Почему Макрон распустил парламент: «добрая воля» или «гениальная» авантюра?

Почему Макрон распустил парламент: «добрая воля» или «гениальная» авантюра?

Объявленный президентом Франции роспуск парламента с назначением внеочередных выборов вызвал гнев его соратников по правящей партии, некоторый ступор в стане политических оппонентов, а в СМИ и экспертных кругах – жаркие дебаты. Главный вопрос – что реально кроется за решением Макрона, и почему он, по выражению Le Figaro, прибег к использованию «конституционного ядерного оружия».

Сокрушительное поражение партии Эммануэля Макрона «Возрождение» на выборах в Европарламент (ее с вдвое большим результатом обошло ультраправое «Национальное объединение» Марин Ле Пен) свидетельствует, в первую очередь, о крахе внешней и внутренней политики французского президента, которому, получается, соотечественники отказали в лидерстве. Однако в отставку он не ушел, а распустил Национальное собрание (парламент) и назначил досрочные выборы – они состоятся в конце июня – начале июля.

Если Макрон признал поражение своей партии, то должен был признать и поражение собственное. Но – нет. Поэтому назначение досрочных выборов порождает вопросы: по «наивной справедливости», «доброй воле», авантюризму или хитроумию с дальним прицелом Макрон предпринял шаг, вызвавший, как передает «Блумберг», «хаос и гнев в его партии «Возрождение».

«Когда Макрон объявил о своем решении, в наших рядах были шок и гнев… Было такое ощущение, будто он направил нас сражаться в безнадежной битве», – приводит агентство слова депутата от «Возрождения» Кристофа Мариона. Сообщается также, что против решения Макрона распустить парламент выступили, среди прочих, премьер-министр Франции Габриэль Атталь и председатель Национального собрания Яэль Брон-Пиве.

Но, как видим, Атталь, который попросил Макрона об отставке (удовлетворена она не была), возглавил избирательную кампанию макроновского «Возрождения»: президент считает, что он для этого – лучшая кандидатура.

Лучшая или нет – не нам судить. Гораздо интереснее мотивы, по которым Макрон распустил парламент, и как объясняют их эксперты, в том числе – западные.

Daily Mail (Великобритания) опубликовала статью под заголовком «Жареный гусь» Макрон пошел на неординарный шаг. В выигрыше будет Россия» (перевод ИноСМИ). В ней, в частности, говорится, что объявив досрочные выборы, Макрон поставил на кон не только свою карьеру, но и стабильность всей Европы. Отчего так? А оттого, что «… французский президент посчитал, что ему удастся провернуть хитрый трюк своего предшественника Франсуа Миттерана, который в конце 1980-х позволил правому правительству Жака Ширака взять в руки власть в критический момент. Ширак с работой не справился, а Миттеран на его фоне предстал в образе спасителя нации, когда его на выборах поддержал электорат».

Однако многие историки, скорее, вспомнят злополучный вызов Эдварда Хита (бывший премьер Великобритании), который он бросил британским избирателям в 1974 году, когда из-за забастовки шахтеров страна погрузилась во мрак. Он повел борьбу за переизбрание под лозунгом «Кто правит Британией?», на что избиратели ему ответили – «Не ты». И Хит был вынужден уйти.

«А теперь, пишет издание, –  Макрон задает вопрос французам: «Чего вы хотите — стабильности со мной или хаоса с Марин Ле Пен?» Но Европу сегодня лихорадит, и многие французские избиратели рефлекторно проголосуют за хаос. База поддержки технократов-макронистов исчезает, а молодежь становится все более поляризованной. Ее влекут к себе или крайне правые, или крайне левые. Ультралевых во Франции возглавляет непредсказуемый смутьян Жан-Люк Меланшон. На самом деле он может объединить силы с Ле Пен, чтобы лишить сторонников Макрона шансов на обретение большинства. Потом, когда электорат разочаруется в Ле Пен, он сможет развернуть страну в сторону социализма».

Однако французская политическая система такова, что даже если партия Макрона потерпит на выборах сокрушительное поражение, ему не придется уходить в отставку с поста президента: «Он в любом случае будет занимать этот пост до 2027 года. Но, имея Ле Пен в качестве премьер-министра, он будет отнюдь не хромой уткой, а скорее — жареным гусем без какой-либо надежды на спасение».

«А теперь, – указывает издание, – сопоставьте это с высокой вероятностью возвращения Дональда Трампа в Белый дом в начале будущего года, и вы поймете, что в реальном выигрыше от неординарного решения Макрона будет Россия».

О «хитром трюке» Макрона в контексте объявления досрочных выборов говорят и другие эксперты, включая российских. Надо сказать, что трюк этот довольно затасканный, и «спасителем нации» Макрон вполне может не стать, то есть авантюра, если она имеет место, выстрелит в ногу самому французскому президенту. Но чего не сделаешь от отчаяния!

Впрочем, крайним оно быть не должно, поскольку даже если «Национальное объединение» получит на предстоящих выборах большее, по сравнению с «Возрождением», количество голосов, абсолютного большинства оно не наберет. Начнутся коалиционные «аукционы», и это только сыграет на руку Макрону, поскольку антилепеновских сил во Франции немало, и попытка (неизвестно, удачная ли) объединить их вокруг Макрона – будет. Шансы, что он преуспеет в этом деле – 50 на 50.

Вот что рассказал ТАСС директор по научной работе Международного дискуссионного клуба «Валдай» Федор Лукьянов: решение Макрона о роспуске Национального собрания и проведении досрочных выборов является попыткой отвлечь внимание на фоне поражения правящей партии на выборах в Европарламент.

«Вопрос в том, – говорит он, – изменится ли что-нибудь в результате вот этого, потому что Макрон не авантюрист в том смысле, что его решение распустить парламент основано на определенных расчетах. …  Я думаю, он рассчитывает на то, что результат «Национального объединения» на французских выборах будет существенно ниже, и таким образом он сможет сбить волну».

Как пояснил эксперт, на европейских выборах граждане голосуют «больше идеологически, посылая определенный сигнал к истеблишменту», а …. «на национальных выборах люди все-таки голосуют с учетом того, что выбранные ими партии будут формировать правительство, а правительство определяет экономическую политику и состояние кошельков граждан. И здесь … более расчетливый, меркантильный подход. Поскольку так называемые популистские партии нигде еще у власти не были, за исключением Италии, и опыта у них нет, это вызывает некоторые опасения у граждан, мало ли наломают дров, лучше уж тогда (избрать) более опытных».

Одной из причин, по которой Макрон решил распустить парламент, Лукьянов также назвал «большие затруднения», возникшие с ним у французского президента. «Общество высказалось в целом, думаю, далеко не только внешняя политика сыграла роль, потому что многие инициативы Макрона за последний год, полтора-два, вызывают очень разноречивую реакцию. И это мы видели, например, пару месяцев назад, когда через парламент пытались провести закон о миграции, – сказал эксперт. – Эти темы, конечно, волнуют французов существенно больше, чем внешнеполитические вопросы. И Макрон сталкивался с очень серьезным сопротивлением».

По его мнению, президент Франции «сам педалировал украинскую тему» перед выборами в ЕП, и сделал украинский вопрос одной из важных частей кампании своей партии: «Но если так, то он не угадал. Население страны эту часть его политики не принимает».

Как бы то ни было, а решение Макрона провести досрочные выборы в любом случае рассчитано на возвращение президенту контроля над французской политикой и влияния – в международной. И тут уже сложно угадать, рассчитывает ли он добиться своего по лекалу Миттерана, или действует наобум: авось, вокруг его партии в парламенте нового созыва сформируется мощная антиультраправая коалиция.

Le Figaro, в контексте роспуска парламента, пишет, что Макрон пошел на неоправданный риск, тот есть «использовал конституционное ядерное оружие». И «либо авантюра президента вдруг окажется гениальным ходом, либо народ вновь отречется от главы государства».

И далее: Эммануэль Макрон представляет это решение как «акт доверия» и «время для существенного прояснения ситуации», но при этом он уверяет в своей незаинтересованности. Так что «Азартная игра Эммануэля Макрона чрезвычайно рискованна. … «Национальное объединение» выглядит главным фаворитом на предстоящих парламентских выборах».

«… Ле Пен выйдет на первое место во многих округах», опасается один из министров, который за несколько дней до выборов в Европарламент отвергал такую возможность.

Но если он (Макрон) победит, пишет французское издание, «… его авантюра будет воспринята как гениальный ход. Но если избиратели отрекутся от президента во второй раз за два месяца, на его пятилетний срок опустятся еще более густые сумерки».

Стоит также привести мнение главного редактора вышеуказанного французского издания Алексиса Брезе, бывшего поклонника нынешнего президента. «Макронизм рушится», — считает он. – … Ни безумие речей, ни эксплуатация украинского конфликта, ни реквизиция общественного и частного телевидения, ни бессовестная эксплуатация церемоний высадки союзников в Нормандии ничего не изменили».

Между тем ситуация с объявлением досрочных выборов видится более многослойной, поскольку, хоть Макрон и претерпел политическое и электоральное фиаско, роспуском парламента он ничем не рискует. Парламент стоял у президента поперек глотки, и идея от него избавиться вызревала постепенно, так что, по большому счету, неожиданной ее назвать нельзя: подвернулся удобный момент; «Возрождение» и без того не имело абсолютного большинства мандатов в парламенте. А президентом он может «служить» еще два года, даже если его партия на предстоящих выборах не победит.

Если вперед вырвутся правые и ультраправые, они, надо думать, и сформируют правительство с большой вероятностью того, что его работа в целом удовлетворительной не будет. И тогда Макрон спокойно спишет все неудачи, предварительно создав для них благодатную почву, которую невозможно «перепахать» за несколько лет, на неопытных правых.

Но, скажем, президент – «из гордости» и «жертвенности» – подает в отставку, то есть не завершает свой президентский срок. И тогда, несмотря на «гордость», он может вновь баллотироваться после того, как ультраправые покажут себя во всей красе, хотя, повторимся, Ле Пен вряд ли одержит убедительную победу. И тут на президентских выборах вновь предстанет Макрон, но уже в ареоле «героя» – разумеется, не для всего французского электората: местные газеты пишут, что «Во Франции Макрона ненавидят», и третий срок ему не светит.

Но это, как говорится, еще не конец света. Макрон молод, и в качестве лидера деструктивной оппозиции и жесткой политической фрагментации он вполне подходящая, изощренная в интригах, фигура.

Так что роспуск парламента – это далеко не «политическое землетрясение», заставшее всех врасплох, как представляет себе это Gazeta Wyborcza. Это, скорее, «Прыжок Франции в неизвестность», по определению Le Figaro. Но в неизвестность – не для Макрона, который довел свою страну до столь плачевного состояния, из которого она неизвестно когда вынырнет. Сам-то он найдет приложение своей неумной деструктивной энергии, либо его найдут для него другие.

Ирина Джорбенадзе