По прошествии двух лет после апрельской войны 2016 года в Карабахе мнения относительно изменений в конъюнктуре конфликта разнятся. Большинство высказывающихся склонно считать, что мини-кампания ничего ровным счетом не изменила, хотя оно же признает, что удар азербайджанской армии в действительности оказался очень болезненным.

Можно согласиться, что, потеряв часть незаконно удерживаемых территорий, армяне по сей день вопят на весь свет, дескать, нас бьют. После вспышки международная дипломатия, вместо того, чтобы образумить агрессора, принялась возводить новый фасад самодостаточности, но уже из использованных материалов, которые не очень-то пригодны для полноценного дела. Фасад этот призван прикрывать преступную суть саргсяновского режима, который все правдами и неправдами желает  сохранить за собой оккупированные земли.

Не зря Ереван неустанно твердит об укреплении мер доверия. Его намерения на то и заточены, чтобы заручиться поддержкой внешних сил для  предотвращения новой войны, но ради сохранения статус-кво. Иными словами, армяне опять прикрываются спинами заступников, чтобы не получить по носу.

И что же, получается, что азербайджанская дипломатия бессильна? Если смотреть в корень проблемы, то держать стойку перед матерой и продажной международной дипломатией, привыкшей греть руки на чужом горе, нелегко. Сдавать интересы сторон, вовлеченных в конфликты, ради собственной выгоды, излюбленная манера политики стран-грандов. Удивляться этому, тем более жаловаться, пустой номер.

Невзирая на характерные слабости ряда внешних сил, официальный Баку не только не сдает позиции перед шквальными проявлениями лицемерия, но и  усиливает нажим на посредников. Поза страуса, полюбившаяся посредникам, на Баку никакого впечатления не производит, а, наоборот, обнажает в полной проекции позор чреватого покровительства.

Война апреля 2016 -го начала новый отсчет в хронологии карабахской дилеммы. Да, проблеме уже три десятка лет, однако локальная силовая кампания подвела черту под долгий первый этап, который в определенном смысле был полон парадоксов, неизвестных подводных течений и сюрпризов.

Баку, терпеливо перебирая детали проблемы, пробуя на зуб плюсы и минусы различных вариантов, предлагаемых не очень-то добропорядочными посредниками, полностью изучил семантику кризиса, обозначив для себя границы возможного. Он же разобрался с возможными алгоритмами  разблокирования. Они, к счастью, имеются.

В преодолении трудных задач важным порой является постановка актуальных вопросов. С поиском ответов, если вопросы и в самом-то деле не взяты с потолка, и отображают реалистичную суть переживаемого испытания, приходится намного проще. Апрельский акт карабахской драмы показал, как необходимо отвечать на вопросы, поставленные ребром.

Основной заботой на сегодня является судьба мирного процесса. Стоически выжидая, идя навстречу посредникам, перебирая структуру различных вбросов провокационного характера, Азербайджан провел надлежащую  рекогносцировку обстановки и обстоятельств.

Этапы эволюции конфликта, их серьезный анализ показывает, что альтернатив практически не осталось, кроме одной. Необходимо дождаться вступления в действие нового кабинета Армении, чтобы услышать его слово относительно будущего политического процесса.

Как распорядится Ереван, будет ли он продолжать мороку с обсуждением проблемы в парламентских покоях, придумывая новые проволочки, или же, в самом деле, настроится на волну предметности и выскажется по существу, — вот главный вопрос, ответа на который нужно дождаться безо всяких «но».

Иллюзорная стратегия Армении умерла. Даже в ее бытность Баку не сваливался в эйфорию, выдерживал логику трезвых расчетов, прекрасно осознавая, с кем имеет дело и какова цена вопроса.

Досточтимый апрель грянул внезапно, показав агрессору, что Азербайджан никогда не позволит помыкать собой, даже если где-то в тени ему патронируют зарубежные силы.

Ключ от стабильности Южного Кавказа находится в руках Баку, который не только является лидером региона, но и располагает ресурсами для наказания страны-изгоя, диверсифицирующего риски. Это подтверждает правильность высказываемых зарубежными экспертами прогнозов о том, что Баку при необходимости может полностью заблокировать Армению, как субъекта, угрожающего расширить зону региональной дестабилизации.

Чтобы избежать новой и более масштабной вспышки военных действий, а они реально высвечиваются в перспективе ввиду завалов на дипломатическом поле, Ереван должен заговорить. Молчание может выйти ему боком, как это уже единожды произошло.

Пустопорожние разговоры о состоявшейся карабахской демократии, структурах власти и прочие басни, распространением которых доселе увлекся Ереван, уже не вписываются в сложившиеся реалии. Точно также фальшивая пропаганда о желании карабахских армян реализовать мечту о самоопределении зашла в тупик, и ее оттуда не вывести. Если армяне не желают переступить черту, за которой зияет бездна, жаждут разблокирования многолетнего спора, им нужно определиться с позицией.

Вакуум, воцарившийся в политической плоскости, стал следствием провала дипломатии покрывательства, которая сыграла на руку нерешительной и   малодушной стороне.

Прятаться от страха за чужими спинами возможно, но в определенном отрезке. Об этом громко и поведал апрель 2016-го. О том, кто и как усвоил его уроки, станет ясно совсем скоро.

Тофик Аббасов

Minval.az