Инцидент на морской границе Азербайджана и Казахстана по-прежнему в центре внимания аудитории. 30 апреля в Каспийском море сотрудники береговой охраны Пограничной службы Комитета национальной безопасности Республики Казахстан открыли огонь по лодке с азербайджанскими рыбаками. В результате один человек погиб, двое получили ранения. Накануне чрезвычайный и полномочный посол Казахстана в Азербайджане Сержан Абдыкаримов был приглашён в министерство иностранных дел, где заместитель министра иностранных дел Халаф Халафов выразил дипломату серьезную обеспокоенность азербайджанской стороны в связи с гибелью одного и ранением двух человек в результате применения оружия при задержании граждан Азербайджана, представил послу соответствующую ноту МИД Азербайджана, подчеркнул, что применение огнестрельного оружия, повлекшего человеческие жертвы, «не соответствует механизму совместного сотрудничества между погранслужбами и духу существующих дружеских и братских взаимоотношений двух стран» и попросил казахстанскую сторону провести всестороннее и объективное расследование данного инцидента и информировать Баку о результатах.

Можно строить десятки версий и пытаться предугадать ход расследования. И уж тем более выносить свои оценки, кто здесь прав, а кто виноват. Но даже при том, что отправиться «порыбачить», вернее, «побраконьерничать» к чужим берегам в сезон нереста, когда в родном  Азербайджана ловить рыбу запрещено от слова вообще, не подчиняться приказам береговой охраны и пытаться удирать от пограничников — прямо сказать, не верх благоразумия, применение силы казахстанскими пограничниками никак не назвать соразмерным — стреляли не по боевой единице, а по рыбацкой лодке. Как минимум, казахстанской береговой охране не хватило той выдержки и профессионализма, которую проявили азербайджанские пограничники во время известных событий на Кешикчидаге. Как максимум,…

А вот тут подробнее. Инцидент на море совпал с очередными масштабными «подвижками» в Нур-Султане. Напомним: несколько дней назад президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев прекратил полномочия теперь уже бывшего спикера сената Казахстана Дариги Назарбаевой — дочери первого президента страны Нурсултана Назарбаева. Здесь, конечно, нет недостатка в комментариях. Эксперты припомнили и известное внутриказахстанское соперничество между различными жузами, то есть исторически сложившимися региональными объединениями, и непременную подковерную борьбу различных группировок, и нежелание Токаева делить власть и влияние с Назарбаевым, и скандал вокруг сына Дариги Назарбаевой — Айсултана, того самого, который лечится в Лондоне от наркомании и выступает с такими обвинениями и заявлениями, что трудно не усомниться в его адекватности, и даже «прецедент» в лице Гульнары Каримовой — дочери ныне покойного первого президента Узбекистана Ислама Каримова…Все это подробно и с разных сторон освещалось в прессе.

Но вот что примечательно. Использовать соперничество местных группировок в борьбе за власть для продвижения интересов и укрепления влияния внешних сил — это «классика жанра». А при Нурсултане Назарбаеве Казахстан, член ОДКБ и ЕАЭС, начал постепенный  и осторожный, но все же очевидный «дрейф» на Запад. В стране объявили о переходе на латиницу, что российский «болтающий класс» воспринял как потрясение основ. Напомнили о пятисотлетней истории своей государственности и о восстании казахов в годы первой мировой войны, жестоко подавленном Россией, что по понятным причинам не нравилось Москве.

На этом фоне особое место как раз и занимают отношения Казахстана с Азербайджаном. Наша страна, благодаря возрожденному Шелковому пути — естественные и пока единственные для Нур-Султана ворота на Запад, не контролируемые Россией. Это касается и трубопровода Баку-Джейхан, и железной дороги Баку-Тбилиси-Карс.

На самом ли деле с приходом к власти Касым-Жомарта Токаева в отношениях Баку и Нур-Султана началось некоторое «похолодание» или же новому лидеру просто нужно время, чтобы «осмотреться в отсеках» — вопрос как минимум открытый. Но доподлинно известно другое. Вскоре после прихода Токаева к власти вспыхнули беспорядки на нефтяном месторождении Тенгиз. Толчком к ним послужил как бы «лично-бытовой» инцидент —работавший на месторождении ливиец поделился в сетях фотографией с девушкой-казашкой на втором плане, где так «разместил» антенну от служебной рации, что вся композиция приобрела двусмысленно-непристойный вид. Местные жители возмутились, иностранцев, работавших на Тенгизе, поколотили, но вопросы остались.

А теперь, по горячим следам Тюркского саммита, созванного по инициативе президента Азербайджана Ильхама Алиева, происходит инцидент на Каспии. И для того, чтобы его спровоцировать, вовсе не обязательно посвящать капитана пограничного корабля во все тонкости — достаточно приказа «усилить бдительность» и неофициальной рекомендации «не давать спуску браконьерам».

И теперь политикам и дипломатам, которым придется с последствиями этого инцидента, как минимум стоит держать в голове его политическую подоплеку. Пусть даже не отраженную в официальных заявлениях

Нурани, политический обозреватель

Minval.az