Каким будет мир в 2024 году

Каким будет мир в 2024 году

Наступивший год станет периодом крушения иллюзий, выборов, войн, резкой поляризации, бурного прироста населения, увеличения бедности с параллельным внедрением искусственного интеллекта всюду, где это возможно.

Мир вступил в 2024 год с тяжелым наследием – 183 региональными и локальными конфликтами, наиболее опасными из которых можно считать войну в Украине и конфликты на Ближнем Востоке. Но это – в контексте активно «стреляющей» фазы. Однако ее подоплекой остается «холодная война» – не только между Западом и Россией, но и за изменение миропорядка в целом.

Как он будет меняться – во многом зависит от результатов выборов, которые состоятся в 2024 году более чем в 70 странах мира. От их исхода будет зависеть и ситуация в Украине, и конфликтная обстановка на Ближнем Востоке, в Африке, Азии, других регионах. Пока же – полная неопределенность, хаос с высокой военной и геополитической турбулентностью и полным отсутствием определенности в решении тех или иных «горячих» и «горящих» проблем.

Основным событием наступившего года принято считать предстоящие 5 ноября в США президентские выборы. Надо думать, что во многом они действительно имеют глобальную нагрузку. Гадать, кто именно дойдет до финиша президентской гонки – Трамп или Байден (возможно, что ни один), – дело неблагодарное. Но если иметь в виду, что к власти снова придет Трамп (по состоянию на сегодня у него наибольшие шансы), это, в первую очередь, отразится на положении Украины, поскольку США либо откажут ей в действенной помощи, либо сильно сократят ее, обязав Евросоюз «нести ответственность» за эту страну. А сами примутся за своего главного геополитического соперника – Китай, что несколько облегчит ситуацию на украинском фронте для России. Хотя бы потому, что Украине придется, за нехваткой снарядов и военной техники, перейти исключительно к оборонным действиям, поскольку от ЕС вряд ли поступит адекватная, ситуации на фронте, помощь Киеву.

То есть 2024 уже станет или уже стал годом утратой иллюзий для многих: Россия, рассчитывавшая на быструю победу, добиться ее не смогла. Украина, а вместе с ней Запад, ослабить Россию до «нужной» кондиции тоже не сумели. Если Трамп придет к власти в США, он, скорее всего, займется Азией и помощью Израилю, но тут тоже ожидаемо крушение иллюзий.

Выборы состоятся и в России, но в случае с ней гадать не стоит – их выиграет Владимир Путин, однако проблем у Москвы не убавится: она продолжит столбить за собой место в новом миропорядке, явные очертания которого обозначатся в текущем году за счет усиления роли Глобального юга – о нем еще будет сказано более подробно.

В Европе ситуация тоже далека от стабильной – выборы в трех землях ФРГ могут закончиться победой правых партий, что угрожает власти канцлера Шольца. При нем, как видно, Германия стала утрачивать роль лидера Евросоюза, чему во многом способствовала украинская война. Немцы ностальгируют по временам Меркель, когда они вполне благоденствовали. Французы тоже ностальгируют то по одному экс-президенту, то по другому, и склоняются к правым силам, – впрочем, как и многие другие европейцы, которым стало явно не хватать денег и с излишком хватать мигрантов из «непонятных», для европейского менталитета, краев.

Добавим к этому и расходы на Украину, и санкционную политику в отношении России, отразившуюся на европейском бизнесе (по ЕС сильно ударил отказ от российского газа и большие траты на покупку дорогостоящего сжиженного, что сделало производства нерентабельными и их стали переводить преимущественно в Китай); снижение показателей экономического роста, диктатура Брюсселя, находящегося под диктатурой США, и т.д.

Дичайшей можно назвать обстановку на Ближнем Востоке, которая в этом году обещает обостриться еще сильнее, что простимулировало нападение ХАМАС на Израиль и ответный удар последнего по сектору Газа. Во-первых, это достаточно темная история, которую израильтянам придется еще выяснять: «как такое могло случится?» (этим вопросом задаются сейчас все в этой стране). Понятно, что игнорировать Палестину и то тяжелое положение, в котором она сейчас находится, уже не получится. Понятно и то, что ни Израиль, ни США не могут справиться с ХАМАС в среднесрочной перспективе – ему помогает немалая часть мусульманского мира. Ненависть к Израилю движет и Иран, и Ирак, и Сирию, и Египет с Ливаном, других. Так что история с Газа затяжная, и как из нее вылезти – пока никто толком не знает. Но вылезти, в частности – США, – надо таким образом, чтобы еще больше не настроить против себя мусульманский мир: задача практически невыполнимая в условиях претензии США на гегемонию в мире.

Между тем мир меняется настолько стремительно – причем, в борьбе за многополярность, – что уследить за всеми сложившимися и складывающимися альянсами не могут даже США. Так, вне зависимости от их нежелания весьма громко заявил о себе так называемый Глобальный юг – этот термин уже прочно укрепился в мировой политике, равно как его наполнение. В основе такового – противопоставление интересам коллективного Запада и зависимости от него. И, надо думать, процесс расширения Глобального юга в его политическом контексте подхлестнула война в Украине, увеличение и утверждение в качестве влиятельных игроков (помимо Китая и России) Турции, Индии, Ирана, Пакистана, всего региона Центральной Азии, то есть как минимум 4 ядерных и одной потенциально ядерной страны.

Под Глобальным югом подразумеваются государства Африки, Латинской Америки, развивающиеся страны Азии и Ближнего Востока. То есть это не западный мир, а то, что принято называть «третьими странами» в противовес Глобальному северу: развитым государствам Северной Америки, Европы, Азии и Океании. Страны постсоветского пространства, в частности, Южного Кавказа и Центральной Азии, считаются (условно) промежуточными между Глобальным севером и Глобальным югом: установленной градации, в их отношении, нет. Однако по факту они являются частью Глобального юга, то есть большинства на планете.

Это большинство – часто сообща, но и врозь – тоже, строит новый мировой порядок во многом в противовес западному мировому порядку. На Глобальном юге – преимущественно в Африке и арабских странах, наблюдается стремительный прирост населения, что чревато темпами роста бедности, а то и голода. Если говорить об Африке, она весьма неоднородна: в ее Центральной части все еще множество конфликтов. Но при этом на «черном континенте» запущен стремительный процесс деколонизации.

На Ближнем Востоке – уже новая война, и не исключено, что ее фронт расширится. Тем не менее, тенденция к сплоченности Глобального юга – налицо, и это видно на примере БРИКС, который в начале этого года из «пятерки» (Бразилия, Россия, Индия, Китай и Южная Африка) превратился в «десятку» за счет вступления в организацию Ирана, Египта, Саудовской Аравии, Объединенных Арабские Эмиратов и Эфиопии. Официально базовой целью этого содружества является создание платформы для взаимовыгодного партнерства, обеспечение финансовой и социальной стабильности в каждой из стран. Своей очереди в БРИКС ждут еще около 30 государств – это свидетельство усиления влияния не только собственно организации, а ее стран-участниц в мировой политике.

Обратим внимание на то, кто именно пополнил БРИКС. Речь, в частности, о Саудовской Аравии, то есть лидере в ОПЕК и нефтяной индустрии в целом. Оспаривать роль королевства и его влияние на нефтяном рынке было бы, конечно, неуместно. Египет же имеет важное значение в укреплении сотрудничества развивающихся экономик мира. А Иран рвется к развитию контактов с Россией и Китаем во всех сферах и в любом формате, дабы снизить градус давления не него Запада. БРИКС, к тому же, может стать площадкой для сближения Тегерана с арабскими странами. В целом «столпами» альянса видятся в настоящее время Китай и Россия.

В 2024 году во всех возможных сферах бизнеса форсировано будут внедряться технологии искусственного интеллекта (ИИ), что видится палкой о двух концах, поскольку тревоги по поводу расширения областей применения ИИ, скорее, оправдаются – рынок труда значительно сократится, а это уже не только социальная, но и внутриполитическая проблема для каждой страны. Усилится также кибермошенничество, поскольку способы борьбы с ним – минимальны: это относительно новый «фрукт».

Словом, до конца текущего года появится предварительный набросок того, в какую сторону будет двигаться мир в ближайшие годы. Очевидно лишь то, что мировой порядок будет меняться, причем, не в пользу Европы и США, а на профит Азии, хотя безболезненно этот процесс для последней не пройдет: Запад вряд ли спокойно отреагирует на то, что Азия обгоняет Европу, а Китай становится второй мировой державой.

Таким образом, 2024 год будет довольно тяжелым с точки зрения военных конфликтов, резкой поляризации и роста бедности в усиленно расшатываемом мире. 

Ирина Джорбенадзе, автор Minval.az