Вспышка коронавирусной инфекции COVID-19 запустила три макроэкономических импульса — это глобальный удар по спросу, глобальный удар по предложению и нефтяная война, сбившая цены на рынке до многомесячных минимумов, говорится в обзоре Saxo Bank.

«Эти события приведут к масштабному обесцениванию капитала и, в скором времени, к структурной безработице», — утверждает главный экономист и директор по инвестициям Saxo Bank Стин Якобсен.

«Такой тройной удар по мировой экономике практически гарантированно сделает 2020-й потерянным годом. Регуляторы должны сделать всё возможное, чтобы справиться с реальной глобальной рецессией», — говорит эксперт.

«В определенных моментах нынешние события уже затмили хаос 2008 года: некоторые рынки в течение одного дня движутся сильнее, чем обычно за целый год, и в этих условиях виден недостаток ликвидности. В обстановке панического снижения накопленной долговой нагрузки (делевереджинг) становится понятно, что «деньги важнее всего». Фонды, банки, инвесторы и даже компании сталкиваются не только с радикальным падением цен на активы, но и с резкими колебаниями корреляций между портфелями и скачками прибылей и убытков», — отмечается в обзоре, передает «Интерфакс».

Тем временем центральные банки спешат предоставить поддержку в форме снижения ставок и вливаний ликвидности. Компаниям или фондам, в той или иной степени полагающимся на кредиты, это может помочь за счет уменьшения будущих затрат на финансирование. Но это не помогает ценам на акции и на кредитные активы; многие участники рынка всё равно продают активы, часто очень неликвидные, ради широкого делевереджинга.

«Нынешний цикл хуже предыдущих, потому что низкие и даже отрицательные доходности многих активов в последние годы привели к «гонке за доходностью», в которой многие участники рынка ушли далеко по кривой риска в сторону особенно неликвидных активов вроде прямых инвестиций в частные компании (private equity) и высокорисковых корпоративных облигаций», — отмечают в Saxo Bank.

В данный момент происходит интенсивный пересмотр цен, сопровождающийся высокой волатильностью и отсеиванием тех моделей оценки высокорисковых активов, которые основаны на низких процентных ставках, интервенциях центробанков и довольно наивном допущении о бесконечном росте мультипликаторов.

«Та встряска, которую мы видели в первом квартале, изменит инвестиционный ландшафт и нормы аппетита к риску в 2021 году. Кроме того, она изменит модель долгосрочной аллокации портфелей с обычного «60% акций, 40% облигаций» на настоящее хеджирование через сырьевые товары и покупку волатильности», — считает Якобсен.

Текущий кризис следует за торговой войной США и Китая, подорвавшей глобальное предложение и замедлившей экономический рост. Удар, как по спросу, так и по предложению, нанесенный коронавирусом, вместе с ценовой войной Саудовской Аравии и России на нефтяном рынке, грозит серьезно подорвать мировой инвестиционный климат.

Рынки акций, несомненно, пострадают, и при развитии ситуации по наихудшему сценарию индекс S&P 500 может опуститься до 1600 пунктов (2470,5 пункта на закрытие рынка 1 апреля), отмечают в Saxo Bank.

«Поскольку котировки акций отражают будущее и перспективы роста, именно они оказались наиболее чувствительными к нынешнему кризису. Инвесторы отчаянно пытаются выйти из них и зафиксировать накопившиеся за годы роста крупные прибыли», — отмечает Питер Гарнри, отвечающий в Saxo Bank за стратегию на фондовых рынках.

Поскольку подобные глобальные пандемии являются очень редкими, все модели прогнозирования ВВП можно отбросить. Радикальные карантины по всей Европе и вероятность того, что COVID-19 станет сезонным заболеванием, могут сделать ущерб более глубоким и долгосрочным, чем предполагалось.

«Мы находимся на той стадии, когда регуляторы активно стимулируют экономику; сюда относятся и разнообразные программы кредитования от правительств, и отсрочки по выплате налогов. После двух панических понижений ставки ФРС, в результате которых она опустилась до 0-0,25%, все основные центробанки подошли к нулевому пределу», — говорится в обзоре.

«Мы полагаем, что сейчас все эти стимулирующие меры могут улучшить настроения и поднять цены активов. Однако по мере публикации индексов экономической активности инвесторы поймут, что этого мало, и рынки акций снова пойдут вниз. Рано или поздно экономика будет достаточно простимулирована, чтобы возникло равновесие, но акции к этому времени будут на дне», — отмечают в Saxo Bank.

В акциях царит «медвежий» тренд: движение цен явно указывает на тревогу, а участники рынка бьются за ликвидность. Однако рано или поздно кризис удастся преодолеть, говорится в обзоре.

Эксперты Saxo Bank отмечают, что снижение уровня страха произойдет тогда, когда весь мир пройдет через то же, что прошла Азия в январе-феврале.

«Нужно пересмотреть ожидания по фундаментальным показателям и доходам. Регуляторы столкнулись с тройной угрозой: удар по спросу, удар по предложению и обесценивание капитала на рынке энергоносителей. Китай первым вступил в период экономического спада — предполагается, что за первый квартал падение ВВП КНР может составить 10-20%, но в ближайшие квартал-два волна наверняка дойдет до еврозоны и США».

«Парадокс в том, что экономический рост Китая во втором квартале, вероятно, будет ускоряться, тогда как в остальном мире замедлится», — говорит Кай Ван-Петерсен, отвечающий за макроэкономические стратегии в SaxoBank.

Большей части Азии усиление экономического роста в Китае пойдет на пользу, с учетом высоких объемов взаимной торговли между КНР и странами региона. Сфера услуг в Китае будет постепенно восстанавливаться: в стране вновь открываются ресторанные сети, и некоторые провинции сообщают о почти 100%-ном возврате к нормальной жизни.

В начале второго квартала 2020 года в центре внимания, скорее всего, будет крутое падение спроса на многие сырьевые товары — от нефти и промышленных металлов до некоторых видов сельхозпродукции. По мере распространения коронавируса всё более вероятным становится и падение предложения.

«Производители и добывающие компании вскоре почувствуют недостаток рабочей силы и разрыв цепочек поставок. Снижение затрат на топливо ощущается везде, от сельского хозяйства до горнодобывающего сектора. Однако риски на стороне предложения могут заставить некоторые рынки найти поддержку раньше, чем можно судить по прогнозу спроса», — говорит глава отдела стратегий на товарно-сырьевом рынке Saxo Bank Оле Хансен.

Наибольшее влияние на данный момент ощущается в энергетическом секторе. Сочетание быстрого роста предложения вне ОПЕК и слабеющих прогнозов мирового спроса привело к распаду соглашения ОПЕК+ 6 марта, а прибавившееся теперь давление из-за COVID-19 заставило нефть марки Brent упасть до 18-летнего минимума.

Учитывая, что большинство производителей нефти в данный момент продают ее значительно дешевле уровней рентабельности их операций, рано или поздно рынок восстановится, когда коронавирус начнет отступать или же в таких странах, как США и Бразилия, существенно снизится количество компаний с высокими затратами за добычу.

Отсутствие ралли на рынке золота, несмотря на распространение COVID-19 и рост экономической неопределенности, заставляет вспомнить 2008 год, говорят в Saxo Bank.

«На ранней стадии того финансового кризиса распродавались все активы, так как инвесторы стремились зафиксировать прибыль или привлечь средства для покрытия убытков на других фронтах. За первые недели прошлого кризиса золото упало в цене на 27% до $725 за унцию, а потом возобновило рост, поднявшись до $1920 за унцию», — говорится в обзоре.

«Мы считаем, что нынешний ход событий укрепил долгосрочные основания для сохранения позиций в золоте. Тогда как официальные процентные ставки опущены до минимума, доходность корпоративных облигаций повышается; реальная доходность 10-летних гособлигаций США тоже резко выросла из-за падения инфляционных ожиданий», — говорится в обзоре.

Minval.az