Украинское «сердце» для турецких «Байрактаров»

Украинское «сердце» для турецких «Байрактаров»

Украина готовится к своему главному празднику — Дню независимости. В числе прочего, в Киеве в честь этой даты установлена цветочная композиция, в центре которой — турецкий беспилотник «Bayraktar TB2».

Тех, кто «в теме», такая символика не удивляет. В «военно-беспилотной» сфере Украина и Турция начали сотрудничать еще до нынешней войны. Турецкие БПЛА продемонстрировали свою эффективность и в Сирии, и в Ливии, и тем более в Карабахе. Но с началом российского вторжения в Украину, в самые критические первые дни войны, когда многие эксперты открыто предрекали падение Украины за три дня, ВСУ добились перелома, имея на вооружении из западных образцов по сути только  «Байрактары» и «Джавелины». «Байрактары» вслед за Карабахом прекрасно проявили себя и на украинском фронте — со всеми вытекающими. В Украине о них в прямом смысле слова слагали песни, а в Баку иронизировали, что многие западные СМИ, которые еще недавно, во время карабахской войны, называли «Байрактары» «машиной для убийства», теперь принимаются петь им дифирамбы.

Теперь же Анкара и Киев делают следующий шаг. Турецкая компания Baykal Makina, производитель знаменитых боевых БПЛА «Байрактар», начинает строительство завода в Украине. Причем, как пояснил глава Baykar Makina Халук Байрактар, у компании большие планы — сам по себе завод, центр передового производства, исследовательский центр, более того, производить в Украине беспилотный сверхзвуковой истребитель Bayraktar Kizilelma — не считая Bayraktar TB-2 и недавней сенсации проходившего в Баку «Технофеста» —Bayraktar Akinci, того самого, который прилетел в Баку, «прошив» воздушное пространство трёх стран.

Но куда любопытнее политическая предыстория. Как бы о планах строительства в Украине завода по производству «Байрактаров» и использовании для различных их модификаций украинских комплектующих заговорили еще до февраля 2022 года.

Но теперь Baykar  Makina приступает к планам строительства завода уже на фоне войны. И это меняет дело. Вопрос, вопреки прогнозам, не «поставили на паузу» и не стали ждать конца войны.

Одно только это — уже впечатляющий жест поддержки Украины со стороны Турции, причем не на словах, а на деле. Да, завод заработает только в 2023 году, но нетрудно догадаться, насколько его продукция увеличит именно боевую мощь ВСУ.

Впрочем, в этом сотрудничестве — со стороны Анкары — есть и вполне прагматичный момент. В Украине еще в советские годы была создана прекрасная школа производства двигателей — и ракетных, и авиационных. «Заместить» украинский ВПК Россия пытается по крайней мере с 2005 года — со времени первого украинского «Майдана», и не сказать, чтобы очень успешно. И если теперь на повестке дня «сочетание» потенциала Baykar Makina и традиций украинского ВПК, то результаты представляются весьма многообещающими.

Наконец, столь долгосрочный и дорогой инвестиционный проект, как строительство научно-производственного комплекса, предполагает уверенность в политическом будущем Украины. А это в нынешней ситуации дорогого стоит.

Есть в нынешней ситуации и еще один, по-настоящему обидный для России аспект. Заполучить этот завод открыто пыталась Москва. Что на фоне явного отставания России в беспилотных технологиях было неудивительно. С учетом прекрасных боевых характеристик «Байрактаров» — тем более. Да, пока «Байрактары» громили технику кремлевских «прокси», Москве не хотелось признавать их превосходства вслух, а российские пропагандистские сайты могли даже называть «Байрактары» «легкой целью для ПВО», но специалисты понимали, что турецкий ВПК создал действительно эффективное изделие.

Информация «прорвалась» в конце июля, еще на стадии подготовки визита президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана в Россию и его встречи с Владимиром Путиным в Сочи. В Анкаре тогда и появилась вполне официальная информация, что Кремль обратился к Турции с предложением построить завод по производству БПЛА в России. И вряд ли можно было представить себе одновременное сотрудничество в этой сфере и с Россией, и с Украиной. Эрдоган своего мнения не озвучил, но еще накануне Халук Байрактар, глава Baykar Makina, заявил, что поставлять «Байрактары» в Россию не будет. И вот теперь реальностью становится украинский завод. Что очень трудно считать успехом российской дипломатии.

Наконец, есть еще одно обстоятельство. Вначале строительство завода анонсировал Бондар, посол Украины в Турции. В ответ пресс-секретарь Кремля Дмитрий Песков пообещал «демилитаризацию» завода. Рассчитывал напугать. Но если уже после заявления Пескова планы  строительства комплекса в Украине подтвердило руководство фирмы Bayraktar Makina, это уже меняет дело. В Анкаре не испугались. И теперь «искать линию поведения» должна уже Москва.  Молча проглотить «пилюлю» величиной с беспилотный истребитель — такой шаг вряд ли работает на имидж России. Выполнить обещание Пескова и ударить по заводу — слишком большой риск на турецком треке. Где уже придётся иметь дело с НАТО.

И это еще не все «месседжи». Очевидно, что «сдавать» Украину, на что, без сомнения, рассчитыавли в Москве, Анкара не намерена. Развитие отношений Турции и России имеет свои «красные линии». И самое главное, эти «красные линии» будет чертить Анкара, а не Москва. Притом что на берегах Босфора  прекрасно понимают, что сохранять любой ценой военное присутствие в Крыму России нужно прежде всего в связи с планами удара по Босфору с моря. А «прорубать коридор» в Приднестровье — с расчетом на прорыв через Балканы к северному берегу Босфора (прорываться к южному берегу планировали через Восточную Анатолию, но это уже другая тема).

Словом, неудивительно, что в Турции сделали свой «беспилотный выбор», и еще не построенные Kizilelma и Akinci уже разнесли российскую дипломатию не менее эффектно, чем «Байрактары» — российскую технику и в Ливии, и в Сирии, и в Карабахе, и в Украине.

Нурани, обозреватель

Из этой рубрики