Всего пару дней прошло с момента инаугурации демократа Джо Байдена на пост президента США, как со стороны представителей его формирующейся администрации уже стали звучать скоропалительные заявления, которые вряд ли можно расценивать как желание мира и процветания на Южном Кавказе, кроме того, такие заявления уже на будущее раскрывают «карты» нового Вашингтона как совсем не равноудаленного сопредседателя Минской группы ОБСЕ по нагорно-карабахскому урегулированию.

Важно отметить, что Джо Байден за время свое политической карьеры в 1995—2007 годах входил в группу по армянским делам Конгресса США, также голосовал за принятие антиазербайджанской Поправки 907 и выделение финансовой помощи США Армении и так называемой Нагорно-Карабахской Республике.

И вот сейчас кандидат на пост нового госсекретаря США в администрации Байдена Энтони Блинкен заявил, что «в свете недавних военных действий в Нагорном Карабахе наша администрация (прим. — администрация Байдена) пересмотрит свою позицию помощи Азербайджану в сфере безопасности», не исключив, что США могут использовать 907-ю поправку к Акту о поддержке свободы, которая запрещает военное сотрудничество с Азербайджаном. Об этом Блинкен заявил в ответ известному лоббисту армянских интересов, председателю Сенатского комитета по международным отношениям Роберту Менендесу.

«В случае назначения на должность я буду работать с Конгрессом, чтобы определить объем поддержки, который удовлетворил бы потребности в сфере безопасности Армении и всего региона»,- пообещал Блинкен.

Блинкен заявил, что «придаст новый импульс участию США в поиске окончательного решения нагорно-карабахского конфликта, которое обеспечило бы безопасность Нагорного Карабаха и помогло предотвратить возникновение новой войны».

По его словам, эти усилия в частности, включают в себя дипломатическую работу по «предотвращению дальнейшего вмешательства третьих сторон».

О том, какой политики ждать от Джо Байдена по Южному Кавказу — в интервью «Москва-Баку» свою точку зрения обозначил политолог, главный редактор журнала «Национальная оборона» Игорь Коротченко.

-Какой будет политика Соединенных Штатов в отношении Южного Кавказа во время президентства Байдена. Будут ли попытки повлиять на ситуацию в регионе, пошатнуть позиции России, в том числе в связи с достигнутым карабахским урегулированием. Сейчас на Южном Кавказе идет процесс восстановления мира при посредничестве Москвы, процесс создания платформ многостороннего сотрудничества с участием России, Ирана, Турции, с которыми у США весьма непростые отношения…

-Мы должны понимать, что армянское лобби в США — достаточно влиятельное, у Байдена с ним были и продолжаются контакты, безусловно, будет пытаться использовать фактор прихода к власти нового президента США для того, чтобы проводить политику, направленную против интересов и России, и Азербайджана в регионе. Будут предприниматься попытки поддержки того незаконного режима, который именует себя НКР для того, чтобы не дать ситуации в регионе полностью стабилизироваться, это совершенно очевидно.

С точки зрения национальных интересов мир на Южном Кавказе для США невыгоден. Потому что он означает не только то, что Россия будет чувствовать себя спокойно на своих южных рубежах, но мощный экономический подъем после нагорно-карабахского урегулирования и начала взаимодействия стран, что не соответствует интересам Соединенных Штатов Америки.

Не будем забывать, что в Армении находится самое большое на постсоветском пространстве посольство США, это несколько тысяч дипломатов и сотрудников разведки, находящихся под дипломатическим прикрытием. И они там занимаются далеко не улучшением ситуации в регионе и развитием Армении как демократического государства, где царят покой и стабильность. Естественно, и с приходом Байдена весь американский механизм продолжит работать на дестабилизацию региона наперекор России.

Мы помним, что в тот момент, когда Байден курировал Украину, насколько она была развернута для антироссийского тарана. Очевидно, что политика США на постсоветском пространстве останется прежней, цель такой политики — создание пояса враждебных России режимов, государств, дестабилизация ситуации там, где это будет необходимо. Поэтому Азербайджану нужно предельно аккуратно и внимательно отслеживать и прогнозировать все те изменения, которые могут наступить в регионе с приходом новой администрации США.

Именно через Армению как наиболее слабое и податливое звено Вашингтоном будут предприниматься попытки дестабилизации региона в целом, насаждения там антироссийских настроений, в том числе через давление и культивирование мысли, что Россия не помогла Армении во время войны в Карабахе. Будет сделано все для того, чтобы поддерживать в Армении антироссийские, реваншистские силы, для пересмотра трехстороннего Заявления по нагорно-карабахскому урегулированию. США не нужен мир в Карабахе. И им не нужно лидерство России в чем-то.

По большому счету сейчас для России я не хочу сказать, что пребывание Пашиняна у власти в Армении выгодно, но Москве не выгоден приход к власти там реваншистских сил, не выгодны потрясения, ей не выгодно усиление американских НКО в Армении, это, мягко говоря, не отвечает нашим национальным интересам. Как, я уверен, это не выгодно и самой Армении. Это выгодно США. Поэтому политика дестабилизации, раскачивания ситуации будет оставаться одним из элементов влияния Соединенных Штатов на происходящее на Южном Кавказе.

-Политика Байдена в отношении Азербайджана, какой будет она. Все-таки Трамп здесь был, наверное, более-менее нейтрален, хотя и звучали крайне высокие оценки в адрес Азербайджана как государства важного в обеспечении энергетической безопасности Европы. Иногда и были реверансы в сторону армянского лобби… Но целом, наверное, он был довольно далек от южнокавказской повестки сам по себе… Хотя именно при нем в Армении и произошла «бархатная революция».

-Хочется надеяться, что политика Байдена в отношении Азербайджана может быть достаточно сдержанной, учитывая, что Азербайджан – все-таки не Армения. На него оказать давление не получится. Сегодня мы имеем новые реалии на Южном Кавказе. Азербайджан выиграл Карабахскую войну, его территориальная целостность восстановлена. Это государство, обеспечивающее энергобезопасность Европы. Вместе с тем уже сейчас мы начинаем видеть активизацию армянского лобби, деятельность тех людей, которые выполняют функции армянских лоббистов в конгрессе США. Они уже пытаются разыграть эту карту. Армянское лобби в Америке да и в ряде других стран, включая Россию влиятельное, финансово мощное, поэтому оно будет пытаться использовать администрацию Байдена для враждебных политических решений в отношении Азербайджана. В любом случае Азербайджан сумеет реализовывать азербайджано-американские контакты, дипломатические отношения на достаточно высоком уровне. Азербайджан – слишком крупный, независимый игрок, ключевой поставщик энергоресурсов в Европейский Союз и в целом авторитетная, уважаемая страна. И здесь диалог будет вестись с уважением. Другое дело, что Азербайджан будет реализовывать свою политики, США – свою и здесь как всегда на мировой арене каждая из сторон будет добиваться желаемого для себя в пределах тех компромиссов, которые возможны. Будут ли как-то особенно вылезать проармянские уши в политике администрации Байдена или нет – покажет будущее. Администрация только формируется и понятно, что будут формироваться и позиции лоббистов тех или иных вопросов и интересов. Мы помним, насколько сильно было израильское влияние в администрации Трампа. Оно было колоссальным. Сейчас задача армянского лобби как минимум обеспечить себе такие позиции. Думаю, это будет слишком трудная для них задача.

Заявления – слова и только, надо наблюдать за реальной политикой, действиями администрации Байдена. А реальная политика какая – что, США будут содержать Армению? Нет, не будут. США просто будут раскачивать ситуацию руками политиков.

-Иран при Трампе стал такой главной страной, по которой наносились политические удары. Смягчится ли политика Байдена в отношении Исламской Республики? Все-таки Иран – крайне важный игрок в регионе и он, несомненно, будет частью всех тех совместных проектов, которые будут вытекать из нагорно-карабахского урегулирования.

-Изменения могут произойти, демократы могут оказаться более реалистичными в оценке и приверженности ядерной сделке Ирана, но в любом случае стратегически Иран – это противник США, это записано во всех основополагающих американских документах в области национальной безопасности, военного планирования. В этом плане при администрации Байдена ничего не изменится – Иран по-прежнему будет рассматриваться как противник Соединенных Штатов.

-И, конечно же, будут попытки столкнуть и Россию, и Турцию…

-Здесь важно, сумеет ли Эрдоган сгладить те враждебные планы, которые были у Трампа и его администрации в отношении Турции, в частности в связи с покупкой Анкарой российских ЗРК С-400. Эрдоган хочет заключить второй контракт на их покупку. И от того, как в связи с этим поведет себя Байден, будет многое зависеть.

Важно зафиксировать, что Турция хотела бы остаться участником программы производства и поставок истребителей пятого поколения F-35. Турцию могут опять начать выкручивать руки и вывести из программы F-35, тем самым подтолкнув к большему сближению с Россией. Эрдоган сказал, что по С-400 никакого компромисса не будет, Турция отстаивает свои национальные интересы. В этом плане Эрдоган – хороший партнер для Путина. Мы понимаем, что Турция находится под давлением, она ищет себе партнеров и союзников и таким образом мы имеем все возможности для нашего дальнейшего сближения с Турцией там, где наши интересы совпадают. Не секрет, что интересы Москвы и Анкары совпадают не везде. У нас разные позиции по Сирии, в частности по провинции Идлиб, разные позиции по Ливии, но это не мешает там, где наши интересы совпадают, сотрудничать настолько максимально плотно, насколько это возможно. Впереди у нас второй контракт по С-400, а если США лишат Турцию F-35, Россия может поставить ей свои истребители пятого поколения Cу-57 – это тоже возможные варианты нашего сотрудничества. А там, где есть военно-техническое сотрудничество, неизбежно и политическое, а может быть и военно-политическое сближение.

-Что мы получаем в итоге. Приход новой администрации в Вашингтон означает ли еще большую необходимость сближения всех стран региона, что сегодня, в общем-то, и делается при посредничестве России как государства, повлиявшего на развязку одного из главных политических узлов в регионе – нагорно-карабахский конфликт?

-Россия – ключевой игрок карабахского урегулирования, для которого важны мир и процветание в регионе, восстановление региональной безопасности. Cегодня наступает новая реальность, когда США теряют свои позиции и в мире, и внутри страны – здесь вообще творится какой-то хаос. Россия не намерена терять свои позиции на Южном Кавказе, она будет развивать отношения со всеми своими соседями во имя мира, благополучия и процветания региона и своей собственной безопасности на юге. Поэтому, Россия сделает все возможное, чтобы трехстороннее Заявление по Карабаху выполнялось и не позволит никакие провокации, будет их жестко пресекать. Расширение, развитие многостороннего сотрудничества государств региона пойдет на пользу им всем и обеспечит стабильность в регионе, его усиление. И я считаю, что сегодня России и Азербайджану надо усиливать сотрудничество, в том числе по линии спецслужб, в частности должна быть проведена серия антитеррористических учений.

Minval.az