«В нашем регионе возникла новая реальность. Эту реальность создали мы. Эту реальность создал Азербайджан. Мы изгнали врага с наших земель. Мы выполнили резолюции Совета Безопасности ООН».

Об этом сказал президент Ильхам Алиев в ходе обращения к народу.

«Эти резолюции на протяжении 27 лет оставались на бумаге. 27 лет эти резолюции для многих являлись просто клочком бумаги — не только для Армении, но и для других. Мы говорили, что международное право на нашей стороне, что резолюции Совета Безопасности ООН требуют вывода оккупационных сил с наших земель. Однако это не имело результата. Мы создали новую реальность в международно-правовой практике и в нашем регионе. Мы выполнили резолюции Совета Безопасности ООН. Мы восстановили нашу территориальную целостность. Мы положили конец оккупации. Надеюсь, что мы образовали в регионе новый формат безопасности и сотрудничества для настоящего и будущего. Жизнь покажет, в чем будет заключаться данный формат. Во всяком случае, мы сделали все необходимое для создания этого нового формата сотрудничества, изгнали врага с наших земель, и если сегодня вопросы, указанные в Заявлении, подписанном 10 ноября, найдут решение, то в нашем регионе будут созданы новые рамки сотрудничества.

Поэтому возвращение нам Лачинского района, конечно же, является историческим вопросом. В ходе войны мы на поле боя, военным путем освободили территорию площадью около 5 тысяч квадратных километров. В то же время примерно такую же территорию – около 5 тысяч квадратных километров – мы вернули уже мирным путем. Конечно, это нельзя назвать возвращением мирным путем. Мы вынудили врага, который уже находился на краю пропасти и мог бы быть полностью уничтожен. У него не было иного пути — он либо был бы полностью уничтожен, либо должен был подписать акт о капитуляции. Посмотрите, какие у нас большие успехи и в военной, и в политической плоскости. Какую продуманную политику мы проводили на протяжении многих лет. Во многих случаях мы не могли представить общественности детали этой политики, просто потому что это была конфиденциальная информация, раскрытие которой могло повлиять на реализацию наших планов. Однако, проводя очень точную, целенаправленную, последовательную политику, мы били в одну точку. У нас была одна цель – очистить наши земли от врага. Мы добились этого, как на поле боя, так и за столом переговоров и путем соглашения. Когда я говорил, что вопрос имеет военный путь решения, я имел в виду это. Если бы мы не разгромили врага, то он никогда не покинул бы эти земли по доброй воле. Враг хотел увековечить эту оккупацию, и все их гнусные действия преследовали данную цель. Они дали Лачинскому району какое-то уродливое армянское название. Этого названия больше нет, оно было выброшено на свалку, как и все остальные уродливые названия.

Оккупация Лачинского района была большой трагедией. Еще раз хочу сказать: оккупация каждого района была трагедией. Но оккупация Лачинского района позволила, чтобы между Арменией и Нагорным Карабахом уже появилось дорожное сообщение. Оккупация Лачина в мае 1992 года, спустя несколько дней после оккупации Шуши, была для нас большой потерей. По этому коридору Армения уже отправляла оружие, боеприпасы, живую силу. Конечно, это привело к большим потерям. Спустя примерно год был оккупирован Кельбаджарский район.

Все это, можно сказать, заложило основу для последующей оккупации. Хочу также еще раз сказать, что когда Лачинский район подвергся оккупации, в Баку шла борьба за власть. Те, кто вел эту борьбу, продали врагу Лачин, Шушу, Кельбаджар, и, можно сказать, поставили азербайджанскую государственность на край пропасти. Мы хорошо помним всю эту историю. Освобождение сегодня Лачинского района без единого выстрела, без единого шехида – наша большая победа.

Еще раз хочу сказать, — я уже говорил об этом, — мы все равно взяли бы и Лачин, и Кельбаджар, и Агдам. У нас были планы, и мы последовательно двигались к ним. Но каждый должен знать, что Кельбаджарский и Лачинский районы имеют очень сложный рельеф. Дорога, ведущая в Кяльбаджарский район раньше, в советское время, проходила через Агдеринский район. В советское время этот район назывался Мардакертским, там жили армяне. Другой дороги, можно сказать, не было. Сейчас мы вошли в Кельбаджар из Гейгельского и Дашкесанского районов. Особенно учитывая зиму, сложный рельеф, у нас могли бы быть большие потери. При освобождении и Агдамского, и Лачинского, и Кельбаджарского районов у нас могли бы быть большие потери и было бы потрачено много времени.

Поэтому наша победа – это историческая Победа. Мы освободили несколько районов от врага на поле боя, три района вернули, вынудив врага, и, таким образом, урегулировали нагорно-карабахский конфликт. Теперь нагорно-карабахского конфликта больше нет. Если кто-то считает, что этот конфликт еще продолжается, то он ошибается. Люди, живущие сегодня в Нагорном Карабахе, — граждане Азербайджана. Еще раз хочу сказать, они увидят, что их жизнь в рамках единого Азербайджанского государства будет хорошей. Они избавятся от этой нищеты. Посмотрите, мы сейчас прокладываем железную дорогу из Барды в Агдам. Расстояние от Агдама до Ханкенди составляет 20-30 километров. А сколько времени займет поездка из столицы Армении в Ханкенди? На грузовых автомобилях, возможно, десять часов. Причем по сложным горным дорогам. А из Агдама в Ханкенди – полчаса.

Это будет диктовать наши дальнейшие перспективы. Поэтому мы должны быть готовы к этому и строить свою стратегию, предпринимать тактические действия так, чтобы отныне в этом регионе не было ни одного источника угрозы. Гарантом этого, конечно, является Азербайджанская армия. Если взглянуть на географию данного региона, то каждый может увидеть, что сегодня Армению с Нагорным Карабахом связывает коридор шириной 5 километров», — сказал президент.

Minval.az