История независимого современного Азербайджана пишется не только чернилами, но и кровью шехидов, отдавших жизни свои за территориальную целостность страны, за свободу и независимость, за священное право жить в свободной стране, очищенной от оккупантов.

Наши шехиды – светлая им память – заплатили самую высокую цену за нашу общую мечту. И мы, благодарные граждане Азербайджана, преклоняем голову перед их высоким подвигом, гордимся ими и почитаем их светлые имена.

Но оговоримся: речь идет не обо всех, ибо есть еще элементы, напрочь лишенные моральных принципов, и потому наживающиеся на самом дорогом, светлом и самом святом.

В редакцию «Минвала» пришли престарелые родители и сестра Ровшана Шамсиева, погибшего в Геранбойском районе при исполнении служебного долга (именно так и написано на последней странице его воинской книжки) в 1995 году. Ровшан был солдатом-срочником, призванным в армию и попавшим на территорию Геранбойского района. Родители не верили, когда исполком и РВК (районный военный комиссариат) прислали похоронку – сухой отчет о гибели единственного сына. Отец даже писал в часть, где служил Ровшан, упрекая командиров в бессердечии и отсутствии желания хоть как-то помочь семье с похоронами.

Отметим, что все члены семьи Шамсиевых — уроженцы Лянкаранского района, люди весьма скромного достатка. В данный момент родители и сестра Ровшана проживают в тяжелейших условиях: их дом старый, практически полуразрушенный, вместо стекол окна затянуты полиэтиленом, крыша протекает, полы прогнили. Отец Ровшана – Шамсиев Ширван — работал трактористом (сейчас на пенсии), мать Ровшана тоже получает пенсию и подрабатывает уборщицей.

В жизни этих людей потеря Ровшана – не последняя трагедия: одну из их дочерей в 2006 году убило током, и остались они с одной-единственной дочерью, которая в данное время работает дворником.

Когда привезли с позиций гроб с телом сына, отец видел то, что от него осталось: лицо отсутствовало полностью, тело было изрешечено осколками. Но оказывается, это был еще не ад.

Ад начался после, когда после похорон своего сына Ширван Шамсиев пошел по инстанциям для оформления пособия, положенного семье после гибели сына. Несмотря на документы, в том числе и на имеющуюся справку о гибели Ровшана, пенсию официально почему-то не оформили, а предложили ежемесячно выплачивать пособие в 40 манатов – «цена крови» юноши, которому за два месяца до смерти исполнилось всего 20 лет…

«Цену крови» платили до 2016 года – чему свидетельствуют чеки, предъявленные изданию Ш. Шамсиевым. Затем и этих денег семья была по непонятным причинам лишена. Ш. Шамсиев неоднократно обращался в Минобороны с просьбами и письмами узаконить полагающийся пенсион, но вразумительного ответа так и не получил. На все его вопросы отвечали: имени вашего сына нет в списке шехидов. Кроме того, по словам крючкотворов данного ведомства, нет доказательств – как именно погиб Ровшан: при исполнении своего воинского долга или же во время несчастного случая. А деньги (неоформленные нигде, кстати) семье, оказывается, выплачивали «из жалости, сочувствуя их потере».

Конечно же, у Шамсиевых нет заключения патологоанатома, единственный документ, который они предъявляют – это свидетельство о смерти сына и запись в его воинской книжке, в которой черным по белому написано: погиб во время исполнения своего служебного долга. Но и тут крючкотворы нашли «зацепку»: надпись сделана на русском языке. Хотя, что это меняет? Факт остается фактом, даже если это будет написано на китайском.

Мы связались с военэкспертом Абузером Абиловым, и спросили насчет вердикта в воинской книжке, написанном на русском языке. Эксперт ответил, что в те годы в стране еще оставались офицеры — русские по национашьнгости и не все могли писать на титульном языке, а потому записи в солдатских книжках, сделанные на русском не были редкостью в те годы.

Кроме того, Ш. Шамсиев как отец погибшего в зоне военных действий, является членом организации Родителей шехидов. К пенсии матери тоже начисляли небольшую сумму (которая, как выяснилось, также нигде официально не была зафиксирована). И всякий раз сотрудник Минобороны Лянкаранского района отвечал: в случае чего вы никогда не докажете, что мы вам платили, так что лучше молчите, вопроса данного вообще не поднимайте нигде. Примечательно, что именно в 2016 году из-под пера главы государства вышло распоряжение о льготах, полагающимся семьям шехидов.

Семья пыталась действовать через Минтруда и соцзащиты, но и в этом ведомстве развели руками: фамилии Ровшана в списках шехидов не значится. А потому семья не имеет права ни на льготы, ни уж тем более на 11 тысяч манатов единовременной выплаты.

Потеряв надежду на справедливость, семья Шамсиевых решается на крайний шаг: доказать через суд, что их единственный сын – шехид, погибший при исполнении боевого задания в зоне военных действий.

В 2017-м году Ш. Шамсиев нанимает адвоката — некоего Эльчина Агаева (тоже жителя Лянкарана, сотрудника юридической консультации), чтобы он представлял их интересы в суде. Э. Агаев (который, по словам мужчины, по сути оказался обычным аферистом), в течении нескольких лет вымогал у семьи деньги – под видом того, что он «должен договориться с нужными людьми и «подмазать» им». Родители погибшего Ровшана до последнего момента верили своему земляку, а он в свою очередь понял, что его клиенты – люди неграмотные, и этот факт сильно раззадорил аппетиты так называемого «адвоката», который сначала потребовал за свои услуги 1500 манатов, а затем сдирал «на нужды дела» то 200, то 300, то 100 манатов … Нуждающаяся семья влезла в непосильную долговую петлю, так как отец брал деньги в кредит у банка. В результате сейчас и мать, и отец отдают в банк свою пенсию, чтобы их ветхий домишко с пакетами вместо стекол не ушел с молотка. А «адвокат», с треском проигравший суд (заседание которого, кстати, так и не началось), заявил, что денег у семьи не брал, а работал на них бескорыстно, исключительно за госпошлину, которую отец Ровшана заплатил в кассу юридической консультации. Но официально заверенных чеков на прочие расходы Э. Агаев Шамсиеву не давал.

По словам Ш.Шамсиева, Э. Агаев – человек обеспеченный: живет в большой комфортабельной квартире, разъезжает на личном авто, ни в чем себе не отказывает. Тогда остается открытым вопрос: что двигало этим человеком в тот момент, когда он сознательно шел на аферу, связанную с родителями погибшего на фронте 20-летнего мальчика?

Среди документов, представленных семьей Шамсиевых, была и та самая пресловутая «доверенность», согласно которой «адвокат» взялся представлять их интересы в суде. Но согласно последним изменениям в системе Коллегии адвокатов, представитель не имеет права по доверенности защищать интересы клиентов в судах. На это имеет право только человек, являющийся действительным членом Коллегии адвокатов. Но, судя по всему, Э. Агаев таковым не является, так как никаких соответствующих документов он семье не предъявлял.

«Минвалу» не удалось связаться с Э.Агаевым.

В связи со всем вышеперечисленными проблемами семья Шамсиевых просит через издание Minval.az помощи у соответствующих структур.

Мы, в свою очередь, искренне надеемся, что вопросом «адвоката» Э. Агаева вплотную займется Дисциплинарная комиссия при Министерстве юстиции, и если будет доказано, что он не является тем, за кого усиленно себя выдает, то им должны заняться  правоохранительные органы, так как мошенничество в сфере юриспруденции – как мы уже отметили выше – набирает гигантские обороты. А это недопустимо, учитывая положительно развивающуюся динамику работы, направленной главой государства на улучшение социального и экономического уровня в стране. Кроме того, надеемся, глобальные реформы коснутся и систему судопроизводства, которая должна быть прозрачной и честной. И главное – неподкупной. Чтобы родители тех, чьей кровью цементируется мир и территориальная целостность страны, не лишались имущества по вине чиновников и лже-«адвокатов», отнимающих у людей последние гроши, питая их такой гнусной, такой мерзопакостной «надеждой».

Яна Мадатова

Minval.az