Истолковывание разного рода «политических месседжей» и «сигналов» — своего рода искусство. Случается, конечно, что «толкователи» старательно ловят хрестоматийную «черную кошку в темной комнате», которой там к тому же и нет. Классический пример здесь — визит в Вашингтон иранского шаха Мохаммеда Резы Пехлеви в 1977 году. Против визита шаха, имевшего заслуженную репутацию жестокого деспота, на улицах Вашингтона развернулись впечатляющие акции протеста. До Южной лужайки Белого Дома, где тогдашний президент США Джимми Картер торжественно встречал иранского монарха, долетали облака слезоточивого газа. Шах вытирал платком бежавшие по щекам слезы, Джимми Картер моргал и тер глаза. А иранские наблюдатели тихо шептались на кухнях: зачем президент США позволил своим студентам так бурно протестовать против визита иранского шаха? И еще публично унизил его, показав плачущим? И делали вывод: должно быть, в отношениях Тегерана и Вашингтона не все гладко. То, что в США свобода слова и свобода собраний имеют совсем не то прочтение, что и в Иране, местным экспертам просто не пришло в голову.

Теперь же похожую задачу решает уже армянское экспертное сообщество. Где по-прежнему одним из самых ярких и обсуждаемых событий остается акция протеста перед посольством Армении в Тегеране. Формально студенты протестовали против намерения Армении открыть свое посольство в Израиле. Дальше намерения, правда, дело пока что не продвинулось, но армянское экспертное сообщество в шоке: как это вообще могло произойти? Как так получилось, что иранские власти, которые весьма жестко пресекали поминальные церемонии в мечетях в честь жертв Ходжалинского геноцида, теперь позволили провести акцию протеста перед армянской дипмиссией? Это не США — это Иран, и здесь самодеятельности быть не может по определению.

Издания, имеющие статус «полуофициальных рупоров» команды Пашиняна, явно получив соответствующую «команду», принялись рассуждать о том, что вот еще немного — и на фоне нынешних геополитических подвижек Иран то ли займется перекройкой внутренней политики Азербайджана (о том, что, в отличие от «форпоста» Армении, Азербайджан не управляется извне, здесь думать слишком опасно), то ли «в пику» Турции преподнесет Армении на блюдечке Нахчыван.

А вот в оппозиционных Пашиняну кругах приводят свои выкладки. И констатируют, что «в армяно-иранских отношениях образовалась заметная трещина». Причем информация к размышлению не ограничивается акцией протеста у посольства: «Вовсе не случайно официальный Тегеран не ограничился акцией студентов, а ударил по нашему больному месту – вопросу «Арцаха» (кавычки наши — Minval.az). А именно: посол Ирана в Баку встретился с главой «азербайджанской общины». Никогда ранее этого не происходило, а сейчас было сделано – демонстративно и вызывающе». Причем, добавим от себя, все это происходит на фоне нарастающих «неприятностей» для Армении и на европейском треке.

Иреванским экспертам можно, конечно, напомнить: официально и на словах Иран всегда выступал в поддержку территориальной целостности Азербайджана. Что, правда, не мешало властям ИРИ при этом сотрудничать с Арменией, включая весьма деликатные аспекты. Но теперь в отношениях Армении и ИРИ происходят «тектонические сдвиги», и планы открыть посольство в Израиле — это скорее повод, чем причина. Для Иревана все куда хуже. Прежде всего, в Иране, несмотря на все «пересечение интересов» с Турцией в той же Сирии, не могут не понимать, насколько возросло влияние Анкары и в регионе, и в мире. Изрядную пищу для размышлений дает и другая новость. Еще одна акция протеста состоялась перед посольством Армении в Ливане. Формально Иран тут как бы ни при чем. Местный телеведущий армянского происхождения Ншан Арутюнян допустил оскорбительные выпады в адрес президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана. Ответом стала многочисленная акция протеста. А в Армении с удивлением заговорили о том, что в Ливане, который здесь привыкли считать едва ли не своим «марзом», появилось активное «турецкое лобби». А создание в Анкаре специального органа по противодействию армянским инсинуациям и грядущие поставки в Азербайджан турецких БПЛА не оставляет сомнений, насколько важным для Турции является «армянское направление». Но самое главное, в Иране делают выводы и из возросшего политического авторитета Азербайджана. Конечно, то, что командующий пограничными войсками Ирана, генерал Ахмед Али Гударзи во время осмотра ирано-азербайджанских погранично-пропускных пунктов в городе Намин называет границы Ирана и Азербайджана «границами мира и дружбы», можно назвать «политическим жестом», но вот его же заявление: «За долгое время каких-либо вопросов о границе между двумя странами не возникало, и обе стороны соблюдают заключенные договора» — это уже констатация факта: Азербайджан не занимается перекройкой границ и уважает международное право. Чего не сказать об Армении. И все это вместе взятое подталкивает Иран к пересмотру своих отношений с Иреваном. И учитывая, сколько всего «завязано» в Армении на Иран, можно понять степень обеспокоенности армянских экспертов.

Нурани, политический обозреватель

Minval.az