Михаил Магид: Усиление восстаний в Южном Азербайджане против иранского режима вполне возможно

Михаил Магид: Усиление восстаний в Южном Азербайджане против иранского режима вполне возможно

Протесты в Иране не прекращаются уже больше месяца. Практически каждый день в разных городах страны протестующие убивают страж порядка страны. В эти дни в парламенте Ирана проголосовали за то, что нужно казнить арестованных протестующих. Их оказалось не много не мало 14 тысяч. Ряд ирановедов утверждают, что власти Ирана не будут казнить 14 тысяч арестованных, а только тех, кто убивал стражей порядка.

С другой стороны, ряд западных СМИ со ссылкой на свои источники утверждают, что для того, чтобы решить внутренние проблемы, Иран может напасть на Саудовскую Аравию или другую соседнюю страну. О том, что происходит вокруг Ирана и об обострениях в отношениях Баку и Тегерана рассказал в интервью Minval.az востоковед Михаил Магид.

– Будет ли война против Ирана? Саудовская Аравия, Пакистан и ряд стран готов к любым событиям, насколько Тегеран готов к сложным условиям?

– Иранский режим явно рассматривает сценарии превращения внутренних обострений во внешний конфликт.  Они так уже делали в прошлом. Например, иранцы обстреляли штабы разных курдских партий в Ираке, обвинив их в провоцировании конфликта. Сегодня иранский режим угрожает саудовцам. Но насколько они в действительности готовы к серьезным внешним конфликтам с целью отвлечения внимания общества от внутренних проблем? Этого пока никто из наблюдателей не знает.

– Непростые отношения сегодня также у Тегерана с Баку. Явно проглядывается их проармянская позиция, учения у границ, а затем военные учения Баку у иранских границ говорят о том, что ситуация достаточно сложная. Как бы вы оценили сегодняшние отношения Ирана и Азербайджана, и к чему это можно привести?

– Эти отношения надо рассматривать в контексте, о котором я упомянул выше.  Кроме того, на Ближнем Востоке имеет место соперничество между Турцией и Ираном. Тегерану не нравится возросшее влияние Турции и турецко-азербайджанского альянса на Южном Кавказе после 44-дневной войны и Шушинской декларации.

Наконец, само существование независимого северного Азербайджана является для Тегерана проблемой, потому что есть иранский южный Азербайджан и 30 миллионов азербайджанских жителей Ирана. При том, что все население страны составляет 84 млн. Существование независимого азербайджанского государства – это экзистенциальный вызов для иранского режима.

Но, с другой  стороны, сомневаюсь, что они готовы к войне. Ведь Азербайджан обладает довольно сильной армией, и, к тому же, находится в военном альянсе с Турцией. Атаковать азербайджанцев означает с высокой вероятностью, вступить в военный конфликт с Анкарой. Не думаю, что сегодня Иран готов к такому конфликту. Отдельные столкновения или вызовы возможны, большие военные операции – вряд ли.

– Можно ли ожидать восстания азербайджанцев в Иране? 

– Думаю, вероятность такого сценария существует. Мы не знаем, чем закончится иранское восстание. Но в иранском Азербайджане уже идут протесты и традиционно этот регион считается одним из самых протестных в Иране. Любое общественное движение не является статичным. Если режим не сумеет в ближайшие недели или месяцы подавить восстание в стране, то оно вполне может усилиться, в том числе в иранском (Южном) Азербайджане.

Minval.az