«Самым главным в заявлении Сергея Лаврова является то, что впервые Россия однозначно признала, что Армения повинна в агрессии, что она посягает на Карабах. Фактически речь шла об этом. Никогда до этого Россия так однозначно не говорила об агрессивной устремленности армянской политики».

Такое мнение в интервью Minval.az высказал политолог Расим Агаев, комментируя заявление главы МИД России на XVI ежегодном заседании международного дискуссионного клуба «Валдай» в Сочи.

Ранее глава МИД России Сергей Лавров отметил, что заявление армянского премьера «Карабах — это Армения, и точка», не способствуют формированию соответствующей атмосферы для возобновления политического процесса.

По мнению Р.Агаева, Лавров был вынужден озвучить это заявление:

– Просто Россия не может не считаться с тем, что Армения не считается с Москвой. Ереван не намерен отказываться от западного направления. Армения пытается играть в самостоятельную игру на Южном Кавказе, и это связано не только с тем, что армянам свойственны всякие рассказы об их величии, их особой роли и так далее, нет! Это объясняется тем фактом, что Армения связала свою судьбу с Западом, и это меняет геополитическую ситуацию. Если данный процесс будет продолжен, а указаний на то, что кто-то в Армении собирается менять эту игру, пока что не имеется, то это внесет серьезные геополитические изменения в расклад сил, да и в целом, на саму общую ситуацию региона. Если же это произойдет, многое будет зависеть и от поведения Азербайджана.

Пока президент Ильхам Алиев у власти, и он является достойным продолжателем курса Гейдара Алиева – достаточно гибкого курса, отмечу. Но я не уверен в том, что завтра, если произойдут какие-то перемены (мы же не знаем, что будет через пять – десять лет и так далее), то какие отношения сложатся между Баку и Москвой? Куда повернет Азербайджан в той ситуации?

Если этот процесс отчуждения между Арменией и Россией, который мы сейчас наблюдаем, продолжится, это приведет к серьезным переменам. И России придется вносить корректировки. Какие именно, сложно сказать. Но можно сказать одно: традиционная ориентация России на Армению, как на христианский электорат Южного Кавказа, себя не оправдывает на данном историческом этапе.

Вначале мы это увидели во взаимоотношениях России и Грузии. Точнее, увидела Москва, потому что я лично давно вижу и знаю, что Ереван «плывет» не в том направлении, которое хотелось бы Москве. Хоть сейчас в Москве начинают это понимать, но поезд уже ушел. Москве нужно внести серьезные корректировки в свою политику, так как политика союзов, взятая на вооружение после краха СССР, к чему приложили достаточно сил Армения и Грузия, себя не оправдала на данном этапе. России не удалось выработать приемлемую политику, и это было связано с тем, что в свое время предпочтение в Москве отдавалось Армении, в том числе, и в ее конфликте с Азербайджаном. Сейчас проверку проходит сама долгосрочная политика России на Южном Кавказе, оказавшаяся, как видите, достаточно обоснованной. И беда не в азербайджанских националистах или в особенностях положения армян и армянства (в чем Москва должна была разобраться), нет! Москва не до конца разобралась в сущности фактора положения армянства в этом регионе.

Сейчас мы видим, что за это Москве приходится платить достаточно серьезную цену и России придется внести коррективы в эту политику. Но при этом Москва желает сохранить взаимоотношения, которые у нее сложились с независимыми республиками еще в советский период. Москва допустила очень много ошибок с учетом своего отношения к карабахскому конфликту — так же, как и было допущено много грубейших политических ошибок и с абхазской проблемой в Грузии. И то, и другое приводит к отчуждению…

Азербайджану на определенном этапе удалось восстановить отношения, придать новую динамику и содержание благодаря тому, что к власти пришел опытный политик Гейдар Алиев. И понадобились годы, чтобы «замазать» все то, что натворил Народный фронт.

В Москве все это учитывается. Все это отражается во взаимоотношениях, тем более, что Москва дала повод для критической оценки – той самой, которую политические силы были вынуждены дать с самого начала карабахского конфликта. Корень проблем Москвы кроется именно в этом. Если бы в свое время Москва смогла бы жестко остановить это дело так, как требовали законы и практика СССР, и поставить армян на место, позиции России на Южном Кавказе сегодня были бы намного прочнее, чем те, которые наблюдается сегодня. Но она не смогла это сделать и в результате Москва спровоцировала недоверие у азербайджанского народа. России приходится начать все сначала, так как ее заигрывания с Арменией ничего ей не дали. Армения как была западно ориентированной, так и осталась ею. И все разговоры о братстве армян и русских, все не более чем просто слова. Но никак не дела. Реальная политика армянства сегодня связана с Западом, и это серьезная проблема, так как Армении удается пользоваться этим преимуществом несмотря на то, что значительная часть армян проживает в России. Хотя, как мне говорили армянские политики, с которыми я имел возможность общаться, армяне не опасаются этого, считая, что армянство занимает особое место в расстановке сил в России и им ничего не угрожает. И опираясь на Запад, армяне могут сохранить позиции армянства и в России.

Вот какова политика в самой Армении, и на этот вызов армян Москва не нашла достойного ответа.

Бахтияр Сафаров

Minval.az