Трамп vs Байден: что изменится

Трамп vs Байден: что изменится

Экс-президента США почти наверняка допустят до участия в предстоящих осенью президентских выборах, и он с большой вероятностью их выиграет. Чего стоит ждать в таком случае от Америки, и что будет, если демократы, все же, одолеют республиканцев?

То, что Дональд Трамп станет кандидатом в президенты США от Республиканской партии, уже почти не вызывает сомнений, несмотря на все попытки выбить его из президентского марафона судебными преследованиями. Показательно также, что двое кандидатов в президенты от республиканцев объявили о своем выходе из гонки и заявили о поддержке Трампа. То есть для оппонентов Джо Байдена Трамп видится безальтернативной кандидатурой, вокруг которой группируются однопартийцы – за исключением поддерживающих кандидатуру экс-постпреда при ООН Никки Хейли, отстающей от Трампа в президентском марафоне.

Таким образом, снять Трампа с президентской гонки может только из ряда вон выходящее событие («открытие»), на которое демократы вряд ли решатся, поскольку, во-первых, это может сработать против убывающего рейтинга Байдена, во-вторых, вызвать в США гражданские столкновения.

Просчитать, что может повлечь за собой маловероятная победа Байдена гораздо сложнее, чем победа Трампа. На первый взгляд, США при «опять Байдене» должны следовать политике действующего президента (или его «серых кардиналов») как на внутреннем, так и на внешнем треке. Последний преимущественно выстроен на ситуации вокруг Украины, то есть на взаимоотношениях с Россией, Китаем; европейском направлении; палестинском вопросе и вообще «проблеме» Ближнего Востока и Евразии в целом для Вашингтона. Это – как минимум.

Но поскольку политика США при Байдене сильно дискредитировала Вашингтон едва ли не в мировом масштабе и поставила под угрозу репутацию и доминирование демократов, в стане которых может произойти «неожиданная рокировка», если Байден выиграет выборы (заболел, «устал», передал полномочия второму лицу в стране – достаточно прозрачный трюк), она может претерпеть некоторые изменения, однако ни в коем случае не связанные с отказом Вашингтона от однополярности; с налаживанием отношений с Россией и Китаем; справедливым решением палестинского и иных вопросов, в том числе, связанных с подчинением Европы, в которые США постоянно суют свой нос. То есть глобальных изменений в случае победы Байдена ожидать не приходится, разве что косметических коррекций тактического плана.

Возможно, «под давлением общественности», США будут уделять больше внимания внутриамерикаским проблемам, сократят помощь Украине, не отказываясь, при этом, от претворения в жизнь связанных с ней планов («война до последнего украинцы»); и, не исключено – «до последнего «неправильного» мусульманина». Таким образом, победа Байдена будет означать нагнетание агрессивных настроений в мире, высокой политической и террористической турбулентности в нем, что, в итоге, приведет к еще большей усталости мира от США и к повышенной энергичности в формировании многополярности.

Но что даст США и миру победа Трампа? Принято считать, что он – ярко выраженный популист, и его «убеждения», касающиеся вопросов планетарной важности, говоря попросту – обыкновенная туфта. В этом, конечно, есть некоторая доля правды. Понятно, что его обещание, в случае избрание президентом, положить конец войне в Украине в течение 24 часов, совершенно бесперспективно и рассчитано на запросы электората.

Налаживания по-настоящему конструктивных отношений с Россией и Китаем, Ближним Востоком тоже не будет, поскольку нагнетание обстановки входит в интересы хозяев военно-промышленного комплекса, близких к Трампу, хотя последний, все же, заинтересован в завершении украинской эпопеи, создающей США массу проблем, в том числе, бизнес-характера, и требующих огромных, даже по меркам американцев, трат. США слишком глубоко вовлечены в конфликт на Украине, чтобы просто «забыть» о нем окончательно. Вероятно, в контексте России, Трампу ближе не полная ее победа, закрывающая пространство для торга по тем или иным вопросам, а некоторое снижение противоречий с Москвой на договорной основе, к которой он может принудить (деньги, подкуп, шантаж) ярых антагонистов России с выраженным ястребиным профилем.   

Словом, Трамп знает цену деньгам, умеет их считать и даже, помнится, в свое президентство требовал, чтобы союзники по НАТО вносили больший финансовый вклад в коллективную оборону. Тогда это почти не возымело действия, равно как угрозы, что США вообще пошлют НАТО ко всем чертям, поскольку они «сами с усами», и прекрасно обойдутся без приживалок в лице государств – членов альянса.

Но, как показали украинские события, «усы» остались сбритыми наполовину, и непосильная тяжесть войны в Украине легла на плечи Европы, причем, более чем монетаризированно: ведь она не только тратит миллиарды на войну, но еще и несет большие убытки из-за введения антироссийских санкций.

Что привлекает американцев в Трампе? В первую, очередь его обещание первоочередного решения проблем самих американцев, а затем уже – других, в соответствии с потребностями текущего момента. У Трампа есть одно прагматичное свойство: он, прежде чем что-либо предпринять на внешнем треке, имеет терпение дождаться – «как карта ляжет». И «продвинутой» части электората это импонирует.

Трамп обещает серьезное реформирование американской избирательной системы, и это тоже созвучно желающим отказаться от системы коллегии выборщиков, являющейся, с их точки зрения, коррумпированной, и избрания президента на основе всенародного голосования.

Но не будем перечислять всех предвыборных обещаний сторон – дело, собственно, не в них, а в их выполнении, а каким оно будет станет ясно только тогда, когда новый президент США – будь то Байден (или его подставное лицо), Трамп или еще кто-то – станут или не станут исполнять обещания в первые год-два своего правления, которое вряд ли будет легким, в первую очередь, для самих американцев – хотя бы потому, что оба основных кандидата в президенты уже объявили о непризнании победы оппонента. То есть 3 ноября состоятся наиболее скандальные выборы в истории США, которые, не исключено, повлекут за собой раскол «элит» и электората и даже столкновения между сторонниками победившего и побежденного: они будут подавлены властью первого. В какой форме это произойдет – зависит от масштабности протестов.

Разумеется, в первую очередь результаты выборов повлияют на судьбу самих американцев, но и на судьбу мира и миропорядка – тоже. Все дело в том, с какого угла оценивать ситуацию в мире. Если говорить о президентстве Байдена, он сильно подхлестнул интеграционные процессы избыточным и неправомерным давлением Вашингтона на мировых игроков разного калибра, а также компрометацией России, Китая, мусульманского мира, что стало причиной зарождения и развития в мире разных альянсов, включая и несуразные. Но при этом, если говорить о России и Китае, их компрометация (парадоксально, но факт) укрепила суверенитет обеих стран, обернувшись для них и другими плюсами.

Но в целом – вне зависимости от того, кто является президентом США – генеральная линии этой страны во внешней политике меняется не сильно, хотя до сих пор считалось, что мировым центрам силы работать с администрацией республиканцев в США проще и более прогнозируемо, чем с демократами. Однако в любом случае и при любом президенте США соперничество мировых держав, экономические войны той или иной степени интенсивности останутся в силе.

И хоть Трамп провозгласил на весь мир, что США утратили волю и былую силу, находятся в состоянии упадка и «просто-напросто потеряли свой путь» – это полуправда. Как и то, что при нем, то есть – Трампе, «Америка вновь станет великой страной». То, что подразумевается под «сильной страной», в мире их – не одна, две и даже не три, а нашедших «свой путь» именно благодаря тому, что США переусердствовали с навязыванием им «американского пути» – гораздо больше. И речь уже идет не просто о странах, но о значительном пространстве тех или иных континентов.

Именно это обстоятельство является сейчас вызовом для «Великой Америки», с которым будь то Байден, Трамп, Икс, Игрек и проч. будут бороться по-разному, но всего лишь в некоторой степени, поскольку мания величия США – неистребима, однако вполне подтачиваема.

Те процессы, которые начались в мире с украинской войной, до нее – на Ближнем Востоке с нынешним продолжением в острой фазе; в Европе, Азии, Африке, в Азиатско-Тихоокеанском регионе, других частях планеты, начались именно в силу мании величия и давления на мир США, примеривших на себя мундир «мирового жандарма». И если у кого-то появится искушение скинуть его, дабы усилить безопасность Америки и расположить мир в ее пользу, желание это будет выкорчевано с корнем. А при более оптимистичном раскладе – даст хилый росток, но желаемый результат будет достигнут только после смены нескольких поколений американцев и их президентов с параллельным и окончательным утверждением многополярности мира.

Таким образом, с мнением, что главным событием этого года, определяющим судьбу мира, являются предстоящие президентские выборы в США, можно поспорить. Естественно, она будет зависеть и от США, причем, в немалой степени, однако более всего – от решительности и способности разных блоков, государств, регионов к проведению суверенной политики. Относится это, в значительной мере, к Европе.

Ирина Джорбенадзе, автор Minval.az

Из этой рубрики