частности, по прибытии на неформальную встречу глав минобороны 28 стран-членов Евросоюза в Валлетте весной 2017 года он заявил: «Турция имеет право защищать себя и также преследовать в рамках закона тех, кто стоял за неудавшейся попыткой переворота».

И что же — авторы этих «панических текстов», в отличие, к примеру, от генсека НАТО, просто забыли, что арестам и увольнениям предшествовала попытка переворота? Добросовестно заблуждались? Или…

А вот тут надо бы поподробнее. Потому как нельзя не обратить внимание: наибольшее усердие в обвинениях в адрес Турции проявляли власти Германии и Австрии, где благодаря «газпромовской» коммерции наиболее заметно влияние России, и Нидерландов, где голосовали против «европейской ассоциации» с Украиной. К тому же все происходило на фоне серьезных проблем в отношениях Турции с США и Евросоюзом, с одной стороны, и «сближения» Анкары с Москвой, несмотря на недавний острый кризис, с другой. В результате российские эксперты в кавычках и без, порассуждав о поддержке сирийских курдов со стороны США, недовольстве закупкой Турцией российских С-400 и т.д. переходили к прогнозам и строили грандиозные планы: вот завтра США закроют базу «Инджирлик», послезавтра Турция выйдет из НАТО, и тогда…

Предположение, что в РФ кое-кто пытался «подтолкнуть» процесс и вбить клин между Турцией и ее западными союзниками, на этом фоне имеет право на существование. Во всяком случае, что в Германии оперативно решили еще и отметиться по теме «геноцида армян», уже не похоже на случайное совпадение и напоминает рассчитанную кампанию, призванную спровоцировать Турцию на «разрыв».

Но теперь уже эксперты советуют осадить коней. Турция остается союзником США и членом НАТО. Более того, накануне выборов Эрдоган весьма умело использовал антизападную риторику для мобилизации определенной части турецкого электората, но при этом умело «развязал» один из самых сложных «узлов» во взаимоотношениях с США, заключив договоренности о выводе курдских формирований из Манбиджа. Накануне Турция получила и два первых истребителя F-35.

Когда будут решены другие проблемы, от С-400 до экстрадиции Гюлена, можно спорить и гадать, но нет сомнений: в ближайшие дни антизападная риторика в Анкаре, скорее всего, пойдет на убыль. А Эрдоган приступит к выполнению своих новых предвыборных обещаний.

Нурани, политический обозреватель

Minval.az