Толерантность и мультикультурализм остаются в Азербайджане краеугольными камнями и внутренней, и внешней политики. Накануне Президент Азербайджана Ильхам Алиев направил поздравительное письмо Еврейской общине Азербайджана с новогодним праздником по иудейскому календарю — Рош-ха-Шана. Как подчеркнул глава государства, «на протяжении всей истории в Азербайджане, обладающем богатым историко-культурным наследием и многовековыми традициями толерантности, евреи жили в условиях мира, спокойствия, взаимного уважения и доверия с представителями других народов и религий. Азербайджан – одно из уникальных мест, где не существует этнической и религиозной нетерпимости, ксенофобии и антисемитизма».

Добавим от себя: те же ценности мультикультурализма и толерантности Азербайджан перенес и в свою внешнюю политику. Наша страна, напомним, уже в первые годы независимости установила с Израилем дипломатические отношения на уровне посольств. Сегодня между нашими странами — налаженное сотрудничество во многих сферах, от IT до ВПК, и нет сомнений, что оно будет развиваться и расширяться.

И этот позитивный дипломатический опыт придает уже другое измерение и другое прочтение главной политической новости Ближнего Востока. В канун еврейского нового года Рош-ха-Шана премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху, главы МИД Объединенных Арабских Эмиратов (ОАЭ) и Бахрейна шейх Абдалла бен Заид Аль Нахайян и Абдель Латиф аз-Заяни подписали соглашения о нормализации отношений. Церемония состоялась в присутствии президента США Дональда Трампа в Белом доме. Эксперты прогнозируют, что в ближайшее время может быть подписано аналогичное соглашение с другими арабскими странами, и даже называют возможных кандидатов. Сами соглашения уже получили показательное наименование: Авраамское мирное соглашение, или, по-английски, «Abraham Accord». Где страны Персидского Залива, установив дипломатические отношения с Израилем, по сути дела приняли в качестве руководства к действию именно «азербайджанскую модель».

Поясним. На Ближнем Востоке уже были прецеденты, скажем так, «договоренностей через линию фронта». Искушенные наблюдатели советуют вспомнить подписание знаменитых Кэмп-Дэвидских соглашений между Израилем и Египтом в 1979 году — тоже при американском посредничестве, но не в Белом Доме, а в резиденции Кэмп-Дэвид. 1983 год ознаменовался переговорами, проходившими в столице Норвегии Осло, и подписанием в Вашингтоне, уже между Израилем и Палестиной.

Соблазнительно, конечно, включить в тот же ряд и «Авраам-аккорд» и заняться подробным анализом, насколько это соглашение действительно приблизит мир на Ближнем Востоке. Тем более что ХАМАС точно в момент подписания соглашения устроил ракетный обстрел городов на юге Израиля, а израильская армия в ответ нанесла удары по военной инфраструктуре ХАМАСа в секторе Газа.

Но вот в чем дело. И кэмп-дэвидские договоренности между Египтом и Израилем, и соглашения 1983 года, и мирный договор между Израилем и Иорданией — каждому из этих мирных договоров предшествовало достаточно жесткое военное противостояние. А точнее говоря, военное поражение арабской стороны. И главным пунктом договоренностей был, если угодно, «мир в обмен на территории».

«Авраам-аккорд» имеет уже другую философию и другое прочтение, В отличие от договоренностей с палестинцами, это не просто готовность «прекратить огонь», а полноценное соглашение о партнерстве. Да, в договоренностях, подписанных в Вашингтоне, как бы есть «территориальный» пункт — Израиль обязался не распространять свой суверенитетмна еврейские поселения на Западном берегу реки Иордан. Но это не отменяет главного отличия нынешнего дипломатического прорыва от всех прочих: соглашения с Израилем подписали  государства, которые, в отличие от Египта с Синайским полуостровом и тем более самой Палестины, не имели и не имеют никаких собственных территориальных споров с Израилем. Но они, несмотря на  Кэмп-Дэвид и Осло, продолжали занимать жесткую позицию в отношении еврейского государства. Более того, сегодня с Израилем договариваются те самые страны Залива, которые солидарным решением в 1973 году ввергли мир в «нефтяной кризис», решив наказать Запад за сотрудничество с Израилем. Одно только это — красноречивое доказательство, что на берегах Персидского Залива выбрали именно «азербайджанскую»,  а не, скажем, «египетскую» модель.

Можно вспомнить и другой пример. В 1978 году, когда кэмп-дэвидские договоренности, в результате которых Египет не только добился мира с Израилем, но и вернул себе контроль над Синаем, еще только готовились, тогдашний министр иностранных дел Египта Мухаммад Ибрагим Камель в знак протеста против самой идеи договоренностей с Израилем подал в отставку. После подписания арабские страны разрывали дипломатические отношения с Египтом, специально созванный «трибунал» лишил президента Египта Анвара Садата принадлежности к арабской нации. Сегодня, по итогам соглашений Израиля с ОАЭ и Бахрейном, есть, конечно, голоса «за» и «против», но нет ничего, напоминающего этакий «широкий протест» и «всеобщее осуждение».

А вот это уже ключевой аспект. Времена, когда демонстративная вражда с Израилем была для арабских политиков, а тем более «традиционалистов» из стран Залива, едва ли не «вопросом чести», ушли в прошлое. Радикализм на «арабской улице» более не в моде — он уступает место прагматизму, где уже на первом месте — экономика. Сегодня уже не радикалы загоняют в изоляцию прагматиков — в наши дни в изоляции оказываются как раз радикалы. И подписанные в Вашингтоне соглашения действительно обозначают смену векторов. В перенасыщенном враждой и конфликтами ближневосточном регионе теперь появляется влиятельная «партия мира» — то, о чем политологи еще вчера боялись мечтать, сегодня становится реальностью.

И на этом фоне очевидно, что Азербайджан вполне может записать себя в число бенефициаров. Наша страна с самого начала выступала и выступает за мир и диалог на Ближнем Востоке, за поиск путей к сотрудничеству и решение споров с помощью дипломатии. И теперь, когда «азербайджанская модель» сработала в ОАЭ и Бахрейне, общее снижение «конфликтного потенциала» на Ближнем Востоке, без сомнения, в наших интересах. С учетом активной деятельности нашей страны в этом регионе, членства Азербайджана в Движении неприсоединения — тем более. А расширение пространства для сотрудничества — в интересах всех.

Нурани, политический обозреватель 

Minval.az